Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за август 2018
Арбитраж за июль 2018
Арбитраж за июнь 2018
Арбитраж за май 2018
Арбитраж за апрель 2018
Арбитраж за март 2018
Арбитраж за февраль 2018
Арбитраж за январь 2018
Арбитраж за апрель 2017
Арбитраж за март 2017 года
Арбитраж за февраль 2017
Арбитраж за январь 2017
Арбитраж за сентябрь
Арбитраж за июль
Арбитраж за июнь
На главную

Арбитраж за март 2018

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за март 2018 года

 Определение ВС РФ от 06.03.2018 № 304-КГ17-8961 по делу № А27-25564/2015

По результатам выездной налоговой проверки общество привлечено к ответственности. Основанием доначисления налогов послужил вывод налогового органа о том, что при отнесении процентов по непогашенным долговым обязательствам перед иностранной организацией SUEK PLC (Республика Кипр) к расходам, признаваемым в налоговом учете, общество не учло ограничения, установленные НК РФ, и не произвело расчет предельных процентов по непогашенной задолженности по договорам займа перед иностранной организацией для целей налогообложения, в результате чего вся сумма начисленных по договорам займа процентов необоснованно отнесена на внереализационные расходы. Установив положительную разницу между начисленными процентами и предельными процентами, исчисленными в соответствии с порядком, установленным НК РФ, инспекция квалифицировала данную разницу в качестве дохода иностранной организации в виде дивидендов и, признав общество налоговым агентом, доначислила подлежащий уплате налог на прибыль по ставке 10 процентов от общей суммы дивидендов.

Общество не согласилось с налоговым органом, указав, что в соответствии с соглашением об избежании двойного налогообложения между и РФ и Республикой Кипр не должны подлежать иному или более обременительному, чем налогообложение и связанные с ним требования, которым подвергаются или могут подвергаться другие подобные предприятия упомянутого государства. Учитывая, что порядок отнесения процентов по долговым обязательствам в состав расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль, установленный нормами НК РФ, является более обременительным, чем в отношении иных предприятий РФ, то специальные нормы НК РФ в рассматриваемом случае не применяются. В связи с чем, расчет предельной величины признаваемых в налоговом учете процентов не осуществляется, а все проценты подлежат включению в состав расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль. При этом если лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, является резидентом другого государства, то взимаемый таким образом налог не должен превышать 5% от общей суммы дивидендов, если лицо, имеющее фактическое право на дивиденды, прямо вложило в капитал компании, выплачивающей дивиденды, сумму эквивалентную не менее 100 000 евро; 10% - от общей суммы дивидендов во всех остальных случаях.

Однако суд первой инстанции, признавая позицию общества неправомерной, указал, что при таком построении бизнеса российской компании, когда имеют место высокая доля долга, аффилированность заемщика и кредитора, в лице которого выступает не только иностранная компания, но и российская компания, аффилированная с иностранной компанией, рассматриваемой нормой Налогового кодекса вводится ограничение по учету процентов в составе расходов, направленное на противодействие злоупотреблениям в налоговых правоотношениях.

Также суды пришли к верному выводу об отсутствии прямого участия иностранной организации (которая не является напрямую владельцем акций налогоплательщика), следовательно, ставка в размере 5% не применяется.

При этом ВС РФ, отменяя решения судов и направляя на новое рассмотрение, указал, что право на применение пониженной ставки налога зависит не только от достигнутого размера вложения в капитал, но также - от осуществления указанного вложения лицом, имеющим фактическое право на доходы в виде дивидендов. Согласно Комментариям ОЭСР к статье 10 Модельной конвенции термин "фактический получатель (бенефициарный собственник) дохода" применяется не в узком техническом смысле, а должен пониматься, исходя из целей и задач международных договоров об избежании двойного налогообложения, и с учетом таких основных принципов, как предотвращение злоупотребления положениями договора и преобладание сущности над формой. В частности, с целями и задачами Модельной конвенции несовместимо предоставление освобождения от уплаты налога у источника выплаты дохода в случае, когда получающий доход резидент другого государства выступает в качестве подставного лица для другого субъекта, который фактически является бенефициаром рассматриваемого дохода. Учитывая тот факт, что судами не исследовался вопрос о конечном бенефициаре, то решение суда подлежит отмене и направлению на новое рассмотрение.

Определение ВС РФ от 16.03.2018 № 305-КГ17-19973 по делу № А40-230080/2016

По результатам проведения камеральной налоговой проверки уточненной налоговой декларации, поданной в 2013 году за налоговый период 2010 года, подтвержден факт наличия у налогоплательщика переплаты по налогу на прибыль. При этом уточненная декларация была представлена за налоговый период 2010 года, который был проверен в ходе выездной налоговой проверки. Налоговый орган в 2015 году принял решение о проведении повторной выездной налоговой проверки за период представления уточненной декларации по налогу на прибыль.

Полагая свои права нарушенными в результате назначения выездной налоговой проверки, заявитель обратился в арбитражный суд с заявлением, в котором просил признать решение инспекции о назначении повторной выездной налоговой проверки недействительным.

Суды трех инстанций отказали налогоплательщику в удовлетворении заявленных требований.

Судьи ВС РФ, удовлетворяя заявленные требования общества, указали, что предоставляемое налоговым органам нормами НК РФ право на  проведение повторной проверки в случае представления уточненной налоговой декларации (в части внесенных уточнений) за проверенный период без ограничения глубины периода проверки трехлетним сроком, не означает, что в случае подачи налогоплательщиком уточненной налоговой декларации повторная выездная проверка может быть инициирована налоговым органом в любое время - без учета разумности срока, прошедшего с момента подачи уточненной налоговой декларации. При рассмотрении дела суды установили, что повторная выездная налоговая проверка назначена спустя двухлетний срок после представления в налоговый орган уточненной налоговой декларации, что само по себе является значительным сроком. При этом доводы налогового органа, обосновывающие обстоятельства, связанные с назначением повторной выездной налоговой проверки, суды оставили без соответствующей правовой оценки. На основании указанных обстоятельств судьи ВС РФ пришли к выводу, что в отсутствие оценки разумности срока назначения повторной выездной проверки, в данной ситуации вывод судов о том, что решение инспекции о назначении проверки не нарушает права и законные интересы общества, не может быть признан правомерным.

Постановление АС Уральского округа от 20.03.2018 № Ф09-365/18

Общество привлечено к налоговой ответственности по результатам камеральной проверки. Основанием для доначисления явилось применение налоговых вычетов по хозяйственной операции с контрагентом, имеющим признаки «однодневки». В качестве доказательств налоговым органом приведено следующее. Контрагент по юридическому адресу не находится, директор и участник спорного контрагента отрицает причастность к хозяйственной деятельности последнего. Также контрагент не располагал необходимыми финансовыми, техническими, материальными и трудовыми ресурсами для осуществления финансово-хозяйственной деятельности, исходя из налоговой декларации, названное общество несло минимальную налоговую нагрузку, движение денежных средств носило транзитный характер; операции реализации в адрес налогоплательщика по спорным счетам-фактурам в налоговой декларации по НДС не отражались; запрошенные налоговым органом документы по хозяйственным связям с налогоплательщиком не представлены.

Суды, признавая решение налогового органа недействительным, указали, что налоговая выгода может быть признана необоснованной либо при доказанности отсутствия реальности спорной хозяйственной операции, либо неосмотрительности налогоплательщика в выборе проблемного контрагента, указывающего в подтверждающих документах недостоверные сведения и не осуществляющего реальной предпринимательской деятельности. Установив реальность спорной хозяйственной операции и проявление налогоплательщиком должной степени осмотрительности при выборе контрагента суды поддержали налогоплательщика.

Постановление АС Поволжского округа  от 16.03.2018 № Ф06-30973/2018

По результатам камеральной проверки расчета по форме 6-НДФЛ общество привлечено к ответственности с учетом применения смягчающих вину обстоятельств. Общество не согласилось с решение налогового органа и обжаловало решение в суд.

Судьи, частично удовлетворяя заявленные обществом требования, указали, что нормами НК РФ установлено право, в том числе суда, снизить размер ответственности не менее чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей НК РФ, при наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства. Суды, оценив в соответствии с положениями АПК РФ представленные в материалы дела доказательства, пришли к выводу о наличии смягчающих ответственность обстоятельств (совершение налогового правонарушения впервые) и дополнительно снизили штраф. При этом суды отклонили довод налогового органа о том, что факт совершения правонарушения впервые, а также добросовестное исполнение обязанностей налогоплательщика и полная уплата сумм налога не могут расцениваться в качестве смягчающих ответственность.

Постановление АС Поволжского округа от 14.03.2018 № Ф06-25381/2017

По результатам рассмотрения материалов камеральной налоговой проверки общество привлечено к ответственности. Основанием для доначисления налога, соответствующих сумм пени и штрафных санкций послужил вывод налогового органа о неправомерном заявлении налогоплательщиком налоговых вычетов по НДС по сделкам с контрагентом, имеющим признаки недобросовестного налогоплательщика.

Общество, не согласившись с решением налогового органа, обжаловало его в суд. Судьи, отказывая в удовлетворении заявленных требований, указали, что не смотря на то, что проверяющими факт наличия товара и его доставки до общества не оспаривается, однако, совокупность установленных обстоятельств свидетельствует об отсутствии реальной поставки товара заявителю именно спорным контрагентом. При этом материалами дела подтверждается согласованность действий налогоплательщика и спорного контрагента с целью получения необоснованной налоговой выгоды путем создания формального документооборота при отсутствии реальной экономической деятельности. Также установлено, что руководители обществ знакомы друг с другом в силу родственных отношений между супругами указанных лиц, при таких обстоятельствах, отношения между этими лицами могли повлиять на результаты сделок по реализации товаров (работ, услуг).

Постановление АС Московского округа  от 15.03.2018 № А40-70718/2017

По результатам камеральной проверки общество привлечено к ответственности за несвоевременное удержание и перечисление НДФЛ.

Общество, не отрицая факт неудержания и неперичисления НДФЛ в бюджет, не согласилось с привлечением к ответственности, поскольку имело переплату по НДС, в связи с чем, по мнение общества, налоговый орган обязан был перезачесть переплату по НДС в счет погашения недоимки по НДФЛ.

Суды, отказывая в удовлетворении заявленных требований общества, указали, что за весь отчетный период 2 квартал 2016 г. не перечислило в бюджет, удержанный при выплате дохода работникам НДФЛ, наличие у общества переплаты по НДС не может освобождать его от налоговой ответственности, поскольку наличие данной переплаты никак не повлияло на задолженность по уплате НДФЛ, проведение зачета без заявления общества невозможно, поскольку налоговый орган до представления обществом расчета по НДФЛ за спорный отчетный период не мог знать о том, что у него имеется задолженность по этому налогу, имевшаяся у заявителя переплата по НДС в соответствии с бюджетным законодательством была зачислена в федеральный бюджет, а задолженность в связи с неперечислением НДФЛ возникла у общества перед бюджетами субъекта РФ и местными бюджетами, таким образом, образовавшиеся вследствие этого негативные последствия - недофинансирование соответствующих бюджетов, расценены налоговым органом как свидетельствующие о совершении обществом налогового правонарушения и невозможности смягчения размера ответственности за его совершение.

Постановление АС Волго-Вятского округа от 22.02.2018 № А43-13849/2016

Основанием привлечения к налоговой ответственности общества послужил вывод проверяющих о неправомерном принятии к вычету НДС по операциям с контрагентами, имеющими признаки «однодневок».

Суд, отменяя решение налогового органа, указал следующее. В проверяемом периоде спорные контрагенты осуществляли реальную экономическую деятельность, соответствующую видам деятельности, указанным в ЕГРЮЛ, сдавали установленную отчетность и уплачивали налоги. Представленные в обоснование заявленных налоговых вычетов документы по сделкам позволяют идентифицировать данные организации в качестве поставщиков и характер операций с ними; объем товара, реализованного спорными контрагентами, сопоставим с объемом приобретенного ими аналогичного товара. В материалах дела отсутствуют доказательства взаимозависимости Общества со спорными контрагентами и контрагентами второго и третьего звена. Суд пришел к выводам о том, что инспекция не доказала отсутствие реальных хозяйственных отношений между организациями, в связи с чем налогоплательщиком соблюдены условия, необходимые для применения налоговых вычетов по НДС.

Постановление АС Уральского округа от 19.03.2018 № Ф09-260/18

Основанием для привлечения к ответственности по результатам выездной налоговой проверки явился вывод налогового органа об отсутствии реальности взаимоотношений проверяемой организации со спорными контрагентами и между налогоплательщиком и спорными контрагентами создан формальный документооборот. В качестве доказательств налоговым органом, в частности, представлены следующие доказательства: отсутствие у спорных контрагентов транспортных средств и производственного персонала для осуществления финансово-хозяйственной деятельности; отсутствие контрагентов по адресу их регистрации; все документы подписаны не установленными лицами, их руководители и учредители являются «номинальными», «массовыми»; анализ движения денежных средств по расчетным счетам контрагентов свидетельствует о «карусельном» характере движения денежных средств.

Суды, оценивая представленные сторонами доказательства, пришли к выводу о наличии реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций со спорными контрагентами. Основанием к таким выводам явились соответствующие обстоятельства, а именно:

- представленные счета-фактуры, необходимые для подтверждения права на применение налогового вычета по НДС, содержат все обязательные реквизиты, позволяют определить содержание и участников хозяйственных операций. Каких-либо нарушений по оформлению первичных документов, представленных налогоплательщиком в обоснование права на вычет, инспекцией не установлено;

- соответствующие операции отражены налогоплательщиком в книге покупок и также бухгалтерском учете;

- приобретенные у спорных контрагентов товарно-материальные ценности использованы обществом в дальнейшем в целях осуществления своей предпринимательской (финансово-хозяйственной) деятельности;

- факт ведения реальной финансово-хозяйственной деятельности спорными контрагентами следует из заключения спорными контрагентами договоров на оказание услуг с третьими лицами, фактического исполнения данных договоров, а также их оплаты;

- показаниями свидетелей;

- отсутствие доказательств подконтрольности налогоплательщику спорных контрагентов.

Постановление АС Уральского округа от 28.02.2018 № Ф09-9105/17

Инспекция считает, что работая напрямую с физическими лицами - водителями и предпринимателями, общество не имело бы налоговых вычетов по НДС со стоимости оказанных ими транспортных услуг, поэтому для формального выставления счетов-фактур с выделением сумм налога отдельной строкой были привлечены спорные контрагенты. Участие контрагентов в спорных хозяйственных операциях носило искусственный характер и сводилось лишь к оформлению документов с исключительной целью получения обществом необоснованной налоговой выгоды; установление факта вовлечения налогоплательщиком в хозяйственные операции спорных контрагентов, свидетельствует не о неосторожном заблуждении общества в отношении данных лиц, а о сознательном их использовании в организованной схеме незаконной минимизации своих налоговых обязанностей, создании видимости правомерного поведения налогоплательщика.

Суд, отменяя решение налогового органа, указал, что реальность выполнения хозяйственных операций подтверждается представленными в дело договорами, счетами-фактурами, товарными накладными, регистрами бухгалтерского учета, оприходованием спорной продукции; товар обществу фактически поставлен, материалы проверки доказательств обратного не содержат, факт приобретения налогоплательщиком товара налоговым органом не опровергнут; доказательств того, что товар поставлялся и услуги оказывались иными лицами, налоговый орган не представил; налогоплательщик проявил необходимую осмотрительность при заключении спорных договоров, а именно: общество запросило у контрагентов документы, подтверждающие их правоспособность (устав, свидетельство о государственной регистрации, свидетельство о постановке на учет в налоговый орган), перед заключением сделок обществом получены приказы о назначении, спорные контрагенты не являются компаниями, имеющими признаки недобросовестности, не находились в процессе реорганизации или ликвидации, полномочия директоров были подтверждены документально, руководители не числятся в списке дисквалифицированных лиц; виды деятельности контрагентов соответствуют предметам заключенных договоров; в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие согласованность действий налогоплательщика и его контрагентов, направленных на совершение сделок с целью неуплаты (неполной уплаты) и (или) зачета (возврата) сумм налога, отсутствуют доказательства подконтрольности контрагентов, иные факты имитации хозяйственных связей и/или доказательства аффилированности сторон сделки; сделки, заключенные налогоплательщиком со спорными контрагентами, соответствовали его обычной деятельности, не являлись крупными сделками, требующими повышенного внимания при их заключении.


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 01.09.2018г. по 31.08.2019г. Страховой полис №  170Е0370R4350 от 31.08.2018г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2017г. по 29.10.2018г. Страховой полис № 170Е0370R4989 от 30.10.2017г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru