Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Отчеты
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за август 2019
Арбитраж за июль 2019
Арбитраж за июнь 2019
Арбитраж май 2019
Арбитраж за апрель 2019
Арбитраж за март 2019
Арбитраж за февраль 2019
Арбитраж за январь 2019 года
Арбитраж за декабрь 2018
На главную

Арбитраж за февраль 2019

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за февраль 2019 года

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ ОТ 01.02.2019 № 7-П

«ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОДПУНКТА «П» ПУНКТА 2 ПЕРЕЧНЯ ВИДОВ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЫ И ИНОГО ДОХОДА, ИЗ КОТОРЫХ ПРОИЗВОДИТСЯ УДЕРЖАНИЕ АЛИМЕНТОВ НА НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ДЕТЕЙ, В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНИНА Г.А. БЕЛОСКОВА»

Признан не соответствующим Конституции РФ подпункт «п» пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей[1], в той мере, в какой он допускает удержание алиментов на несовершеннолетних детей с выплачиваемых работодателем алиментообязанному работнику сумм компенсации за использование личного транспорта., в той мере, в какой он допускает удержание алиментов на несовершеннолетних детей с выплачиваемых работодателем алиментообязанному работнику сумм компенсации за использование личного транспорта.

Таким образом, в соответствии с данным Постановлением с сумм компенсации за использование личного транспорта работника и сумм возмещения расходов, связанных с его использованием, удержание алиментов не производится.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 05.02.2019 № 309-КГ18-14683

Организация как налоговый агент не перечислила в установленный срок НДФЛ, удержанный из доходов работников. Общество, обратившись в арбитражный суд с заявлением о признании ненормативного акта недействительным, заявило ходатайство об уменьшении размера штрафа в связи с наличием смягчающих вину обстоятельств.

Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с доводами налогоплательщика и снизили размер штрафа до нуля рублей.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ указала, что своими постановлениями суды фактически освободили организацию от ответственности за совершение налогового правонарушения.

Пунктом 3 статьи 114 НК РФ установлен лишь минимальный предел снижения налоговой санкции, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (например, характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения) вправе уменьшить размер взыскания и более чем в два раза. Однако уменьшение суммы штрафа более, чем в два раза не свидетельствует о возможности получить от совершенного действия нулевой результат.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 11.02.2019 № 306-ЭС18-16390

Согласно условиям договора уступки стороны договорились об установлении денежной оценки права требования долга в размере 60% от взысканной суммы при условии фактического исполнения обязанности должником.

Приведенные условия договора уступки, по мнению суда округа, ставят оплату переуступленного права по указанному договору в зависимость от результата рассмотрения спора в арбитражном суде, то есть содержат условие «о гонораре успеха», которое является неприемлемым.

Верховный суд признал данные выводы суда ошибочными. В частности, условие договора уступки об инкассо-цессии (цессия для целей взыскания), посредством которой требование уступается новому кредитору с условием уплаты части взысканных денежных средств, не противоречит нормам закона, выражает волю сторон на избрание такого способа оплаты уступаемого права требования. Отсутствие цены передаваемого требования не делает договор уступки недействительным или незаключенным.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 28.01.2019 № 78-КГ18-74

Сотрудница в 2014 году не получила премию, однако в суд обратилась только в 2017 году, поскольку находилась в отпусках по беременности и родам, по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора и трех лет.

Суды первых двух инстанций признали неуважительными причины пропуска трехмесячного срока для обращения в суд за разрешением спора о взыскании премиальной части заработной платы и в удовлетворении требований отказали.

Однако Верховный суд с данными выводами не согласился и восстановил срок исковой давности. По мнению судебной коллегии, во время нахождения в указанных отпусках приоритетными обязанностями для сотрудницы являлись защита ее здоровья в период беременности, защита интересов ее малолетних детей и забота о них.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 12.02.2019 № 305-КГ18-24960

Заявителем были совершены действия по перечислению через банк дивидендов в адрес физических лиц, а также уплата НДФЛ. Однако в связи с отсутствием на корреспондентском счете банка достаточных средств, денежные средства в счет оплаты НДФЛ не поступили в бюджет.

Впоследствии налогоплательщик неоднократно обращался в налоговый орган с заявлением о возврате денежных средств из бюджета (НДФЛ с первоначальной оплаты дивидендов). Заявления общества налоговым органом оставлены без удовлетворения.

Полагая, что действия инспекции не соответствуют требованиям действующего законодательства, общество обратилось в арбитражный суд.

Суд первой инстанции не нашел оснований для зачета и/или возврата соответствующих сумм налога Заявителю в связи с фактическим непоступлением денежных средств в бюджет. Отказывая в удовлетворении требований суд указал на осведомленность заявителя о проблемах банка в период осуществления первых (спорных) платежей, что не свидетельствует о добросовестности налогоплательщика.

Суд апелляционной инстанции не усмотрел недобросовестности налогоплательщика, указал, что уплата налога при отсутствии законного на то основания (когда после уплаты налога выясняется факт отсутствия объекта налогообложения) является переплатой налога, а не ошибочно перечисленной суммой денежных средств общества по реквизитам налога, следовательно, применительно к возникшей ситуации, сумма налога подлежала возврату.

Однако Верховный суд оставил решение первой инстанции в силе.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 14.01.2019 № 5-КГ18-259

Гражданка обратилась в суд с иском к обществу о признании заключенного с ней договора подряда на создание программы трудовым и восстановлении ее на работе.

В обоснование заявленных требований истец ссылалась на то, что она исполняла обязанности инженера-программиста по имеющейся в штатном расписании должности. В заключенном с ней договоре на создание программы помимо условий, характеризующих договор подряда (выполнение определенной работы в установленные сроки) были также включены условия, характерные для трудового договора, а именно: определено рабочее место, возложена обязанность подчиняться правилам внутреннего трудового распорядка. Помимо указанного она прошла вводный инструктаж по охране труда, медицинский осмотр, что подтверждено отметками должностных лиц Общества.

Суд первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении требований, однако Верховный суд направил дело на новое рассмотрение, указав следующее.

Договор подряда заключается для выполнения определенного вида работы, результат которой подрядчик обязан сдать, а заказчик принять и оплатить. Следовательно, целью договора подряда является не выполнение работы как таковой, а получение результата, который может быть передан заказчику. Получение подрядчиком определенного передаваемого (т.е. материализованного, отделяемого от самой работы) результата позволяет отличить договор подряда от других договоров.

От трудового договора договор подряда отличается предметом договора, а также тем, что подрядчик сохраняет положение самостоятельного хозяйствующего субъекта, в то время как по трудовому договору работник принимает на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции (специальности, квалификации, должности), включается в состав персонала работодателя, подчиняется установленному режиму труда и работает под контролем и руководством работодателя; подрядчик работает на свой риск, а лицо, работающее по трудовому договору, не несет риска, связанного с осуществлением своего труда.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 14.02.2019 № 305-ЭС18-18538

Как следует из материалов дела, исполнитель и заказчик заключили договор, по условиям которого исполнитель обязался оказать услуги по представлению интересов заказчика по делу в суде. Неисполнение заказчиком обязательства по оплате услуг по данному договору явилось поводом для обращения исполнителя в арбитражный суд с иском о признании должника банкротом. В рамках дела о банкротстве суд взыскал с должника задолженность за юридические услуги в полном объеме.

Однако конкурсный кредитор обжаловал данное решение, сославшись на завышенную стоимость юридических услуг.

Апелляционный суд установил размер задолженности исходя из объема фактически оказанных услуг и их реальной цены, определенной по среднерыночной стоимости аналогичных услуг.

По результатам рассмотрения кассационных жалоб судебная коллегия оставила апелляционное решение в силе, придя к следующим выводам.

В обычных условиях хозяйственного оборота при возникновении спора по поводу оплаты юридических услуг заказчик, принявший эти услуги без претензий по объему и качеству, не вправе впоследствии возражать по поводу завышения их стоимости по отношению к среднерыночным расценкам.

Однако, в условиях несостоятельности заказчика, когда требование исполнителя юридических услуг противопоставляется интересам прочих кредиторов, не участвовавших в согласовании цены, последние вправе оспаривать как сам факт оказания этих услуг, так и их стоимость, ссылаясь помимо прочего на явно завышенную цену услуг по сравнению со среднерыночной.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 18.01.2019 № 19-АД18-32

Основанием для привлечения общества к административной ответственности на основании части 1 статьи 5.27 КоАП РФ послужили выводы Государственной инспекции труда о нарушении порядка применения дисциплинарного взыскания за прогул в виде увольнения водителя.

Однако Верховный суд признал данный акт незаконным исходя из следующего.

Спор относительно правомерности применения дисциплинарного взыскания в силу ст. 381 ТК РФ является индивидуальным трудовым спором, подлежащим рассмотрению комиссией по рассмотрению трудовых споров либо судом в рамках гражданского судопроизводства.

В свою очередь, государственная инспекция труда, выполняя функцию по надзору и контролю за работодателями, выявляет правонарушения, но не решает трудовые споры, так как не является органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров и не может его заменить.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА ОТ 30.01.2019 № А64-1801/2018

Из решения инспекции следует, что основанием для доначисления обществу спорной суммы налога на прибыль, соответствующих сумм пени и налоговой санкции, послужили выводы инспекции о неправомерном включении в состав внереализационных расходов безнадежной к взысканию задолженности контрагента-банкрота в периоде принятия арбитражным судом решения о завершении конкурсного производства.

Однако суд отклонил довод налогового органа о том, что надлежащим документом, подтверждающим безнадежность долга в случае признания должника банкротом, является только документ, подтверждающий внесение записи в ЕГРЮЛ о ликвидации организации, поскольку прекращение обязательства на основании акта государственного органа (определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства) является самостоятельным основанием для признания долга безнадежным наряду с ликвидацией организации-должника.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА ОТ 22.01.2019 № А56-9767/2018

По мнению Инспекции, Обществом неправомерно включена в состав внереализационных расходов по налогу на прибыль стоимость ликвидируемого объекта незавершенного строительства. Налоговый орган пришел к выводу, что в отношении объектов незавершенного строительства в целях налогообложения прибыли принимаются лишь расходы, связанные с их ликвидацией. Сама стоимость такого объекта не уменьшает налогооблагаемую прибыль организации.

Суды первой и апелляционной инстанции признали выводы налогового органа обоснованными.

Однако, по мнению кассационного суда, принятые судебные акты по рассматриваемому эпизоду подлежат отмене, поскольку включение налогоплательщиком стоимости объекта незавершенного строительства при его ликвидации в состав внереализационных расходов корреспондирует закрепленному в подп. 8 п. 1 ст. 265 НК РФ положению, допускающему при ликвидации основного средства включение в состав расходов его остаточной стоимости.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА ОТ 10.01.2019 № А79-12577/2017

Контрагент перечислил обществу авансы по соглашению о разработке карьера с учетом НДС. В дальнейшем стороны договорились о прекращении обязательств, возникших из заключенного соглашения о разработке карьера, новацией в заемное обязательство. Соответствующую сумму НДС организация приняла к вычету.

По мнению налогового органа, право на вычет у общества отсутствовало, поскольку авансы не были возвращены.

Однако суды поддержали налогоплательщика. Поскольку операции по получению займа в денежной форме не подлежат налогообложению, исчисленная ранее к уплате в бюджет сумма НДС с полученных авансовых платежей является излишне уплаченным налогом с момента заключения соглашения о новации.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА ОТ 16.01.2019 № А55-5410/2018

Инспекция со ссылкой на проведение камеральной проверки налоговой декларации по НДС выставило в адрес общества требование о представлении документов (информации) за период, не совпадающий с периодом проверки (включая товарно-транспортные накладные, акты приема-передачи выполненных работ, акт сверки расчетов, сертификаты соответствия, заявки на поставку товара, информацию о том, каким образом происходит доставка товаров до покупателя).

Полагая, что требование налогового органа является незаконным, общество обжаловало его в судебном порядке. Однако суды отклонили доводы заявителя о том, что инспекция запросила документы за период, не являющимся предметом камеральной налоговой проверки.

По мнению судебных органов, относимость истребуемых документов к проверяемому периоду и их оценка находятся в компетенции налогового органа, осуществляющего проверку. Из Налогового кодекса не следует, что инспекция обязана обосновывать связь истребуемых документов с проводимой налоговой проверкой, достаточно указания в требовании на данное обстоятельство. Отношение конкретных документов (информации) к интересующему налоговый орган налогоплательщику, круг устанавливаемых обстоятельств определяет должностное лицо проверяющего налогового органа, а не лицо, которому адресовано требование о предоставлении документов (информации).

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 29.01.2019 № А40-12924/2018

Между Обществом (Заимодавец) и сотрудником Общества (Заемщик) был заключен договор беспроцентного займа о предоставлении займа с графиком погашения долга, а позднее – подписано Соглашение о прощении части долга по этому договору займа.

По результатам проверки Пенсионный фонд доначислил на сумму прощенного долга страховые взносы.

Однако суд признал доначисление незаконным, поскольку сумма прощенного работнику по договору займа долга не является частью системы оплаты труда, а следовательно, не подлежит включению в базу для начисления страховых взносов. В подтверждение данной правовой позиции суд сослался на совместное письмо Минфина РФ и ФНС от 26.04.2017 № БС-4-11/8019.

 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА ОТ 12.12.2018 № 33-54921/2018

В соответствии с трудовым законодательством не допускается увольнение работника по инициативе работодателя (за исключением случая ликвидации организации) в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске.

Вместе с тем, срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия (ст. 79 ТК РФ). Истечение срока трудового договора не зависит от воли работодателя и относится к общим основаниям увольнения. Поэтому наличие листка временной нетрудоспособности не препятствует увольнению в связи с окончанием срока действия трудового договора.

 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА ОТ 10.12.2018 № 33-54292/2018

Сотрудница была уволена в связи с отсутствием на рабочем месте в течение длительного времени. Сотрудница обратилась в суд о восстановлении ее на работе. Требования мотивированы тем, что в день увольнения она уже находилась в состоянии беременности, а расторжение трудового договора по инициативе работодателя с беременной женщиной не допускается.

Суд признал увольнение незаконным, так как увольнение беременной женщины по инициативе работодателя запрещается. При этом отсутствие у работодателя сведений о беременности не является основанием для отказа в удовлетворении иска о восстановлении на работе, поскольку данное обстоятельство не должно влиять на соблюдение гарантий, предусмотренных законом для беременных женщин при увольнении по инициативе работодателя.

 


[1] Утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 18 июля 1996 года N 841.


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 01.09.2019г. по 31.08.2020г. Страховой полис №  190Е0370R3100 от 31.08.2019г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2018г. по 29.10.2019г. Страховой полис № 180Е0370R3774 от 30.10.2018г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru