Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Отчеты
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за октябрь 2019
Арбитраж за сентябрь 2019
Арбитраж за август 2019
Арбитраж за июль 2019
Арбитраж за июнь 2019
Арбитраж май 2019
Арбитраж за апрель 2019
Арбитраж за март 2019
Арбитраж за февраль 2019
Арбитраж за январь 2019 года
Арбитраж за декабрь 2018
На главную

Арбитраж за август 2019

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за август 2019 года

 Кассационное определение

Судебной коллегии по административным делам

Верховного Суда РФ от 10.07.2019 N 5-КА19-15

Организация обратилась в суд с исковым заявлением об установлении по состоянию на начало налогового периода кадастровой стоимости принадлежащих ему на праве собственности нежилых зданий в размере, равном их рыночной стоимости, для целей исчисления налога на имущество организаций. Суд назначил экспертизу, в результате которой была определена рыночная стоимость зданий с учетом НДС. Организация не согласилась с включением в рыночную стоимость зданий НДС и заявила суду ходатайство о назначении повторной либо дополнительной судебной экспертизы в целях определения стоимости зданий без НДС. Суд ходатайство не удовлетворил и установил кадастровую стоимость в размере, равном рыночной стоимости зданий, определенной экспертом, т.е., с НДС.

Суд апелляционной инстанции поддержал позицию суда первой инстанции.

Судебная коллегия Верховного Суда не согласилась с мнением судов первой и апелляционной инстанций и пришла к выводу, что ни законодательство об оценочной деятельности, ни налоговое законодательство не предусматривает, что при определении рыночной стоимости объекта недвижимости для целей установления кадастровой стоимости налог на добавленную стоимость является ценообразующим фактором и увеличивает ее размер. В свою очередь, реализация объектов недвижимости по рыночной стоимости является объектом налогообложения и в этом случае налог на добавленную стоимость подлежит определению по правилам гл. 21 НК РФ. Следовательно, определение рыночной стоимости с выделением в ее составе налога на добавленную стоимость противоречит приведенным нормам законодательства об оценочной деятельности.

 Определение Судебной коллегии по гражданским делам

Верховного Суда Российской Федерации от 01.07.2019 N 67-КГ19-5

Гражданин обратился в суд с требованием о взыскании с организации компенсации расходов на погребение своей умершей супруги и в выплате трехкратного размера государственной пенсии. Свои требования гражданин обосновал тем, что его супруга состояла в трудовых отношениях с организацией, и по условиям трудового договора организация приняла на себя обязательства в случае выхода работника на пенсию выплачивать ему вознаграждение в размере 15% от средней месячной заработной платы за последние двенадцать месяцев работы, а также в случае смерти работника оплатить расходы на его погребение и выплатить членам его семьи трехкратный размер государственной пенсии, назначенной работнику.

При этом организация в полном объеме выплачивала бывшей работнице вознаграждение при жизни, но отказалась компенсировать расходы на погребение и выплачивать трехкратный размер государственной пенсии членам семьи.

Суд первой инстанции удовлетворил требования гражданина. Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил и отказал в удовлетворении требований истца, посчитав, что после прекращения трудового договора супруга заявителя перестала быть работником организации, положение же трудового договора об оплате работодателем в случае смерти работника расходов на его погребение и о выплате членам семьи работника трехкратного размера государственной пенсии, назначенной работнику имело силу в период действия трудового договора и не содержит ссылку на то, что он сохраняет свое действие после прекращения трудового договора.

Верховный Суд поддержал позицию истца и суда первой инстанции, указав, что трудовым законодательством, коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права, трудовым договором регулируются не только собственно сами трудовые отношения между работником и работодателем по организации труда и трудового процесса с момента начала этих отношений и до момента их прекращения, но и другие отношения, производные от трудовых отношений и непосредственно с ними связанные. Эти производные отношения могут возникать и развиваться до наступления трудовых отношений, существовать вместе с ними, и сменять трудовые отношения, то есть возникать в связи с прекращением трудовых отношений.

Изучив трудовой договор умершей работницы, Верховный Суд пришел к выводу о том, что обязательство работодателя по оплате в случае смерти работника расходов на его погребение и о выплате членам семьи работника трехкратного размера государственной пенсии распространялось на период после расторжения данного трудового договора. Таким образом, по мнению Верховного суда, требования истца были правомерными, указанные положения трудового договора продолжали действовать после его расторжения и после смерти бывшей работницы.

 Определение ВС РФ от 26.08.2019 N 309-КГ18-26166 по делу N А47-9881/2017

Инспекция установила, что, помимо доходов от основной деятельности, облагаемых налогом на прибыль организаций по ставке 20%, организация получила доход от дочерних организаций в виде дивидендов, облагаемый по ставке 0%. При этом раздельный учет расходов, относящихся к основной деятельности, и расходов, относящихся к доходам в виде дивидендов, организацией не осуществлялся.

Инспекция расчетным методом определила размер расходов, относящихся к доходам в виде дивидендов пропорционально доле дохода, полученного от данного вида деятельности в суммарном объеме всех доходов общества, в результате чего налоговая база по доходам, облагаемым по ставке 20%, была увеличена за счет уменьшения части расходов, и организации был доначислен налог.

Арбитражные суды поддержали позицию инспекции в том, что расходы организации на управление дочерними организациями были направлены на повышение их эффективности, что и привело к получению дивидендов.

Но Верховный Суд акты арбитражных судов отменил и направил дело на пересмотр, указав, что НК РФ предусмотрено отдельное определение налоговой базы по ставке, отличной от 20%, применяемое в случаях ведения налогоплательщиком нескольких видов деятельности. Это правило не применимо к доходам в виде дивидендов, поскольку это внереализационный доход от долевого участия в других организациях, а не доход от осуществляемой деятельности.

 Определение ВС РФ от 02.08.2019 N 309-ЭС19-12197 по делу А50-21077/2018

Работник организации, работающий на условиях неполного рабочего времени и получающий пособие по уходу за ребенком, был направлен организацией в служебную командировку. За время командировки, в которой работник продолжал работать неполное рабочее время, организация продолжала начисление работнику пособия. ФСС посчитал, что в период нахождения работника в командировке уход за ребенком фактически не осуществляется, следовательно, право на получение ежемесячного пособия за период командировки отсутствует, и отказал организации в зачете указанной суммы.

Арбитражные суды и Верховный Суд поддержали организацию и работника, указав, что осуществление ухода за ребенком не означает непрерывное присутствие работника в месте нахождения ребенка, в связи с чем направление работника, которому установлен режим неполного рабочего времени, в краткосрочную командировку само по себе не может служить основанием для признания работника прекратившим осуществлять уход за ребенком и утратившим вследствие этого право на пособие.

 Постановление АС Уральского округа от 08.08.2019 по делу N А34-8641/2018

Организация, находящаяся на общем режиме налогообложения, приобрела имущество, в том числе транспортные средства и недвижимость. Уплаченный продавцам НДС был принят к вычету.

Со следующего года организация перешла на УСН, уведомив об этом инспекцию. При этом организация не восстановила НДС, принятый ранее к вычету по амортизируемому имуществу, как того требует п. 3 ст. 170 НК РФ. Спустя незначительное время после перехода на УСН организация была реорганизована в форме присоединения к другой организации.

Инспекция выявила факт не восстановления НДС организацией-правопредшественником и потребовала его восстановления организацией- правопреемником. Организация-правопреемник оспорила в суде решение инспекции, указав на то, что согласно подпункту 2 пункта 3 статьи 170 и пункту 8 статьи 162.1 Налогового кодекса РФ у правопреемника отсутствует обязанность по восстановлению сумм НДС, ранее законно и обоснованно отраженных в налоговой декларации правопредшественником, в связи с чем правомерно принятые налогоплательщиком к вычету суммы НДС по основным средствам при их передаче правопреемнику (правопреемникам) восстановлению и уплате в бюджет не подлежат.

Арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций согласились с мнением инспекции и признали обязанность организации-правопреемника восстановить НДС.

 Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 29.06.2019 по делу N А19-25029/2018

По результатам проведения налоговой проверки инспекция выдала организации предписание об устранении выявленных нарушений налогового законодательства, в котором обязала организацию исполнить обязанность по уплате налогов, сборов и страховых взносов в сроки, установленные законодательством.

Организация посчитала, что предписание инспекции является документом, не предусмотренным действующим налоговым законодательством РФ и оспорила его в суде. Арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций подержали позицию организации, поскольку пришли к выводу, что предписание, вынесенное инспекцией на основании подп. 8 п. 1 ст. 31 НК РФ, является не требованием об уплате налога (взноса) в смысле, придаваемом этому понятию ст. 69 НК РФ, а предписанием о необходимости исполнения организацией обязанности по уплате в бюджет обязательных платежей (без указания сумм), имеет ссылку на возможность применения за его неисполнение административной ответственности, установленной ч. 1 ст. 19.5 КоАП.

Предписание было признано не предусмотренной законом формой реагирования при осуществлении налогового контроля и отменено.

 Постановление АС Уральского округа от 24.07.2019 N Ф09-4677/19 по делу N А07-34329/2018

ФСС доначислила организации, предоставляющей услуги по организации отдыха детей в летнем лагере, страховые взносы с предоставленного бесплатного питания работникам лагерей, указав, что данные выплаты обусловлены трудовыми отношениями и являются элементами оплаты труда, а также со среднего заработка за дополнительные выходные по уходу за детьми-инвалидами, поскольку законодательством об обязательном социальном страховании такие выплаты не предусмотрены.

Организация оспорила решение ФСС в суде.

Суды трех инстанций поддержали позицию организации, поскольку, по их мнению, предусмотренное локальным нормативным актом организации предоставление бесплатного питания работникам лагеря является формой социальной гарантии, не зависело от квалификации сотрудника, его должности и характера работы, а следовательно, не являлось оплатой труда и не подлежало обложению страховыми взносами. В отношении оплаты работнику дополнительного выходного дня в размере среднего заработка суды пришли к выводу, что это указывает на размер выплаты, а не сохранение среднего заработка. Гарантия по компенсации потерь заработка гражданам, имеющим детей-инвалидов и обязанным осуществлять за ними должный уход, не относится по своей природе к вознаграждению за выполнение трудовых или иных обязанностей.

Постановление АС Поволжского округа от 28.05.2019 по делу N А12-14902/2018

Кредитор организации был ликвидирован, в связи с чем у организации возникла обязанность произвести учет кредиторской задолженности ликвидированного кредитора в качестве внереализационного дохода для целей налогообложения прибыли в периоде ликвидации. Однако организация исчислила внереализационный доход в более позднем периоде, после проведения инвентаризации. При этом организация исходила из того, что она вправе самостоятельно определять нереальность взыскания тех или иных долгов, т.е. для списания задолженности истечение срока ее исковой давности или ликвидации должника не является обязательным, необходимо лишь выполнение условий, перечисленных в пункте 77 Положения № 34н; для списания дебиторской задолженности достаточно инвентаризации, письменного обоснования.

В связи с выявлением занижения организацией суммы налогооблагаемого дохода в периоде ликвидации кредитора инспекция приняла решение о привлечении организации к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Арбитражные суды первой, апелляционной и кассационной инстанций поддержали позицию инспекции, указав, что в соответствии с положениями п. 1 ст. 248 НК РФ, п. 18 ст. 250 НК РФ, п. 1 ст. 271 НК РФ, Положением по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации (утв. приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29.07.1998 № 34н), ПБУ 9/99 (утв. приказом Министерства финансов Российской Федерации от 06.05.1999 № 32н) организация обязана была включить кредиторскую задолженность в состав внереализационных доходов в периоде ликвидации кредитора, поскольку срок исковой давности истек, а также имелись основания полагать, что сумма задолженности с него не будет взыскана.

 Апелляционное определение ВС Республики Коми от 17.06.2019 по делу N 33-3692/2019г.

Организация установила, что работник пользовался служебным Интернетом для посещения сторонних сайтов в личных целях. При этом такое использование Интернета на рабочем месте было запрещено правилами внутреннего трудового распорядка.

Организация применила к работнику дисциплинарное взыскание в виде выговора.

Работник оспорил действия работодателя в суде. Суд первой инстанции поддержал работника, в том числе по формальным основаниям пропуска организацией месячного срока привлечения работника к дисциплинарной ответственности

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции и вынес определение, в котором признал правомерными действия организации по привлечению работника к ответственности.

 Апелляционное определение ВС Республики Башкортостан от 06.06.2019 по делу N 33-9728/2019

Работник был принят на работу, при этом в трудовом договоре условие о сроке испытания отсутствовало, но было указано в приказе о приеме на работу.

В организации произошла реорганизация в форме присоединения, в результате которой работник должен был быть переведен в организацию, являющуюся правопреемником присоединенной. Однако вместо перевода работник был уволен по основанию неудовлетворительного результата испытания.

Работник обратился в суд с требованием о восстановлении на работе и выплате заработной платы за время вынужденного прогула.

Судами было установлено, что условие об испытании, предусмотренное в приказе о приеме работника на работу, не может расцениваться как соглашение сторон об установлении испытания, поскольку в силу части 1 статьи 68 ТК РФ приказ о приеме на работу издается на основании заключенного трудового договора, содержанию которого должен соответствовать, в то время как трудовой договор с условием об испытании истцом не подписывался, отдельное соглашение о таком условии отсутствует, из чего следует, что истец был принят на работу без испытания.

Суды пришли к выводу, что работник принимался на работу без испытания, и увольнение по пункту 4 части 1 статьи 77 ТК РФ по инициативе работодателя на основании части 1 статьи 71 ТК РФ является незаконным.


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 01.09.2019г. по 31.08.2020г. Страховой полис №  190Е0370R3100 от 31.08.2019г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2019г. по 29.10.2020г. Страховой полис № 190Е0370R3889 от 30.09.2019г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru