Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Отчеты
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за сентябрь 2019
Арбитраж за август 2019
Арбитраж за июль 2019
Арбитраж за июнь 2019
Арбитраж май 2019
Арбитраж за апрель 2019
Арбитраж за март 2019
Арбитраж за февраль 2019
Арбитраж за январь 2019 года
Арбитраж за декабрь 2018
На главную

Арбитраж за июнь 2019

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за июнь 2019 года

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 28 мая 2019 г. N 13

«О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ НОРМ БЮДЖЕТНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, СВЯЗАННЫХ С ИСПОЛНЕНИЕМ СУДЕБНЫХ АКТОВ ПО ОБРАЩЕНИЮ ВЗЫСКАНИЯ НА СРЕДСТВА БЮДЖЕТОВ БЮДЖЕТНОЙ СИСТЕМЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

Пленум указал на принцип иммунитета бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, в силу которого обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации осуществляется только на основании судебного акта, за исключением установленных законом случаев.

В Постановлении описывается порядок предъявления исполнительных документов ко взысканию, перечисляются положения законодательства, регулирующие порядок. Даются ссылки на положения законодательства, содержащие требования к форме и содержанию исполнительных документов, предусматривающих обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации (для исполнительных листов в ст. 320 АПК РФ, частях 3.1, 8 статьи 353 КАС РФ, ст. 13 Закона об исполнительном производстве; для судебных приказов – в ст. 127 ГПК РФ, ст. 229.6 АПК РФ, ст. 123.6 КАС РФ). Разъясняется, что исполнительный лист может направляться судом на исполнение в орган, исполняющий судебные акты, в виде электронного документа, подписанного судьей усиленной квалифицированной электронной подписью.

Указываются основания для возврата исполнительного документа органом, исполняющим судебные акты. Особо отмечается, что не допускается перечислять взыскиваемые суммы на счета представителя взыскателя или иного лица независимо от наличия такого полномочия в доверенности в целях исключения риска недобросовестных действий при получении исполнения и защиты интересов взыскателя исходя из положений п. 2 ст. 242.1 БК РФ. Указывается, что перемена фамилии, имени, отчества физического лица, изменение наименования юридического лица, не связанное с его реорганизацией, не влекут выбытия лица в спорном правоотношении и не требуют разрешения судом вопроса о процессуальном правопреемстве. При этом изменение после вынесения судебного акта наименования должника (юридического лица), не связанное с его реорганизацией, не является основанием для возврата исполнительного документа, поскольку орган, исполняющий судебные акты, имеет возможность идентификации должника по имеющимся в исполнительном документе данным (ИНН, ОГРН) либо по сведениям из ЕГРЮЛ.

Пленум постановил, что неправильное определение в исковом заявлении государственного органа, выступающего от имени Российской Федерации, не является основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения, оставления без движения. Суд при подготовке дела к судебному разбирательству определяет надлежащий федеральный орган государственной власти. Признаны не подлежащими применению некоторые положения Пленума Высшего Арбитражного суда РФ.

Рассмотрены иные вопросы исполнения судебных актов за счет средств казны.

 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии»

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 05.06.2019)

Президиум Верховного суда обобщил практику по спорам, связанным с применением законодательства о независимой гарантии. В частности, Президиум пришел к выводам, что для возникновения обязательства из независимой гарантии достаточно одностороннего волеизъявления гаранта, если иное прямо не предусмотрено в тексте самой гарантии; что обязательство из независимой гарантии нельзя признать отсутствующим по мотиву неуказания наименования бенефициара в тексте гарантии, если достоверно установлено лицо, в пользу которого эта гарантия была выдана; что начало срока действия независимой гарантии может определяться моментом совершения бенефициаром действий, относящихся к исполнению основного договора, и др. (всего 17 пунктов).

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВС РФ от 26 апреля 2019 г. N 9-АД19-10

Инспекция направила организации требование о представлении документов о бывшем работнике организации, являвшимся в рассматриваемый период времени работником другой организации, в которой проводилась налоговая проверка. Документы организацией своевременно представлены не были, ходатайство о продлении срока представления документов (информации) по указанному требованию организацией также в инспекцию не направлялось. Позднее в инспекцию было направлено письмо с отказом в представлении документов (информации) по требованию. В результате в отношении главного бухгалтера организации, в служебные обязанности которой входит представление документов по требованию налогового органа, составлен протокол, в котором она признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 15.6 КоАП, и подвергнута административному наказанию в виде административного штрафа.

Мировой судья, районный суд и заместитель председателя областного суда поддержали позицию инспекции и признали главного бухгалтера виновной в совершении указанного административного правонарушения.

Верховный суд акты судов отменил. По мнению Верховного суда, инспекцией и судами была дана неверная квалификация нарушения, поскольку главный бухгалтер была признана виновной в непредставлении документов, притом, что отказ в представлении документов она с нарушением установленного срока, но направила, что предполагает иной состав правонарушения. При этом суды были вправе переквалифицировать правонарушение, но не сделали этого, что является нарушением административного производства с их стороны.

Кроме того, Верховный суд пришел к выводу, что в рассмотренном случае бухгалтер в принципе не была обязана представлять запрошенные документы. Инспекция не доказала, что между организацией и проверяемой организацией, были какие-либо финансово-хозяйственные отношения. Истребуемые документы касались только бывшего работника организации и его трудовых отношений с организацией как работодателем, т.е. были внутренними. Верховный суд пришел к выводу, что для налогового контроля такие сведения не нужны. Поскольку налогоплательщики вправе не исполнять незаконные требования инспекции, оснований для штрафа не было.

 Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 13.05.2019 N 69-КГ19-4

Между гражданином (арендатор) и организацией (арендодатель) был заключен договор аренды грузового автомобиля без экипажа. Позднее организация обратилась в суд с требованием о взыскании с гражданина задолженности по арендной плате за несколько месяцев. Гражданин, в сою очередь, обратился с встречным иском о признании договора аренды недействительным и о признании наличия между ним и организацией трудовых отношений, т.е., о признании его работником данной организации.

Гражданин обосновал свою позицию тем, что несколько месяцев назад он написал заявление о приеме на работу в организацию. Вместо этого в организации предложили заключить договор аренды автомобиля для его работы на данном автомобиле водителем.

По мнению гражданина, договор аренды является притворной сделкой, прикрывающей трудовой договор, поскольку он фактически работал в организации в качестве водителя, осуществлял от ее имени грузоперевозки, ему была установлена заработная плата. Однако в связи с невыплатой ему заработной платы в полном объеме он написал заявление об увольнении с просьбой выслать его трудовую книжку по адресу его проживания и перечислить заработную плату на указанный им счет. Заработная плата гражданину выплачена не была, трудовая книжка была отправлена ему без записи о трудоустройстве и увольнении.

Суд первой инстанции отказа организации во взыскании арендной платы с гражданина, а требования гражданина удовлетворил частично. Суд апелляционной инстанции поддержал позицию организации, и отказал в признании наличия трудовых отношений между гражданином и организацией, посчитав их не доказанными.

Верховный суд признал ошибочными выводы суда апелляционной инстанции, указав, что последний отдал неверный приоритет юридическому оформлению отношений между гражданином и организацией, не выясняя при этом их действительные правоотношения.

Верховный суд направил дело на пересмотр в суд апелляционной инстанции. При этом изложенные в определении Верховным судом замечания свидетельствуют о его поддержке позиции гражданина в споре.

  ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ от 31.05.2019 N 301-ЭС19-756

Производственная организация имеет в своем составе паросиловой цех, являющийся самостоятельным структурным подразделением и обеспечивающий, в первую очередь, водоснабжение и отопление других цехов и подразделений компании, а также в незначительной части сторонних потребителей. В целях исчисления налога на прибыль организация учитывала расходы на выработку тепла в составе материальных косвенных расходов.

Налоговая инспекция в результате проведения проверки установила, что расходы организации на содержание данного цеха выше обычных расходов на обслуживание аналогичных объектов организаций, для которых деятельность по производству тепловой энергии является основной, и организацией не представлены документы, подтверждающие соблюдение им условий, установленных статьей 275.1 НК РФ. В связи с этим инспекция пришла к выводу о неправомерном отнесении к расходам, уменьшающим налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, убытка, полученного от деятельности паросилового цеха, в части операций по реализации тепловой энергии сторонним организациям. При этом расходы, понесенные при выработке энергии для собственных нужд организации, признаны обоснованными в целях исчисления налога на прибыль.

По мнению организации, реализация части тепловой энергии, произведенной паросиловым цехом, третьим лицам по присоединенной сети занимает незначительные объемы (не более 12 процентов), является обязательной для организации в силу закона и производится по тарифам, установленным в рамках государственного регулирования в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2010 N 190 «О теплоснабжении», не покрывающим в полном объеме затраты на содержание цеха. Таким образом, организация вынужденно осуществляет реализацию вырабатываемых цехом ресурсов в убыток. Организация считает, что цех является не обслуживающим производством (хозяйством), а вспомогательным производством, основная задача которого - обеспечение тепловой энергией основного производства, а не удовлетворение жилищных или социально-культурных нужд работников организации и населения, и не обслуживание иных личных потребностей граждан.

Арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали инспекцию. Верховный суд вернул дело на новой рассмотрение, указав, что в статье 275.1 НК РФ установлена совокупность условий, при выполнении которых отрицательный финансовый результат деятельности, осуществляемой через объекты обслуживающих производств и хозяйств, может быть учтен для целей налогообложения несмотря на то, что понесенные на содержание этих объектов расходы, как правило, не отвечают в полной мере критериям экономической оправданности.

По мнению Верховного суда, положения ст. 275.1 НК РФ не могут распространяться на подразделения, функционирующие в целях удовлетворения потребностей самого налогоплательщика как хозяйствующего субъекта - для обеспечения производственного процесса, в том числе для исполнения возложенных на налогоплательщика обязанностей при ведении им предпринимательской деятельности. Такой подход не учитывает взаимосвязь с положениями п. 1 ст. 252 НК РФ, и приводит к тому, что налогоплательщик не вправе учесть для целей налогообложения экономически обоснованные расходы, понесенные в рамках деятельности, направленной на получение дохода, только по той причине, что его предпринимательская деятельность осуществляется с использованием объектов теплоснабжения, имеющих присоединенные сети.

  ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ от 03.06.2019 N 305-ЭС14-7285

Против гражданина был подан иск в суд. Гражданин нанял для представления своих интересов адвоката, услуги которого частично оплатил сам, а для оплаты остальной части заключил договоры займа с третьими лицами, при этом суммы займа были выплачены третьими лицами непосредственно адвокату. Впоследствии гражданин подал в суд требование о взыскании расходов, понесенных им на оплату услуг адвоката.

Суды первой и апелляционной инстанций частично удовлетворили требования гражданина, но суд кассационной инстанции отказал гражданину во взыскании сумм, оплаченных третьими лицами по договору займа, в полном объеме, поскольку, по его мнению, договоры займа и платежные поручения не подтверждали несение расходов гражданином, а возможность несения указанных им расходов в будущем в порядке расчетов с займодавцами выходит за рамки рассматриваемого дела и на предмет заявленных требований не влияет, так как нет доказательств того, что лица, оплатившие юридические услуги, на момент обращения заявителя в суд являлись должниками гражданина. При этом суды ссылались на пункт 5 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.12.2007 № 121.

По мнению Верховного Суда, лицо не лишено правовой возможности использовать для оплаты юридических услуг заемные средства. При этом в силу пункта 1 статьи 807 ГК РФ денежные средства, переданные займодавцем заемщику, переходят в собственность последнего.

Если за счет заемных денежных средств гражданин исполнил свое обязательство перед адвокатом, то его имущественная масса уменьшилась, следовательно, нет законных оснований для отказа в восстановлении его имущественной массы посредством применения правил возмещения судебных расходов. Не меняет положение дел факт перечисления денежных средств займодавцем по указанию заемщика непосредственно исполнителю юридических услуг, поскольку в силу пункта 5 статьи 807 ГК РФ сумма займа, переданная займодавцем указанному заемщиком третьему лицу, считается переданной заемщику.

В принятом акте Верховный Суд отменил акт суда кассационной инстанции и оставил в силе акты судов первой и апелляционной инстанций.

  ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ от 08.04.2019 N 89-КГ18-14

Работник был уволен из организации в связи с сокращением. Работник обратился в суд с заявлением, в котором потребовал выплаты ему невыплаченной заработной платы. В период работы работника в организации действовал коллективный договор, предусматривающий индексацию заработной платы не реже одного раза в год, однако индексация заработной платы работника ни разу не производилась. При этом работник не знал о наличии такого положения коллективного договора, в связи с чем им был пропущен срок взыскания невыплаченной заработной платы.

Суды первой и апелляционной инстанций не удовлетворили требования работника, поскольку действие коллективного договора в организации было приостановлено, а положение об индексации утверждено уже после увольнения работника. Кроме того, по их мнению, ранее Верховный суд указывал, что индексация - не единственный способ повысить уровень реального содержания зарплаты, оклад работника увеличивался, он получал надбавку и премии.

Верховный суд признал неправомерным приостановление действия коллективного договора, признал неверными выводы судов о пропуске работником срока требования выплаты невыплаченной проиндексированной части заработной платы, поскольку расчетные листки с указанием составляющих частей начисленной заработной платы ему выдавались, в связи с чем работник не мог не знать о том, что заработная плата начисляется и выплачивается ему без учета индексации.

В связи с изложенным Верховный суд отменил акты судов первой и апелляционной инстанций и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ от 30 мая 2019 г. N 305-ЭС19-4394

В результате проведения проверки инспекция доначислила организации недоимку по налогу на прибыль за три года, посчитав неправомерным включение части сумм в состав расходов организации по налогу на прибыль организаций. Вышестоящий налоговый орган отменил часть доначислений, обязав инспекцию произвести в связи с этим перерасчет суммы доначисленного налога.

Инспекция произвела перерасчет размера недоимки, посчитав, что оставшиеся расходы в виде затрат на производство рекламных материалов для размещения на наземных транспортных средствах подлежат нормированию для целей налогообложения, установленному п. 4 ст. 264 НК РФ в размере 1 процента от суммы выручки.

Организация оспорила акты налоговых органов в арбитражных судах. Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в один из периодов организация не превысила лимит расходов на рекламу и частично признал недействительными акты налоговых органов, также указав, что инспекция не выполнила обязанности по пересчету суммы недоимки, возложенный вышестоящим налоговым органом. Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили решения налоговых органов в силе. На довод организации о том, что осуществленные ею расходы на рекламу не являются нормированными, суд кассационной инстанции указал, что в законе от 13.03.2006 N 38-ФЗ «О рекламе» перечислены отдельные способы распространения рекламы и среди прочих указана наружная реклама (статья 19) и реклама на транспортных средствах (статья 20). Следовательно, законодатель различает наружную рекламу и рекламу на транспортных средствах. Суд кассационной инстанции также отметил, что транспортные средства (троллейбусы), на которых была размещена реклама организации, нельзя отнести к рекламным конструкциям стабильного территориального размещения, следовательно, затраты на эту рекламу не подпадают под положения абзаца третьего пункта 4 статьи 264 НК РФ и в силу абзаца пятого данной нормы могут учитываться при налогообложении только в пределах установленного норматива.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда в своем определении указала, что в главе 25 НК РФ отсутствуют положения, дифференцирующие учет расходов на рекламу для целей налогообложения прибыли в зависимости места размещения рекламы – на стационарных объектах или нестационарных. Такого рода дифференциация возможности вычета затрат не имеет под собой разумного экономического основания и, соответственно, приводит к неравному налогообложению хозяйствующих субъектов. Закон «О рекламе» не относится к актам, регулирующим налогообложение, следовательно, ссылки на него суда кассационной инстанции неправомерны. Поскольку расходы организации на рекламу фактически имели место, документально подтверждены, экономически обоснованы и не лимитированы в соответствии с положениям НК РФ, судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда отменила акты судов апелляционной и кассационной инстанций и оставила в силе решение суда первой инстанции.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ от 27.05.2019 N 307-ЭС18-24810

Организация по договорам осуществляла доставку грузов цистернами до указанных заказчиком получателей. При этом на заказчика договорами была возложена ответственность за превышение срока использования цистерн грузополучателями. Через несколько лет организация предъявила заказчику претензии об оплате неустойки за превышение срока использования цистерн при отгрузках. Заказчик заявил о применении срока исковой давности к указанной ответственности.

ПО мнению организации срок исковой давности должен исчисляться с момента получения претензий от контрагента, оказавшего экспедиторские услуги при перевозке грузов, в этом случае срок исковой давности не является пропущенным. Суд первой инстанции согласился с данной позицией.

Суд апелляционной инстанции посчитал, что организация не зависела от экспедиторской организации в возможности отслеживать движение цистерн, следовательно, срок исковой давности начала течь не с момента получения данных о простое от экспедиторской компании, а с момента сверхнормативного простоя цистерн. Поэтому срок исковой давности истек.

Верховный Суд поддержал позицию суда апелляционной инстанции и признал пропуск организацией срока исковой давности для предъявления претензии.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ от 13.06.2019 N 305-ЭС19-7920

Организация исчислила налог на имущество организаций по недвижимому имуществу исходя из его кадастровой стоимости, при этом предварительно исключив из кадастровой стоимости НДС. По мнению организации, кадастровая стоимость объекта недвижимости является рыночной, следовательно, она включает в себя НДС, который должен быть исключен из налоговой базы при расчете суммы налога на имущество.

Налоговая инспекция в результате проведения проверки пришла к выводу о неправомерном исключении организацией суммы НДС, что повлекло за собой занижение налоговой базы по налогу на имущество организаций и занижение суммы авансового платежа. На указанном основании инспекция приняла решение о доначислении сумм налога на имущество организации.

Арбитражные суды первой, апелляционной, кассационной инстанций, а также Верховный суд поддержали позицию налоговой инспекции. По их мнению, законодательство предусматривает определение налоговой базы по налогу на имущество организаций, исчисляемого с кадастровой стоимости, с полного размера кадастровой стоимости, без исключения из нее сумм НДС.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА от 24.05.2019 по делу N А19-23241/2017

Фонд социального страхования не принял к зачету расходы организации на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством по причине ошибок в заполнении листков нетрудоспособности и иных документах. При этом фонд не оспаривал самого факта наступления нетрудоспособности работников организации.

Арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали позицию организации, поскольку, по их мнению, не любое нарушение порядка выдачи листков временной нетрудоспособности свидетельствует о незаконности произведения выплат по социальному страхованию. Указанные в оспариваемых решениях фонда обстоятельства не могут служить основанием для непринятия к зачету расходов страхователя на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС УРАЛЬСКОГО ОКРУГА от 06.06.2019 N Ф09-3007/19

Фонд социального страхования принял решение о доначислении организации страховых взносов и выставил требование на их уплату. Организация взносы по требованию уплатила. Впоследствии арбитражные суды признали решение фонда недействительным. Организация потребовала от фонда возврата сумм уплаченных по недействительному решению взносов. Фонд произвел возврат взносов, но проценты по ним не оплатил. При этом фонд исходил из того, что указанные взносы являются излишне уплаченными организацией, а не излишне взысканными фондом, в связи с чем проценты по ним не подлежат начислению и оплате.

Организация обратилась в суд с требованием обязать фонд произвести оплату процентов. Арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали организацию и обязали фонд уплатить проценты. При этом суды исходили из того, что организация не по собственной инициативе и не самостоятельно исчислила взносы, а перечислила их на основании решения фонда, при неисполнении которого взносы подлежали принудительному взысканию. Следовательно, такие взносы признаются излишне взысканными, а не излишне уплаченными самой организацией, и по ним фонд обязан исчислить и уплатить проценты.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС УРАЛЬСКОГО ОКРУГА от 06.06.2019 г. N Ф09-2708/19

Организация выплачивала своим работникам одновременно пособия по уходу за ребенком и заработную плату за работу неполный рабочий день. Фонд социального страхования отказал данной организации в зачете страховых взносов, подлежащих выплате фонду, на суммы выплаченных работникам пособий, поскольку посчитал, что уход данных работников за детьми отсутствовал, за детьми ухаживали другие родственники. Несмотря на то, что законодательство позволяет совмещать уход за ребенком и работу в течение неполного рабочего дня, неполный рабочий день работников организации был уменьшен всего на один час, что не позволяло полноценно ухаживать за детьми. Фонд пришел к выводу о злоупотреблении правом со стороны организации и об отсутствии оснований для выплаты указанным работникам пособий за счет средств фонда.

Арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали позицию фонда.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА от 29.04.2019 г. N Ф06-45204/2019

Организация открыла обособленное подразделение в регионе, в котором уже имелось открытое ранее обособленное подразделение, ответственное за уплату налога на прибыль организаций. Уведомление по налогу на прибыль об открытии обособленного подразделения организация в инспекцию не представила, полагая, что обязанность по уведомлению возникает только в случае изменения порядка уплаты налога. Поскольку в данном случае порядок уплаты налога не изменялся, организация сочла отсутствующей обязанность по уведомлению налогового органа.

Налоговая инспекция не согласилась с организацией, посчитав, что в соответствии с абзацем 2 пункта 2 статьи 288 НК РФ обязанность по уведомлению налоговых органов возникает при изменяется количества обособленных структурных подразделений организации вне зависимости от того, изменяется ли при этом порядок уплаты налога на прибыль. Инспекция вынесла решение о привлечении организации к ответственности по пункту 1 статьи 126 НК РФ за непредставление в установленный срок уведомления по уплате налога на прибыль организаций в бюджеты субъектов РФ при создании нового обособленного подразделения.

Арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали позицию налогового органа, придя к выводу об обязанности уведомления налоговых органов налогоплательщиками об открытии обособленного подразделения вне зависимости от изменения порядка уплаты налога на прибыль.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА от 30.05.2019 по делу N А09-6204/2018

В связи с отзывом Минэнерго перечней работ по мобилизационной подготовке за несколько прошлых лет, у организации выявилась переплата по налогу на прибыль организаций за прошлые периоды, превышающие три года с момента выявления.

Налоговая инспекция провела проверку, не выявила ошибок во внесенных организацией изменениях в налоговую отчетность, но в возврате излишне уплаченных сумм отказала на том основании, что с момента образования переплаты прошло более трех лет, в лицевом счете организации переплата за указанные периоды отсутствует.

Арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали позицию налогового органа в связи с тем, что в соответствии с п. 7 ст. 78 НК РФ заявление о возврате суммы излишне уплаченного налога может быть подано в течение трех лет со дня уплаты указанной суммы, если иное не предусмотрено НК РФ.

При этом в своем постановлении арбитражный суд кассационной инстанции отметил, что у организации есть иной путь возврата излишне уплаченных сумм из бюджета. При этом суд сослался на пункт 79 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 57 «О некоторых вопросах, возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации», на Определение Конституционного Суда РФ от 21.06.2001 N 173-О, согласно которым пропуск срока на подачу заявления в налоговый орган не препятствует налогоплательщику обратиться непосредственно в суд с иском о возврате из бюджета суммы излишне уплаченного налога в течение трех лет считая со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права на своевременный зачет или возврат указанных сумм.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА от 05.06.2019 г. по делу N А68-6938/2016

Организация в соответствии с положениями коллективного договора и положением об оплате труда предоставляла работникам бесплатное питание. С этой целью организацией были заключены договоры на оказание услуг по организации питания с третьими лицами.

Питанием обеспечивались только работники организации, что обусловлено спецификой и характером работы в организации, с целью создания для работников надлежащих условий труда, исполнения трудовой функции работниками, участвующими в производственном процессе. При этом организация во исполнение принятых на себя обязательств по обеспечению своих работников питанием производила выплату работникам в натуральной форме, исчисляя с указанных выплат налог на доходы физических лиц.

Инспекция в результате проведения проверки пришла к выводу об обязанности организации включать в налоговую базу для исчисления налога на добавленную стоимость бесплатных обедов, предоставляемых работникам, и произвела доначисление НДС.

Арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали позицию организации. Они пришли к выводу, что в данном случае отсутствовали операции по реализации товаров (работ, услуг), также отсутствовали операции по безвозмездной передаче прав собственности на товары, результатов выполненных работ, оказание услуг, которые признаются реализацией товаров (работ, услуг).

По мнению судов, поскольку экономическую выгоду в денежной или в натуральной форме организация в данном случае не получала, цель реализации услуг по организации питания сотрудников, продуктов питания отсутствовала, поскольку такая деятельность для организации являлась обязательной в силу действующего трудового законодательства, коллективного договора и положения об оплате труда, и обусловлена спецификой, характером работы в организации. Следовательно, в данном случае объект обложения налогом на добавленную стоимость, предусмотренный подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ, не возникает.

 Апелляционное опрделение Челябинского областного суда от 21.03.2019 № 11-3194/2019

Суд поддержал работодателя, вынесшего работнику выговор за подключение личного USB-флеш накопителя к рабочему компьютеру, поскольку локальными нормативными актами это было запрещено. Несмотря на то, что на его рабочем компьютере отсутствовала коммерческая тайна, работник был правомерно привлечен к дисциплинарной ответственности, при этом не имело значение, успел ли он перенести какую-либо информацию на личное устройство.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС  ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА от 03.06.2019 по делу N А74-11023/2018

Организация учла в составе расходов по налогу на прибыль сумму единовременного пособия работнику, выплаченного по отраслевому соглашению и коллективному договору за утрату трудоспособности в связи с травмой на производстве.

Налоговая инспекция исключила указанную сумму из состава расходов организации, посчитав ее не направленной на получение дохода, а дополнительной социальной гарантией и компенсацией, предусмотренной отраслевым соглашением и не являющейся выплатой стимулирующего характера. На этом основании инспекция приняла решение о привлечении организации к ответственности и о доначислении налога на прибыль.

Арбитражный суд первой инстанции поддержал позицию инспекции, но суды апелляционной и кассационной инстанций признали законность действий организации по включению рассматриваемой суммы в расходы.

Сославшись на пп. 13 п. 1 ст. 265 НК РФ суды указали на возможность включения в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией, в частности, расходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также расходы на возмещение причиненного ущерба. По мнению судов, в приведенной норме не конкретизируется, какой ущерб подлежит возмещению - материальный или моральный, и не содержится прямого запрета на включение в состав внереализационных расходов затрат на возмещение морального вреда, каковой является рассматриваемая выплата.

 Апелляционное определение Ивановского областного суда от 06.05.2019 по делу N 33-1125

Гражданка обратилась в суд с заявлением о признании незаконным ее увольнения, а также о компенсации морального вреда. По ее мнению, заявление об увольнении по собственному желанию она написала под давлением со стороны работодателя быть уволенной по порочащему основанию, и угрозой невыплаты заработной платы.

Суды первой и апелляционной инстанций не установили вынужденного характера подачи гражданкой заявления об увольнении по собственному желанию, и пришли к выводу, что попытка избежать увольнения по порочащим основаниям путем реализации права на подачу заявления об увольнении по собственному желанию и последующее расторжение трудового договора сами по себе не могут являться подтверждением вынужденного характера увольнения. В связи с этим в удовлетворении требований гражданке было отказано.

  ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС УРАЛЬСКОГО ОКРУГА от 21.05.2019 по делу N А47-6761/2018

Фонд социального страхования РФ переквалификацировал гражданско-правовые договоры организации с водителями в трудовые договоры, что повлекло выводы о занижении организацией облагаемой базы при исчислении страховых взносов по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, доначисление в связи с этим сумм страховых взносов по указанным видам страхования, начислении пеней и штрафов. Арбитражными судами первой, апелляционной и кассационной инстанций решение в указанной части было признано недействительным.

По мнению судов, договоры имели признаки гражданско-правовых договоров, поскольку заключались на определенный вид услуги -  управление автомобилем организации, вознаграждение выплачивалось в виде конкретной суммы только за достигнутый результат, договоры заключались на перевозку опасных грузов, водители привлекались только на определенный заказ, а не работали на постоянной основе, при отсутствии заказов вознаграждение они не получали.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА от 08.05.2019 по делу N А51-9792/2018

Контрагент выполнил для организации строительно-монтажные работы. Организация оплатила указанные работы, при этом НДС по оплаченным работам был принят к вычету более чем через три года, после проведения государственной экспертизы построенных объектов. Инспекция отказала организации в применении указанных вычетов по НДС. Суд первой инстанции поддержал позицию организации, а суды апелляционной и кассационной инстанций – инспекцию. Апелляционный и кассационный суды пришли к выводу, что налогоплательщик вправе предъявлять к вычету НДС только в течение трехлетнего срока, и сроки проведения госэкспертизы не влияют на продление срока предъявления уплаченного НДС к вычету.

 Апелляционное определение  Самарского областного суда от 16.04.2019 по делу N 33-4128/2019

Суд признал незаконным увольнение работника по собственному желанию без указания в заявлении конкретной даты. Работник написал заявление об увольнении с декабря месяца. Работодатель оформил увольнение через две недели после даты получения заявления.

Впоследствии работник обратился в суд с заявлением о признании увольнения незаконным, поскольку написал заявление под давлением работодателя, и оно не соответствует законодательству. Работнику не было известно о дате подачи и регистрации его заявления об увольнении. Приказом от 27.11.2018 г. N 60 ЛС Г. уволен с 03.12.2018 г., т.е. его увольнение по собственному желанию инициировано ответчиком, он не указывал в заявлении дату увольнения.

Суд удовлетворил требования работника, восстановил его на работе и обязал работодателя выплатить заработную плату за время вынужденного прогула, указав что в указанных обстоятельствах права работника были нарушены, поскольку он не знал конкретной даты своего увольнения, не имел возможности отозвать свое заявление в период между подачей заявления до дня увольнения, и продолжить работу с сохранением трудового договора.

Волеизъявление работника на расторжение трудового договора по собственному желанию должно являться добровольным и должно подтверждаться исключительно письменным заявлением работника.

 Апелляционное определение  Московского городского суда от 18.03.2019 N 33-7750/2019

Работнику был сокращен в организации со своей должности. С целью выполнения требований Трудового кодекса РФ о предложении подходящего работнику места работы в течение действия срока предупреждения об увольнении работодатель предложил работнику пройти собеседования на другие имеющиеся подходящие вакансии. От трудоустройства на вакансии, которым работник соответствовал по своим квалификации и знаниям, работник отказался. При этом по одной из вакансий было выявлено несоответствие работника требованиям по знаниям и квалификации, и трудоустройство по данной вакансии не было предложено работнику. После истечения срока предупреждения об увольнении работник был уволен.

Работник обратился в суд с заявлением о восстановлении на работе, поскольку сокращение, по его мнению, было фиктивным, а также ему не были предложены имеющиеся подходящие вакансии. Суды первой и апелляционной инстанций поддержали работодателя и пришли к выводам о том, что работодатель выполнил требования законодательства по предложению подходящих вакансий работнику. При этом работник от работы по подходящим и предложенным ему вакансиям отказался сам, а работодатель правомерно отказал ему в приеме на работу по вакансии, которой работник не соответствовал по своей квалификации.

 


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 01.09.2019г. по 31.08.2020г. Страховой полис №  190Е0370R3100 от 31.08.2019г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2018г. по 29.10.2019г. Страховой полис № 180Е0370R3774 от 30.10.2018г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru