Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за апрель 2018
Арбитраж за март 2018
Арбитраж за февраль 2018
Арбитраж за январь 2018
Арбитраж за декабрь 2017
Арбитраж за ноябрь 2017
Арбитраж за октябрь 2017 года
Арбитраж за сентябрь 2017
Арбитраж за август 2017
Арбитраж за июль 2017
Арбитраж за июнь 2017
Арбитраж за май 2017 года
Арбитраж за апрель 2017
Арбитраж за март 2017 года
Арбитраж за февраль 2017
Арбитраж за январь 2017
Арбитраж за сентябрь
Арбитраж за июль
Арбитраж за июнь
На главную

Арбитраж за октябрь 2017 года

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ЗА ОКТЯБРЬ 2017 ГОДА

Определение ВС РФ от 25.09.2017 № 66-КГ17-10

ВС РФ сформулировал основные отличительные признаки трудового договора от договора подряда. В частности, суд указал следующее.

Договор подряда заключается для выполнения определенного вида работы, результат которой подрядчик обязан сдать, а заказчик принять и оплатить. Следовательно, целью договора подряда является не выполнение работы как таковой, а получение результата, который может быть передан заказчику. Получение подрядчиком определенного передаваемого (т.е. материализованного, отделяемого от самой работы) результата позволяет отличить договор подряда от других договоров. От трудового договора договор подряда отличается предметом договора, а также тем, что подрядчик сохраняет положение самостоятельного хозяйствующего субъекта, в то время как по трудовому договору работник принимает на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции (специальности, квалификации, должности), включается в состав персонала работодателя, подчиняется установленному режиму труда и работает под контролем и руководством работодателя; подрядчик работает на свой риск, а лицо, работающее по трудовому договору, не несет риска, связанного с осуществлением своего труда.

Определение ВС РФ от 11.09.2017 № 20-КГ17-7

Обстоятельствами, имеющими значение для дела при разрешении спора о расторжении трудового договора по инициативе работника, являются: наличие волеизъявления работника на увольнение по собственному желанию, которое может быть подтверждено только письменным заявлением самого работника, и добровольность волеизъявления работника на увольнение по собственному желанию. Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств. Отсутствие у работодателя подлинника заявления на увольнение по собственному желанию не может служить надлежащим доказательством наличия добровольного волеизъявления работника на увольнение по собственному желанию. В связи с чем увольнение признано незаконным.

Определение ВС РФ от 11.10.2017 № 305-КГ17-14040 по делу № А40-5888/2017

ВС РФ оставил в силе решения нижестоящих судов о признании решения налогового органа, принятого по результатам проведенной налоговой проверки, незаконным.

Налоговый орган привлек общество к налоговой ответственности за получение, по мнению проверяющих, необоснованной налоговой выгоды при финансово-хозяйственных операциях с недобросовестными контрагентами. В качестве доказательств налоговики указали, что спорные контрагенты не имеют в своем распоряжении управленческого, технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений и транспортных средств. Представленные обществом документы в подтверждение приобретения товара признаны налоговой инспекцией недостоверными, поскольку по результатам проведенной в ходе налоговой проверки почерковедческой экспертизы установлено, что подписи, выполненные на отдельных документах от имени генеральных директоров, им в действительности не принадлежат.

Общество не согласилось с решением проверяющих и обжаловало решение в арбитражном суде. Суды признали позицию общества правомерной, указав, в частности, следующее. Поскольку товар получен обществом от российского продавца на внутреннем рынке, то некорректное указание номера ГТД не является нарушением порядка выставления счета-фактуры и не является основанием для доначисления НДС.

Кроме того, спорный контрагент специализируется на торгово-посреднической деятельности в сфере именно оптовой торговли различными видами непродовольственных товаров, что подтверждается, в т.ч. выпиской из ЕГРЮЛ, данными бухгалтерской отчетности. При этом у спорного контрагента отсутствовала экономическая необходимость наличия крупного штата работников, специализированных складских помещений, а также собственного парка автотранспортных средств, что является обычной практикой для подобных организаций. Установление инспекцией таких обстоятельств, как отсутствие у контрагентов основных средств, производственных активов, трудовых ресурсов и транспорта не имеют правового значения, поскольку данные обстоятельства сами по себе не являются основанием признания недобросовестности самого общества и возложения на него ответственности за действия других лиц, а также не свидетельствует о направленности деятельности налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды, в отсутствие доказательств, подтверждающих согласованность действий участников рассматриваемых операций или опровергающих реальность хозяйственных операций.

Постановление АС Западно-Сибирского округа от 06.10.2017 № Ф04-4016/2017

ФСС проведена проверка общества, по результатам которой общество привлечено к ответственности. Основанием для доначисления страховых взносов, соответствующих сумм пени и штрафа послужил вывод проверяющих о занижении базы для начисления страховых взносов в результате невключения в нее премий, выплаченных работникам общества в честь общегосударственного праздника. Общество не согласилось с выводом проверяющих и обжаловало в суд.

Суд, удовлетворяя заявленные требования общества, указал, что спорная выплата непосредственно не связана с выполнением работниками трудовых обязанностей, носила разовый характер и была выплачена всем работникам общества в равной сумме вне зависимости от занимаемой должности, квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения работы, трудового стажа, вклада работников, то есть не является стимулирующей или компенсационной выплатой, суды сделали правильный вывод о том, что спорные суммы не являются объектом обложения страховыми взносами и не подлежат включению в базу для начисления страховых взносов.

Постановление АС Московского округа от 17.10.2017 № А40-250149/2016

Арбитражный суд отказал налогоплательщику в праве принятия к вычету сумм НДС по финансово-хозяйственным операциям со спорными контрагентами, имеющими признаки недобросовестных налогоплательщиков, указав, что при отсутствии надлежащих и достоверных доказательств формальное представление документов не является безусловным доказательством правомерности получения вычетов по НДС, а также доводы о регистрации контрагентов в ЕГРЮЛ, поскольку общество не доказало осуществление действий по проверке реальности существования указанных контрагентов как субъектов предпринимательской деятельности, а равно доказательств, указывающих на обстоятельства сотрудничества.

При этом суды приняли следующие доказательства, представленные налоговым органом. Согласно полученным инспекцией ответам налоговых органов по месту постановки контрагентов на налоговый учет, поставщики представляют нулевую налоговую отчетность, по месту регистрации не находятся, основными средствами и персоналом не располагают, получателями дохода являются только директора фирм. Анализ движения денежных средств по расчетным счетам показал как отсутствие перечисления денежных средств за аренду помещений, транспорта, на выдачу заработной платы, а также перечислений по уплате налогов, так и списание поступивших от заявителя денежных средств в тот же день на счета организаций, не осуществляющих реальной финансово-хозяйственной деятельности, не имеющих сотрудников и основных средств. Кроме того, в материалы дела инспекцией представлены протоколы допросов руководителей контрагентов, отрицавших свое участие в деятельности и управлении организаций. Согласно проведенной почерковедческой экспертизе подписи выполнены не указанными в таких документах лицах.

Постановление АС Поволжского округа от 04.10.2017 № Ф06-24870/2017

Управлением ФНС РФ принято решение об отказе в отражении в журнале учета сумм обязательных платежей налогоплательщика, не перечисленных банком в бюджетную систему РФ и признании исполненной обязанности заявителя по уплате налогов. Налоговики, принимая указанное решение, указали, что налогоплательщику могло быть известно о финансовых проблемах в банке.

Налогоплательщик обжаловал указанное решение. Суды, удовлетворяя требования общества, указали, что на момент предъявления платежного поручения в банк у налогоплательщика был достаточный остаток денежных средств для исполнения обязательств перед бюджетом. Довод налогового органа о том, что счет, открытый в банке не является единственным счетом общества, следовательно, общество имело возможность произвести оплату налога через любой из имеющихся у него счетов, правового значения при рассмотрении настоящего дела не имеет, поскольку действующим законодательством не предусмотрены ограничения количества счетов, открываемых налогоплательщиками в банках и иных кредитных организациях, а также необходимость согласования с налоговыми органами банка или иной кредитной организации, в которой налогоплательщик предполагает открыть соответствующий счет. Кроме того, высказывание в узкоспециализированных средствах массовой информации, не направленных на массового потребителя, предположений о техническом сбое в работе банка, тем более при наличии комментариев сотрудника банка о его устранении в короткое время, при отсутствии ограничений на проведение платежей в банке со стороны органа банковского надзора и при отсутствии иной информации о проведении контрольных мероприятий в банке, не может служить основанием для вывода о недобросовестности налогоплательщика, направившего платежное поручение об уплате налогов через соответствующий банк, поскольку клиенты кредитной организации, не являющиеся профессиональными участниками банковского сектора, как правило, не имеют сведений о возникновения проблем в банковском учреждении до того, как проблема приобрела общеизвестный характер. Именно по причине того, что такие субъекты не являются профессиональными участниками банковского сектора, возложение на них бремени отслеживания неофициальной, не ставшей общеизвестной информации о проблемах в банковском учреждении, является необоснованным.

 Постановление АС Северо-Западного округа от 01.09.2017 № А13-14539/2016

По результатам камеральной налоговой проверки декларации по НДС налоговая инспекция вынесла решения об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения и об отказе в возмещении частично суммы НДС, заявленной к возмещению. Основанием для отказа в возмещении послужил факт непредставления в налоговый орган счетов-фактур, указанных в книге покупок. Налогоплательщик в представленных возражениях указал, что в книге покупок допущена ошибка и фактически вычет заявлен по другим счетам-фактурам, которые представил в налоговый орган. Однако налоговики отказались принимать возражения налогоплательщика на том основании, что показатели налоговой декларации по НДС, в том числе налоговые вычеты, формируются на основании сведений о счетах-фактурах, полученных налогоплательщиком и, следовательно, отраженных в книге покупок, которая представляется вместе с декларацией, являясь, по сути, ее приложением.

Общество не согласилось с принятым решением налогового органа и обжаловало его в арбитражный суд. Суд, отменяя решение налоговиков, указал, что согласно НК РФ налогоплательщик обязан составить счет-фактуру, вести книги покупок и книги продаж. Также НК РФ установлено, что форма счета-фактуры и порядок его заполнения, формы и порядок ведения журнала учета полученных и выставленных счетов-фактур, книг покупок и книг продаж устанавливаются Правительством РФ. Вместе с тем в названной норме не установлено, что неверное ведение книги покупок может служить основанием для отказа налогоплательщику в принятии к вычету НДС, предъявленного поставщиком. Кроме того, каких-либо претензий к оформлению счетов-фактур и товарных накладных, к порядку их составления и содержанию, налоговая инспекция в оспариваемых решениях не отразила. Обстоятельств, связанных с неотражением в учете общества факта оприходования товара ни в акте проверки, ни в оспариваемых решениях не содержится.

Постановление АС Уральского округа от 02.10.2017 № Ф09-5453/17

Решением налоговой инспекции обществу отказано в зачете (возврате) налога, в связи с тем, что заявление общества подано по истечении трех лет со дня уплаты указанной суммы. Полагая, что названный отказ в возврате переплаты по налогу является незаконным, общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением. Суды, отказывая налогоплательщику, указали, что момент, когда налогоплательщик узнал или должен был узнать о факте излишней уплаты налога, подлежит определению с учетом оценки совокупности всех имеющих значение для дела обстоятельств (в частности, причины, по которой налогоплательщик допустил переплату налога, наличия у него возможности для правильного исчисления налога по данным первоначальной налоговой декларации, изменения действующего законодательства в течение рассматриваемого налогового периода), а также других обстоятельств, которые могут быть признаны судом в качестве достаточных для признания срока на возврат налога непропущенным. Как следует из материалов дела, налогоплательщик знал о переплате, как следует из актов сверки, однако не обратился в течение трехлетнего периода за возвратом (зачетом) соответствующей суммы переплаты.

Постановление АС Поволжского округа от 28.07.2017 № Ф06-22879/2017

Налоговой инспекцией проведена камеральная проверка представленной обществом уточненной налоговой декларации по НДС. По результатам проверки налоговым органом вынесено решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым инспекцией произведено уменьшение суммы налога, излишне заявленного к возмещению. Основанием уменьшения послужили выводы налогового органа о неправомерном применении заявителем налоговых вычетов по хозяйственным операциям с контрагентами, имеющими признаки недобросовестности.

Суды, отменяя решение налогового органа, указали, что установленные налоговым органом обстоятельства относительно спорных контрагентов - отсутствии у контрагентов общества необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности, в частности, персонала, основных средств, производственных активов, отсутствии расходов, характерных для реального осуществления финансово-хозяйственной деятельности, транзитном характере движения денежных средств по счетам, отсутствии организаций по месту нахождения, подписании документов неуполномоченными лицами - не могут быть признаны достаточными доказательствами для вывода о признании действий налогоплательщика недобросовестными. Кроме того, допустимых и относимых доказательств того, что общество приобрело соответствующие товары по иной схеме, инспекцией при проверке не установлено, в материалы дела не представлено. В отношении контрагентов заявителя суды также сделали вывод о проявлении достаточной и должной осмотрительности при заключении соответствующих сделок со стороны налогоплательщика. Суды установили, что между рассматриваемыми лицами установлены действительные деловые хозяйственные связи. Доказательств того, что денежные средства перечислялись произвольно, транзитом, и были обналичены или возвратились плательщику в виде выгоды, налоговым органом не представлено.

Постановление АС Центрального округа от 05.10.2017 № А54-6441/2016

В рамках камеральной проверки налоговой декларации по НДС налоговым органом принято решение об уменьшении суммы налога, подлежащей возврату (зачету). Основанием уменьшения заявленной суммы послужил вывод об отсутствии реальных финансово-хозяйственных взаимоотношений с одним из контрагентов.

Общество не согласилось с налоговым органом и обжаловало решение в суд. При этом налогоплательщик не обжаловал решение налоговиков, а подал иск имущественного характера с обязанием возвратить налоговый орган излишне уплаченные суммы НДС.

Суды, удовлетворяя требования общества, указали следующее. В целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, связанных с применением положений части первой НК РФ в пункте 65 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 "О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации" указано, что при рассмотрении исков налогоплательщиков, в том числе о возврате (возмещении) сумм налогов, пеней, штрафа, судам необходимо исходить из того, что положения НК РФ не содержат специальных требований об обязательной досудебной процедуре урегулирования таких споров. Поэтому указанные имущественные требования налогоплательщик может предъявить в суд независимо от оспаривания ненормативных правовых актов налоговых органов и по основаниям, в том числе, необоснованности начисления сумм налога, пеней, штрафа, уплатив государственную пошлину в соответствующем размере. В связи с чем, суды правильно указали, что обращаясь в арбитражный суд за защитой своего права на возмещение НДС, налогоплательщик вправе предъявить как требование неимущественного характера - об оспаривании решения (бездействия) налогового органа, так и требование имущественного характера - о возмещении суммы НДС.

Выбор способа защиты прав, как и формирование (формулирование) требований заявления (искового заявления) относится к исключительной компетенции истца (заявителя), и должны осуществляться с таким учетом, что удовлетворение судом именно предъявленных требований приведет к наиболее быстрому и эффективному восстановлению нарушенных (оспариваемых) прав или защите интересов. В рассматриваемой ситуации общество свой имущественный интерес (возмещение из бюджета НДС) защищало посредством предъявления в суд требования об обязании Инспекции возместить из бюджета НДС. Судами правомерно определено данное требование, как имущественное, тем более налогоплательщиком уплачена соответствующая государственная пошлина.

Также суды верно акцентировали внимание на следующем. Налогоплательщик вправе обратиться в суд с заявлением имущественного характера, и это право связано с тем, что срок давности на оспаривание в суде ненормативного акта налогового органа составляет три месяца, тогда как срок давности на подачу имущественного иска составляет три года.

Самостоятельная подача имущественного иска в течение трехлетнего срока является дополнительной гарантией реализации конституционного права налогоплательщика на судебную защиту.

Если бы право налогоплательщика на подачу имущественного иска было обусловлено исключительно судебным оспариванием ненормативного акта, то имущественный иск был бы лишен самостоятельного значения, и не достигалась бы цель предоставления гарантии реализации права на судебную защиту в течение трехлетнего срока, поскольку налогоплательщик в любом случае был бы связан трехмесячным сроком на подачу неимущественного иска.


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 01.09.2017г. по 31.08.2018г. Страховой полис №  170Е0370R4350 от 31.08.2017г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2017г. по 29.10.2018г. Страховой полис № 170Е0370R4989 от 30.10.2017г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru