Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Отчеты
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за октябрь 2020
Арбитраж за сентябрь 2020
Арбитраж за август 2020
Арбитраж за июль 2020
Арбитраж за июнь 2020 года
Арбитраж за май 2020 года
Арбитраж за апрель 2020
Арбитраж за март 200
Арбитраж за февраль 2020
Арбитраж за январь 2020
Арбитраж за декабрь 2019
Арбитраж за ноябрь 2019
Арбитраж за октябрь 2019
Арбитраж за сентябрь 2019
Арбитраж за август 2019
Арбитраж за июль 2019
Арбитраж за июнь 2019
Арбитраж май 2019
Арбитраж за апрель 2019
Арбитраж за март 2019
Арбитраж за февраль 2019
Арбитраж за январь 2019 года
Арбитраж за декабрь 2018
На главную

Арбитраж за октябрь 2020

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за октябрь 2020 года

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ

ОТ 24.08.2020 №18-КГ20-37

Как следует из материалов дела, работник устно предупредил о необходимости взять отпуск в период отсутствия с 16 до 20 часов за свой счет. Отставив заявление на рабочем месте руководителя и не дождавшись ответной резолюции на заявлении об отпуске за свой счет на 4 часа, как это было принято на предприятии, работник покинул место работы. Впоследствии, работодатель провел служебную проверку, в результате которой стало известно о факте отсутствия работника, и применил меру дисциплинарной ответственности в виде увольнения. И работник обратился в суд с иском об отмене приказа в прекращении трудового договора и в последующем восстановлении на работе.

Суд первой инстанции согласился с работодателем и отметил, что имел место прогул, поскольку работник самовольно покинул рабочее место, а при этом доказательств, свидетельствующих о предоставленном разрешении руководителей в суд не представлено. При этом, процедура привлечения работника к дисциплинарной ответственности не была нарушена работодателем: затребованы письменные объяснения, срок к привлечению дисциплинарной ответственности не пропущен, учтена тяжесть совершенного проступка. Апелляционный суд также согласился с выводом суда первой инстанции и с правовыми обоснованиями по делу.

Однако Судебная коллегия не согласилась с мнением коллег, указав, что вывод судов о соблюдении работодателем процедуры привлечения к дисциплинарной ответственности противоречит законодательству, поскольку месячный срок привлечения к дисциплинарной ответственности начинает течь с момента, когда непосредственному руководителю становится известно о совершении проступка, а не в день проведения служебной проверки. Кроме того, судам следует дать оценку доводов работника, который утверждает, что его увольнение обусловлено дискриминацией по причине активной профсоюзной деятельности в профсоюзе, нарушая трудовое законодательство о запрете на ограничение прав по принадлежности к общественным объединениям или социальным группам. Кроме того, Коллегия отмечает, что при вынесении решения об увольнении, судами должна исследоваться возможность применения менее строго вида дисциплинарного взыскания исходя из принципов гуманизма, соразмерности, и справедливости. Дело отправлено на новое рассмотрение.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ ОТ 06.10.2020 №306-ЭС20-13746 ПО ДЕЛУ №А55-12394/2019

Общество обратилось в суд с иском к таможенному органу по признанию незаконным бездействия таможни, выразившимся в отказе возвратить излишне уплаченные таможенные платежи по декларации на товары. Суд первой инстанции отказал обществу и указал на несоблюдение обществом административной процедуры по подаче заявления на возврат излишне взысканных таможенных платежей.

Суды апелляционной и кассационной инстанции, отменив решение суда первой инстанции, указали на неправомерность принятия решения судом первой инстанции, поскольку оно принято без учета позиции Верховного Суда РФ, согласно которой, в случае незаконного взыскания таможенных платежей, на общество не возлагается обязанность по предварительному обращению в таможенный орган с заявлением об их возврате. Поскольку урегулирование вопроса о возврате излишне взысканного налога в административном порядке в этом случае является правом, а не обязанностью плательщика. А следуя конституционным принципам по защите прав частной собственности, при излишнем внесении таможенных платежей в связи с принятием таможенным органом незаконных решений по результатам таможенного контроля, а также при истечении срока возврата таможенных платежей в административном порядке, заинтересованное лицо вправе обратиться непосредственно в суд с требованием о возложении на таможенный орган обязанности по возврату излишне внесенных в бюджет платежей в течение трех лет со дня, когда плательщику стало известно о нарушении своего права (по излишнему внесению таможенных платежей в бюджет). При этом обращение в суд не предполагает необходимости соблюдения административной процедуры возврата.

В дальнейшем, дело рассматривалось судами по существу заявленных обществом требований. И суды, оценив правомерность решений о корректировке таможенной стоимости, в качестве оснований для выводов о наличии или отсутствии излишнего взыскания с заявителя таможенных платежей, пришли к выводу о неправомерности выводов таможни.

Верховный суд также встал на сторону Общества, признав действия таможни незаконными, и отказал в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВС РФ ОТ 17.08.2020 № 57-КГ20-9-К1

Приступив к рабочей смене, работник, почувствовав сильное недомогание, и имея аналогичный опыт заболевания, отправился домой. Вызвав скорую помощь, работник прошел лечение в стационаре. По выходу на работу после больничного, работник написал объяснительную записку работодателю о произошедших обстоятельствах. Однако, был уволен за прогул. Работник впоследствии обратился в суд с признанием незаконным увольнения.

Суды первой и апелляционной инстанции признали действия работодателя законными, указав на то, что работник не уведомил своего руководителя об ухудшении своего здоровья и необходимости покинуть своё рабочее место до окончания рабочей смены. Тем самым признав, что отсутствовали уважительные причины и совершен прогул.

Однако, Верховный суд не согласился с такой позицией. Указав, что судами не дана правильная оценка уважительности причин оставления рабочего места: самочувствие работника ухудшилось резко и внезапно и, находясь в паническом состоянии и испытывая боль, работник опасался за обострение имеющегося заболевания и за свою жизнь. Суд также обратил внимание на незаконность отказа в допросе свидетелей, которые могли подтвердить уважительные причины отсутствия работника. Тем самым, указав на формальность подхода при рассмотрении настоящего спора, Верховый суд отменил судебные акты и направил дело на новое рассмотрение.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА ОТ 12.08.2020 №Ф08-5965/2020 ПО ДЕЛУ №А32-1717/2020

Общество обратилось в суд с заявлением к отделению ФСС о признании недействительным приказа и обязании вынести новый приказ в предоставлении скидки к страховому тарифу на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, поскольку у общества по итогам камеральной проверки на дату подачи заявления о предоставлении скидки к страховому тарифу выявлена недоимка, сумма пеней и штрафов. После вынесения решения общество обратилось в фонд с требованием произвести перерасчет пени по платежным поручениям, поскольку перечисленные суммы не учтены фондом в связи с неверным указанием КПП. Однако, фонд отказал в установлении скидки, мотивировав тем, что действующим законодательством повторная подача заявления на установление скидки к страховому тарифу, а также оснований для повторного пересмотра скидки не предусмотрено. 

Суды трех инстанций пришли к выводу о неправомерности действий фонда, указав на то, что денежные средства по платежным поручениям поступили в бюджет ФСС на соответствующий счет фонда и не сформировали неисполненную обязанность по уплате страховых взносов текущего календарного года и фактически у общества отсутствовала задолженность в виде пеней по итогам проверки. Признав действия общества добросовестными, суд отметил своевременность перечисления страховых взносов, кроме того, как заметили суды платежные документы не содержали иных ошибок, кроме КПП, в связи с чем оснований для отказа у ФСС не имелось.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 04.09.2020 №Ф05-12434/2020 ПО ДЕЛУ №А40-282310/2019

Общество обратилось в суд о признании недействительным уведомления о размере страховых взносов на травматизм. ФСС установил для общества тариф в размере 0,7% к начисленной оплате труда, приняв за основной вид деятельности общества его дополнительный вид деятельности, который относится к 6 классу профессионального риска.

Как установлено материалами дела, общество в установленный законодательством срок не представило в ФСС заявление о подтверждении основного вида экономической деятельности с необходимыми документами. Выявив это нарушение в ходе камеральной проверки, фонд подтвердил решение об изменении страхового тарифа. При этом, не согласившись с решением, общество направило свои возражения и указало, что по установленному ФСС виду деятельности по ОКВЭД, общество деятельности не ведет, в том числе ввиду отсутствия производства, при этом ранее в ЕГРЮЛ внесена запись об исключении спорного кода из дополнительных видов деятельности общества. Однако, фонд отказался пересматривать размер страховых тарифов, и общество обратилось в суд.

 Суды трех инстанций указали, что действующим законодательством установлено, что основной вид экономической деятельности - это тот вид, который по итогам предыдущего года имеет наибольший удельный вес в общем объеме выпущенной продукции и оказанных услуг, определяемый обществом самостоятельно.

И в случае непредставления документов по подтверждению вида деятельности, фонд относит данного страхователя к тому виду экономической деятельности, который имеет наиболее высокий класс профессионального риска, из осуществляемых им видов экономической деятельности, и уведомляет страхователя о размере страхового тарифа, соответствующему этому классу профессионального риска. При этом, до подтверждения основного вида экономической деятельности страхователь относит к виду экономической деятельности по ОКВЭД, подтвержденному страхователем в предыдущем финансовом году. Кроме того, из Бухгалтерского баланса и Отчета о финансовых результатах за предшествующие годы следует, что страхователь в предшествующем году осуществлял деятельность по основному виду деятельности. Таким образом, не представление Обществом в установленный законодательством срок документов, подтверждающих вид экономической деятельности, не является основанием для установления наиболее высокого класса профессионального риска. Суды также отметили, что ФСС имел сведения об обществе по подтверждению ОКВЭД, но фактически отказал в проверке доказательств и признали действия ФСС незаконными.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС  ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА ОТ 11.09.2020 № Ф03-3529/2020 ПО ДЕЛУ № А51-23858/2019

Общество обратилось в суд к ФСС о неправомерном привлечении к ответственности за нарушение законодательства РФ об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. По результатам проведенной проверки ФСС включил в базу для начисления страховых взносов выплаты, произведенные физическим лицам, фактически работающим по мнению ФСС по трудовым договорам, а не по гражданско-правовым договорам, как квалифицировало их общество. В связи с чем, ФСС принято решение о начислении страховых взносов, пеней и привлечении к ответственности за неуплату сумм страховых взносов в результате занижения облагаемой базы для начисления страховых взносов в виде штрафа.  

В первой инстанции суд пришел к выводу, что заключенные между обществом и физическими лицами договоры являются гражданско-правовыми, поэтому произведенные по ним выплаты не должны включаться в базу для исчисления страховых взносов.

Однако, суды апелляционной и кассационной инстанции не согласились с обществом, квалифицировав договоры как трудовые. Основанием для такого решения послужили выводы судов о выполнении физическими лицами конкретных трудовых функций на территории работодателя, поскольку фактически обеспечивалось выполнение должностных обязанностей в рамках основного вида деятельности предприятия, условия и содержание договоров предполагали регулирование и контроль над процессом работы со стороны общества, как функций, осуществляемых работодателем. Кроме того, спорным договорам присущи такие элементы трудового договора как систематический характер, личное выполнение работ, закрепление в предмете договора трудовой функции, выполнение работ определенного рода, а не разового задания; кроме того, договоры содержали условия по регулярной оплате труда в фиксированной сумме. Установив вышеуказанные признаки, суд поддержал позицию ФСС в том, что заключенные договоры носили трудовой характер. 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА ОТ 02.09.2020 № Ф01-12549/2020 ПО ДЕЛУ № А38-8335/2019

По результатам проведения камеральной налоговой проверки, представленной Обществом уточненной налоговой декларации по НДС за второй квартал, налоговая инспекция приняла решение о привлечении общества к ответственности за совершение правонарушения по части начисления и предложения уплатить штраф по ст. 122 НК РФ

 Общество обратившись в суд, ссылается на то, что налоговой инспекцией при вынесении решения не в полной мере учтены смягчающие обстоятельства, размер штрафа несоразмерен правонарушению, также не учтено наличие переплаты, добровольной уплаты доначисленного налога, затруднительное материальное положение общества, а также выполнение обществом государственных заказов.

Основанием для доначисления НДС явился вывод налогового органа о неправомерном применении налогоплательщиком налоговых вычетов по НДС по счетам-фактурам, оформленным от имени общества и контрагентов, поскольку по мнению налогового органа, в платежных документах содержались недостоверные сведения, работы выполнены силами самого общества.

Суд первой инстанции оценил размер штрафа, принял во внимание обстоятельства совершенного Обществом правонарушения, а также признание налогоплательщиком вины и его тяжелое финансовое положение, уплату доначисленного налога и пришел к выводу о несоразмерности налоговой санкции совершенному правонарушению и с учетом смягчающих обстоятельств снизил размер штрафа более чем в два раза. Указав, при этом, что согласно определению Конституционного Суда РФ от 05.07.2001 №130-о санкции штрафного характера, исходя из общих принципов права, должны отвечать вытекающим из Конституции РФ требованиям справедливости и соразмерности. При этом налоговая санкция, в отличие от пеней, носящих компенсационный характер, имеет карательно-превентивный (штрафной-предупредительный) характер и рассматривается с учетом индивидуальных принципов, а также соразмерности наказания.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС  УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 11.09.2020 №Ф09-4834/20 ПО ДЕЛУ №А76-25957/2018

Основанием для доначисления НДС, послужил вывод налогового органа о получении обществом необоснованной налоговой выгоды. По мнению инспекции, контрагенты общества имели признаки номинальных структур: отсутствовал персонал, транспорт, основные средства, расходы на обычную хозяйственную деятельность. Как указала налоговая инспекция, налоговая нагрузка у данных юридических лиц (контрагентов) минимальна; источник возмещения НДС в бюджете не сформирован; движение денежных средств по расчетным счетам носит транзитный характер; руководители и учредители номинальные. Документов в подтверждение взаимоотношений налогоплательщика с контрагентами в ходе проверки не представлено, а счета-фактуры, составленные от имени данных контрагентов, подписаны неустановленными лицами. Налогоплательщиком не представлены должным образом составленные товарно-транспортные накладные в подтверждение фактической доставки товара от контрагентов. И кроме того, налоговый орган пришёл к выводу об ошибочно указанной иностранной стране происхождения товара, поскольку в платежных документах не указана страна происхождения товара и отсутствует номер таможенной декларации. Суды первой и апелляционной инстанции подтвердили мнение налогового органа в получении необоснованной налоговой выгоды.

Однако, суд округа отменил судебные акты нижестоящих инстанций и отправил дело на новое рассмотрение. Отметив, что смыслом, придаваемым судебно-арбитражной практикой, формальность документооборота не может устанавливаться только в связи негативными характеристиками контрагента как хозяйствующего субъекта (наличие признаков номинальности, отсутствие необходимых условий для ведения результативной хозяйственной деятельности, неисполнение налоговых обязанностей) и недостатками подтверждающих документов (подписание счетов-фактур от имени контрагента неустановленными лицами, отсутствие товаросопроводительных документов и пр.). Кроме того, выводы о приобретении товара у иных лиц основаны исключительно на отрицательных характеристиках данных контрагента, при этом, "задвоения" товара не выявлено.

Опровергая вывод, сделанный судами первой и апелляционной инстанции, о непроявлении обществом должной степени осмотрительности в выборе указанных юридических лиц в качестве контрагентов с указанием на то, что сделки носили крупный характер и налогоплательщиком не соблюден собственный регламент отбора контрагентов, суд округа указал, что критерии проявления должной осмотрительности не могут быть одинаковыми для случаев обычного пополнения материально-производственных запасов и в ситуациях, когда налогоплательщиком приобретается дорогостоящий актив, либо привлекается подрядчик для выполнения существенного объема работ.

Таким образом, судам необходимо проводить тщательней анализ хозяйственной деятельности общества, специфики приобретаемых товаров, а также проверить доказательную базу сделанных выводов о «крупности» сделок как основания для проявления более высокой степени осмотрительности и признания налоговой выгоды как необоснованной. Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС  СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА ОТ 05.10.2020 № Ф07-10311/2020 ПО ДЕЛУ № А56-134131/2019

Материалами дела установлено, что сотрудник общества, с которым произошел несчастный случай на производстве, был оштрафован за непрохождение медицинского осмотра, а работодатель в последствии компенсировал сотруднику затраты на оплату административного штрафа. Сотрудник получил указанную сумму, на основании заявления о выдаче перерасхода денежных средств. При этом, работодатель не включил затраты в базу для исчисления страховых взносов, что послужило поводом ПФР для привлечения к ответственности за совершение нарушения законодательства о страховых взносах.   

Суд первой инстанции в удовлетворении заявления обществу отказал. Однако, суд апелляционной инстанции с выводами суда первой инстанции не согласился, решение отменил и заявление общества удовлетворил, указав, при этом, что компенсация административного штрафа не является оплатой труда и вознаграждением, а также не носит стимулирующий и компенсационный характер, поэтому не подлежит обложению страховыми взносами.

Но все же суд кассационной инстанции отметил, что расходы по уплате наложенного на него административного штрафа за счет средств организации не связаны с каким-либо фактом хозяйственной деятельности общества, а являются следствием ненадлежащего исполнения сотрудником своих служебных обязанностей. При этом, выплата в счет возмещения личных расходов по уплате административного штрафа за ненадлежащее выполнение должностных обязанностей не носит социального характера и не предусмотрена положениями закона и локальными актами самого общества. Как было отмечено в суде первой инстанции, выплата не носит возмещающего характера и отвечает всем признакам дохода, с которого должны быть уплачены налоги и страховые взносы. Суд кассационной инстанции оставил решение суда первой инстанции в силе и отметил обязанность по уплате налогов и страховых взносов с оспариваемых выплат.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС ВОСТОЧНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА ОТ 31.08.2020 № Ф02-3477/2020 ПО ДЕЛУ № А19-29685/2019

Налоговая инспекция провела камеральную налоговую проверку, представленного обществом расчета по страховым взносам и пришла к выводу о занижении обществом базы для начисления страховых взносов на суммы выплат работникам на оплату стоимости путевок на санаторно-курортное лечение. Не согласившись с решением налогового органа, общество обратилось в суд с заявлением о признании его незаконным. Суды всех трех инстанций поддержали общество. Арбитры пришли к выводу о том, что выплаты социального характера, основанные на коллективном договоре, не являющиеся стимулирующими, не зависящие от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения самой работы, не являются оплатой труда работников (вознаграждением за труд) и не подлежат включению в расчетную базу для начисления страховых взносов. Как указали судьи, выплаты, производимые работодателем в пользу или в интересах работника не за результаты труда, а по иным основаниям, не могут быть отнесены к выплатам, подлежащим включению в базу для исчисления страховых взносов. При этом сам факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не означает, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС ДАЛЬНЕВОСТОЧНОГО ОКРУГА ОТ 25.08.2020 № Ф03-2648/2020 ПО ДЕЛУ № А73-6463/2019

По результатам проверки налоговым органом выявлено, что общество (как налоговый агент) не включило в налоговую базу по НДФЛ суммы выплат, произведенных физическим лицам в проверяемом периоде, в связи с чем, не перечислило суммы НДФЛ в бюджет. По выявленным нарушениям общество привлечено к ответственности, а также доначислении налога и пени. Судами установлено, что для выполнения деятельности, связанной с поставкой товаров и услуг, обществом с контрагентами заключены договоры по предоставлению персонала. При этом, заработную плату персоналу выплачивало само общество, и контрагенты, не несли фактических затрат на выплату заработной платы своим работникам. Стоимость оказанных услуг по предоставлению персонала контрагентами соответствует суммам начисленных выплат в пользу физических лиц, но контрагенты НДФЛ и страховые взносы не уплачивали в бюджет. В ходе допроса, судами установлено, что работники на своих рабочих местах работают уже многие годы, работа и должность не меняются, меняются только юридические лица, на имя которых работники по просьбе руководителя, пишут заявление о приеме на работу, должностные обязанности со сменой названия организаций не меняются. В связи с чем, судьи сделали вывод о том, что заключенные обществом договоры с контрагентами фактически не исполнялись, а составлены участниками сделки формально с целью неперечисления в бюджет НДФЛ с выплаченных работникам доходов, и отказали в удовлетворении иска.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АС ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА ОТ 22.09.2020 № Ф04-1100/2020 ПО ДЕЛУ № А45-42807/2019

Поводом для рассмотрения дела стало неправильное исчисление и уплата налога на имущество в отношении нежилого помещения с кадастровым номером, находящимся в здании с кадастровым номером, включенным в Перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость на 2018 год (Перечень). Общество полагая, что кадастровая стоимость нежилого помещения не определена, а налоговая база в отношении этих помещений определяется как доля кадастровой стоимости здания, в котором находится помещение, соответствующая доле, которую составляет площадь помещения в общей площади здания, обратилось в суд.

Арбитры трех инстанций отказали обществу и пришли к выводу о том, что налоговая база по налогу на имущество по спорному объекту недвижимости (помещение) должна определяться с учетом кадастровой стоимости здания. Отметив, что в случае, если здание определено административно-деловым центром или торговым центром и включено в Перечень, то все расположенные в здании помещения, принадлежащие одному или нескольким собственникам, подлежат налогообложению исходя из кадастровой стоимости здания, вне зависимости от отсутствия этих помещений в вышеуказанном Перечне.

 


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 01.09.2019г. по 31.08.2020г. Страховой полис №  190Е0370R3100 от 31.08.2019г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2019г. по 29.10.2020г. Страховой полис № 190Е0370R3889 от 30.09.2019г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru