Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Отчеты
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за ноябрь 2019
Арбитраж за октябрь 2019
Арбитраж за сентябрь 2019
Арбитраж за август 2019
Арбитраж за июль 2019
Арбитраж за июнь 2019
Арбитраж май 2019
Арбитраж за апрель 2019
Арбитраж за март 2019
Арбитраж за февраль 2019
Арбитраж за январь 2019 года
Арбитраж за декабрь 2018
На главную

Арбитраж май 2019

ОБЗОР  СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за май 2019 года

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 08.04.2019 № 9-АД19-6

В ходе проверки соблюдения требований законодательства о труде и противодействии коррупции было установлено, что Обществом был заключен трудовой договор с сотрудником, который ранее замещал должность федеральной государственной службы, включенную в перечень, установленный нормативными правовыми актами РФ.[1]

В нарушение требований законодательства о противодействии коррупции Обществом не было сообщено в десятидневный срок о заключении трудового договора, замещавшим ранее должность федеральной государственной службы.

В этой связи, в отношении общества было возбуждено производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 19.29 КоАП РФ.

Судом было установлено отсутствие доказательств того, что гражданин при заключении трудового договора сообщил работодателю полные сведения о последнем месте службы. Отсутствие у работодателя сведений о замещении гражданином в течение предшествующих трудоустройству двух лет должности государственной (муниципальной) службы, включенной в установленный нормативными правовыми актами перечень, по мнению Верховного суда, свидетельствует об отсутствии его вины и, соответственно, состава административного правонарушения.

Аналогичная позиция Верховного суда была изложена ранее в Постановлении Верховного суда РФ от 23.10.2018 № 7-АД18-3.

 РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОТ 23 АПРЕЛЯ 2019 г. N АКПИ19-112

Верховный признал письмо Минфина России от 21 июля 2017 г. N 09-04-04/46799 недействующим со дня его издания. В своем письме Минфин разъяснял, что личность поставщика (подрядчика, исполнителя) по контракту имеет существенное значение для государственного заказчика, и переуступка права требования по государственным контрактам, включая возмещение судебных расходов, противоречит бюджетному законодательству Российской Федерации и создает определенные риски для бюджетной системы.

Верховный Суд в своем решении не согласился с позицией Минфина, указав, что в результате заключения договора цессии не происходит замена исполнителя по контракту, к новому лицу переходит только право требования уплаты начисленной задолженности.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ ОТ 22.04.2019 № 309-ЭС18-23448

Верховный суд указал, что при неисполнении мирового соглашения трехлетний срок предъявления к исполнению исполнительного листа, выданного на основании такого соглашения, содержащего график погашения задолженности, исчисляется отдельно по каждому платежу. Для каждого платежа он начинает течь с начала просрочки погашения соответствующей части долга исходя из условия о сроке совершения данного платежа, определенного в мировом соглашении.

При наличии в мировом соглашении положений о праве кредитора досрочно (без учета графика погашения) принудительно истребовать всю сумму задолженности при наступлении определенных соглашением обстоятельств трехлетний срок на принудительное исполнение мирового соглашения в части платежей с ненаступившим сроком исполнения (применительно к графику погашения задолженности) начинает течь с того момента, когда кредитор реализовал право на досрочное истребование всей суммы долга, в том числе посредством направления в арбитражный суд заявления о выдаче исполнительного листа, в котором он явно выразил волю на взыскание непросроченных платежей.

В равной мере этот подход применим и в случаях, когда в отсутствие в тексте мирового соглашения условия о праве кредитора потребовать досрочной выплаты всей суммы долга, такое право закреплено в нормах гражданского права о договорах, подлежащих применению к тому или иному мировому соглашению (например, договор займа - п. 2 ст. 811 ГК РФ) (пункт 9 Постановления № 50).

 Определение Верховного Суда РФ

от 14.05.2019 N 304-ЭС19-5984 по делу N А70-2550/2018

Верховный Суд подтвердил правильность актов судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, которые пришли к выводу о том, что прекращение обязательства займа в денежной форме предоставлением имущества в качестве отступного признается доходом от реализации имущества и должно учитываться при исчислении налоговой базы по упрощенной системе налогообложения, поскольку передача имущества в качестве отступного является одним из видов прекращения обязательства, установленного гражданским законодательством.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 09.04.2019 № 5-КГ19-13

Компания-займодавец обратилась в суд с требованием к физическому лицу о возврате долга по договору займа. Ответчик с иском не согласился, указав на то, что задолженность перед компанией у него отсутствует, поскольку его обязательства по указанному договору займа погашены путем зачета в одностороннем порядке имеющихся у компании перед ним обязательств по договору займа.

Удовлетворяя исковые требования компании, суды первой и апелляционной инстанции отклонили довод ответчика о зачете требований, поскольку представленный акт зачета подписан в одностороннем порядке.

Однако в силу ст. 410 ГК РФ для зачета достаточно заявления одной стороны, в связи с чем Судебная коллегия Верховного Суда признала выводы судебных инстанций о недопустимости зачета ввиду односторонности акта о зачете противоречащими закону.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 08.04.2019 № 18-КГ18-270

Работник был уволен за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей (пункт 5 части 1 статьи 81 ТК РФ). Однако нарушения, послужившие основанием для увольнения, были выявлены до издания приказа о применении дисциплинарного взыскания в виде выговора.

Верховный суд РФ признал увольнение неправомерным, поскольку   РРрпосле применения дисциплинарного взыскания в виде выговора и до издания работодателем приказа об увольнении каких-либо нарушений трудовой дисциплины работником допущено не было.

В другом определении ВС РФ от 25.03.2019 № 5-КГ18-305 Судебная коллегия также пришла к выводу, что при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части 1 статьи 81 ТК РФ, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию лишь при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе увольнение, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

 Постановление Арбитражного суда Московского округа

от 08.05.2019 N Ф05-4303/2019 по делу N А40-245402/2017

Организация с момента государственной регистрации в 2011 году применяла упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения «доходы». При этом с 2012 года организация представляла в налоговую инспекцию налоговые декларации с указанием объекта налогообложения «доходы, уменьшенные на величину расходов» без предварительного уведомления об изменении объекта налогообложения. В 2015 году инспекция пришла к выводу о занижении организацией подлежащего уплате единого налога в результате неправомерного использования объекта налогообложения «доходы, уменьшенные на величину расходов», и вынесла решение о привлечении её к ответственности за налоговое правонарушение.

Суды первой и апелляционной инстанций поддержали позицию налоговой инспекции. Суд кассационной инстанции акты судов отменил и принял Постановление, в котором пришел к выводу, что поскольку организация в период с 2012 по 2014 год фактически применяла упрощенную систему налогообложения «доходы, уменьшенные на величину расходов» с представлением соответствующих деклараций без возражений со стороны налогового органа и без предъявления им каких-либо требований к налогоплательщику по результатам камеральных налоговых проверок, то налоговый орган фактически признал правомерность применения организацией упрощенной системы налогообложения с объектом налогообложения «доходы, уменьшенные на величину расходов».

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

от 15 мая 2019 г. по делу N А27-25521/2018

ПФР РФ посчитал, что организация неправомерно исключила из базы для исчисления страховых взносов суммы не принятых территориальным органом ФСС к зачету расходов страхователя на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством. Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали позицию страхователя и пришли к выводу, что отказ ФСС в принятии к зачету расходов по выплате страхового обеспечения не изменяет социальной направленности непринятых расходов, социальная природа указанных выплат сохраняется; факт непринятия к зачету расходов в виде выплат по обязательному социальному страхованию не придает им характер вознаграждения, связанного с выполнением трудовой функции.

Указанные выводы судов подтверждаются предшествующей судебной практикой.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА

от 21 мая 2019 г. по делу N А81-7427/2018

Арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций признали неправомерным начисление налоговым органом организации страховых взносов исходя из минимального размера оплаты труда (МРОТ) на руководителя организации за период, в котором руководителю заработная плата не начислялась и не выплачивалась.

По мнению судов, страховые взносы начисляются только при фактическом получении заработной платы, выплат или иных вознаграждений в рамках трудовых отношений.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА

от 15 мая 2019 г. N Ф03-896/2019

По мнению судов первой и кассационной инстанций, коммерческая организация, передавшая в безвозмездное пользование имущество другой коммерческой организации (авиатехнику), оказала тем самым услугу, поэтому обязана исчислять налоговую базу и сумму налога на добавленную стоимость исходя из рыночных цен. Поскольку организация НДС не исчисляла и не уплачивала, налоговая инспекция правомерно привлекла её к ответственности за совершение налогового правонарушения и отказала в возмещении суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению организацией.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ОТ 08.02.2019 № Ф09-371/19

Налоговый орган пришел к выводу о формальном документообороте ввиду отсутствия реальных хозяйственных взаимоотношений проверяемого лица с контрагентами, в связи с чем, был доначислен НДС и штрафные санкции.

Однако арбитры указали, что налоговым органом данные обстоятельства не доказаны.

Анализ внутреннего движения товара у налогоплательщика, который бы позволил предположить, что спорные объемы товара фактически не приобретены, не оприходованы и не использованы в предпринимательской деятельности, инспекцией не произведен. Доказательств несоответствия характера закупленной у контрагентов продукции деятельности налогоплательщика либо завышения объемов закупки по сравнению с объемами производства налогоплательщика инспекцией не представлено.

В свою очередь, отсутствие у контрагентов налогоплательщика трудовых и материальных ресурсов не указывает на недобросовестность общества, применившего налоговые вычеты. Сотрудники налогоплательщика, допрошенные в ходе проверки, подтвердили взаимоотношения со спорными контрагентами.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА

ОТ 24.04.2019 № Ф09-1264/19

По мнению суда кассационной инстанции, поддержавшего позицию судов первой и апелляционной инстанций, налоговые органы не вправе отказывать налогоплательщику в применении пониженной налоговой ставки, предусмотренной региональным законодательством, если документы, подтверждающие право на льготную ставку, налогоплательщик представил не с первоначальной, а с уточненной налоговой декларацией.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ОТ 02.04.2019 № Ф06-45266/2019

Основанием для принятия налоговым органом оспариваемого решения явились выводы о невозможности выполнения спорных работ налогоплательщиком в силу отсутствия основных средств; малой численности сотрудников (1 человек), а также неявка свидетеля для дачи показаний.

Признавая данное решение недействительным, суд указал, что при проведении выездной проверки налоговым органом не исследовался вопрос о заключении гражданско-правовых договоров налогоплательщиком с третьими лицами. Следовательно, налоговым органом не доказан факт невозможности выполнения работ по договору в составе заявленной численности - 1 человек. При этом отсутствие у общества собственных основных средств, сотрудников, может быть вызвано исключительно экономической нецелесообразностью содержания в собственном штате постоянных рабочих и основных средств на балансе.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА

ОТ 29.04.2019 ПО ДЕЛУ № А05-1878/2018

Организация обратилась в уполномоченный государственный орган с заявлением о продлении срока действия лицензии на продажу алкогольной продукции и уплатило соответствующую госпошлину в сумме 325 000 рублей и представила выданную инспекцией ФНС справку об отсутствии задолженности перед бюджетом по состоянию на 04.08.2017. Однако в продлении срока действия лицензии организации было отказано по причине наличия задолженности перед бюджетом по состоянию на 04.08.2017г., подтвержденной справкой налогового органа в форме электронных документов, полученных по запросу лицензирующего органа.

Организация обратилась в суд с требованием о взыскании с налогового органа убытков в сумме 325 000 рублей уплаченной госпошлины. Суд первой инстанции удовлетворил требование организации, суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решение суда в силе. Как было установлено судами, несвоевременность осуществления налоговым органом обязанности по проведению зачета в порядке пункта 5 статьи 78 НК РФ явилась причиной для предоставления лицензирующему органу недостоверной информации о налоговых обязательствах организации. Кроме того, полагая у организации наличие не погашенной задолженности, инспекция не исполнила своей обязанности по выставлению организации требования об уплате спорных сумм задолженности по НДФЛ и пеней. При этом, имея справку об отсутствии задолженности на 04.08.2017г., выданную по результатам проведения сверки расчетов инспекции и организации 01.08.2017, организация была лишена возможности самостоятельно произвести расчеты по налоговым обязательствам.

Указанные нарушения налоговой инспекции послужили основанием для взыскания из казны денежных средств в размере уплаченной государственной пошлины в пользу организации.

 КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 08.04.2019 г. N 81-КГ18-27

Между ООО и его директором был заключен трудовой договор, согласно которому если уполномоченным органом ООО либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) будет принято решение о досрочном прекращении трудового договора при отсутствии виновных действий (бездействия) директора, ему выплачивается компенсация за досрочное расторжение с ним трудового договора в размере заработной платы за период, оставшийся до окончания срока исполнения им обязанностей директора. Данный договор был расторгнут за 9 месяцев до окончания срока его действия по инициативе директора, сославшегося на временную нетрудоспособность и потребовавшего выплатить компенсацию в размере заработной платы за оставшийся срок. Организацией в выплате компенсации за 9 месяцев бывшему руководителю было отказано, поскольку договор, включающий пункт о выплате компенсации, был подписан от имени организации председателем совета директоров в нарушение интересов организации и представляет собой злоупотребление правом. Была выплачена компенсация в размере 3-кратного среднего месячного заработка

При этом экземпляр трудового договора не находился в организации, хранился непосредственно у председателя совета директоров и был направлен в организацию по почте незадолго до суда.

Бывший директор обратился в суд с требованием о взыскании с организации задолженности по компенсации заработной платы и компенсации морального вреда.

Суд первой инстанции отказал бывшему директору во взыскании компенсационных выплат. Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции в части взыскания компенсации по заработной плате. Верховный суд поддержал позицию суда первой инстанции об отказе во взыскании компенсации, указав, что определенный условиями трудового договора с руководителем организации размер компенсации не может носить произвольный характер и нарушать законные интересы организации, других работников, иных лиц, включая собственника имущества организации, а должен соответствовать действующей в организации системе оплаты труда, устанавливаемой коллективным договором, локальным нормативным актам, принятым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права. В случае установления нарушения условиями трудового договора с руководителем организации требований законодательства и иных нормативных правовых актов, в том числе общеправового принципа недопустимости злоупотребления правом, законных интересов организации, других работников, собственника имущества организации, иных лиц, суд вправе отказать бывшему руководителю в удовлетворении иска о взыскании с работодателя выплат в связи с прекращением трудового договора или уменьшить их размер.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 28.03.2019 г. N 127-АД19-1

Верховный суд пришел к выводу, сославшись на ч. 5 ст. 30.12 КоАП РФ, что если лицо было привлечено к административной ответственности, а впоследствии суд отменил акт о привлечении к ответственности, то оспорить решение суда может только то должностное лицо, которое вынесло оспоренный акт. Если это должностное лицо по какой-либо причине (болезнь, командировка, увольнение) не может реализовать свое право на обжалование, данное обстоятельство не препятствует административному органу обратиться с просьбой о принесении протеста на соответствующее решение к прокурору, который вправе реализовать предоставленное ему полномочие принести протест независимо от участия в деле на основании п.3 ч. 1 ст 25.11 КоАП РФ.

Верховный суд признал правомерным прекращение производства по делу на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП в связи с истечением срока давности привлечения к административной ответственности.

 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

ОТ 04.04.2019 № 33-14969/2019

В соответствии с условиями трудового договора работник осуществлял работу дистанционно. В связи с изменением организационных и технологических условий труда, обусловленных созданием работодателем дополнительных рабочих мест по месту нахождения организации с целью оптимизации рабочего процесса, работнику определялось постоянное рабочее место.

С изменениями условий трудового договора о дистанционной работе на постоянное рабочее место работник не согласился, в связи с чем был уволен по основанию, предусмотренному п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ в связи с отказом работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора.

Однако суд признал увольнение незаконным, придя к выводу, что изменение определенных сторонами условий трудового договора с истцом не имеет связи с изменением организационных или технологических условий труда в организации ответчика, так как из представленных ответчиком доказательств не следует, что определенные сторонами условия трудового договора на условиях дистанционной работы не могли быть сохранены.

Кроме того, судом установлено, что работодатель изменил трудовую функцию истца.[2] В частности, В частности, трудовая функция в виде осуществления руководства подчиненным работником ранее у истца отсутствовала. Поскольку в подчинение истца передавался работник, суд пришел к выводу, что в связи с изменениями условий труда фактически изменялась трудовая функция истца.

Следует заметить, что в случае возникновения трудового спора, работодателя необходимо представить доказательства, подтверждающие, что изменение определенных сторонами условий трудового договора явилось следствием изменений организационных или технологических условий труда. При отсутствии таких доказательств прекращение трудового договора по п.7 ст.77 ТК РФ или изменение определенных сторонами условий трудового договора не может быть признано законным (п.21 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004).

Перечень причин, связанных с таким изменением, является открытым, однако при обосновании изменений условий трудового договора следует учитывать судебную практику.

Например, суды не признают изменениями организационных или технологических условий труда такие причины как снижение объема работ, ухудшение финансового положения, последствия финансового кризиса (Определения Московского городского суда от 25.12.2012 № 4г/2-12138/12, от 20.07.2011 № 33-20154).

Вместе с тем, в Определении Московского городского суда от 14.11.2011 № 4г/4-9268, суд пришел к выводу, что работодатель подтвердил экономическую необходимость уменьшения размера заработной платы истца, в связи с изменениями в структуре управления с перераспределением нагрузки и уменьшением должностных обязанностей истца. В другом деле в связи с необходимостью обязательного использования на предприятии специализированного программного обеспечения была введена в действие новая редакция должностной инструкции, конкретизирующая трудовые обязанности работника (Определение Московского областного суда от 21.09.2010 № 33-18182).

 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ОМСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ОТ 27.03.2019 № 33-1899/2019

Положением о премировании работников организации предусмотрено условие о невыплате премии в отношении лиц, занимаемых квотируемые рабочие места.

Однако суд указал, что премирование производится на основании показателей количества и качества выполняемой работы и не может определяться тем, льготное рабочее место или нет.

 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

ОТ 12.02.2019 № 33-5892/2019

Работник был уволен с занимаемой должности по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ по сокращению штата работников организации.

Считая увольнение незаконным, работник обратился в суд. По его мнению, работодателем была нарушена ст. 179 ТК РФ в части соблюдения его преимущественного права на оставление на работе.

Однако суд отклонил данный довод, поскольку в силу требований указанной нормы преимущественное право на оставление на работе рассматривается работодателем в случае, если подлежит сокращению одна из одинаковых должностей определенного структурного подразделения, то есть между работниками, занимающими равные должности, часть из которых подлежит сокращению. Суд указал, что степень производительности труда и квалификации работников возможно сравнить, лишь оценив выполнение ими одинаковых трудовых функций, тогда как в данном случае должность истца была единственной.

 Постановление Арбитражного суда Московского округа

т 29.04.2019 N Ф05-4814/2019 по делу N А41-79586/2018

Суд кассационной инстанции в своем постановлении подтвердил выводы судов первой и апелляционной инстанций о том, что негативная информация об организации как работодателе, содержащаяся в информационной сети «Интернет» на сайтах отзывов работников о работодателях, не содержит утверждений, порочащих деловую репутацию организации, так как оценочные суждения, мнения, убеждения, высказывания не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности. При этом суды основали свои выводы на положениях статей 150, 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктов 2, 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».

 Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа

от 17.04.2019 N Ф08-1866/2019 по делу N А32-1410/2018

В данном деле суды пришли к выводу, что налогоплательщики в целях налогообложения вправе руководствоваться письмами Минфина, не адресованными непосредственно им, и по данному основанию не могут быть привлечены к ответственности за выполнение разъяснений.

. Инспекция по результатам выездной налоговой проверки приняла решение о начислении налогоплательщику налога на прибыль, а также взыскания пеней и штрафов по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неполную уплату налога на прибыль. Налогоплательщик оспорил указанное решение на том основании, что при исчислении налога на прибыль он руководствовался разъяснениями, содержащимися в Письме Минфина РФ от 21 июня 2013 г. N 03-08-05/23521.

Инспекция считала неправомерным использование налогоплательщиком разъяснений Минфина в указанном письме, поскольку это письмо не является нормативно-правовым актом, не подлежит обязательной публикации, имеет информационно-разъяснительный характер. Разъяснения не содержат всей необходимой информации, позволяющей сделать вывод о существе задаваемого вопроса, что приводит к неверной трактовке сути представленного Минфином России ответа. Указанные разъяснения, адресованные определенному кругу лиц, необязательны для налоговых органов. Соблюдение изложенных в них правил налоговые органы не вправе требовать от налогоплательщиков.

Суды не согласились с доводами инспекции, указав, что в налоговой сфере принятие актов информационно-разъяснительного характера предусмотрено Налоговым кодексом Российской Федерации: подпункт 4 пункта 1 его статьи 32 относит к числу обязанностей налоговых органов информирование налогоплательщиков о законодательстве о налогах и сборах, а подпункт 5 пункта 1 статьи 32 и пункт 1 статьи 34.2 обязывают налоговые органы руководствоваться письменными разъяснениями по вопросам применения законодательства о налогах и сборах, которые дает Минфин России. ФНС, которая находится в ведении Минфина России и на которую возложены полномочия по контролю и надзору за соблюдением законодательства о налогах и сборах, помимо информирования налогоплательщиков о законодательстве о налогах и сборах вправе давать налогоплательщикам письменные разъяснения по вопросам, отнесенным к сфере ее деятельности (пункты 1 и 2, подпункты 5.6 и 6.3 Положения о Федеральной налоговой службе, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.09.2004 N 506).

Соответственно, Кодекс относит к числу обстоятельств, исключающих вину лица в совершении налогового правонарушения, выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему либо неопределенному кругу лиц финансовым, налоговым или другим уполномоченным органом государственной власти (уполномоченным должностным лицом этого органа) в пределах его компетенции.  

Суды рассмотрели и обоснованно отклонил ссылку инспекции об отсутствии в разъяснениях Минфина России адресации именно обществу, ссылаясь на их адресацию другим налогоплательщикам. Ссылка Инспекции на судебную практику по другим делам была отклонена, поскольку по каждому из них суд исходил из конкретных обстоятельств, не совпадающих с обстоятельствами рассматриваемого дела.

 Постановление Арбитражного суда Уральского округа

 от 7 марта 2019 г. N Ф09-560/19 по делу N А60-16022/2018

Арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций признали, что страхователь, своевременно направивший сведения о застрахованных лицах по форме СЗВ-М за отчётный период оператору электронного документооборота, не несет ответственности за несвоевременное представление отчетности в ПФР РФ, если указанные сведения не были получены ПФР РФ из-за некорректной работы программного обеспечения оператора электронного документооборота.



[1] Согласно п.4 ст. 12 Федерального закона от 25.12.2008 №273-ФЗ работодатель при заключении трудового или гражданско-правового договора с гражданином, замещавшим должности государственной или муниципальной службы, перечень которых устанавливается нормативными правовыми актами РФ, в течение двух лет после его увольнения с государственной или муниципальной службы обязан в десятидневный срок сообщать о заключении такого договора представителю нанимателя (работодателю) государственного или муниципального служащего по последнему месту его службы.

[2] Напомним, что согласно ст.74 ТК РФ, в случае, когда по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда (изменения в технике и технологии производства, структурная реорганизация производства, другие причины), определенные сторонами условия трудового договора не могут быть сохранены, допускается их изменение по инициативе работодателя, за исключением изменения трудовой функции работника.


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 01.09.2019г. по 31.08.2020г. Страховой полис №  190Е0370R3100 от 31.08.2019г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2019г. по 29.10.2020г. Страховой полис № 190Е0370R3889 от 30.09.2019г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru