Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Отчеты
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за август 2021
Арбитраж за июль 2021
Арбитраж за июнь 2021
Арбитраж за май 2021
Арбитраж за апрель 2021
Арбитраж за март 2021
Арбитраж за февраль 2021
Арбитраж за январь 2021
Арбитраж за декабрь 2020
Арбитраж за ноябрь 2020
Арбитраж за октябрь 2020
Арбитраж за сентябрь 2020
Арбитраж за август 2020
Арбитраж за июль 2020
Арбитраж за июнь 2020 года
Арбитраж за май 2020 года
Арбитраж за апрель 2020
Арбитраж за март 200
Арбитраж за февраль 2020
Арбитраж за январь 2020
Арбитраж за декабрь 2019
Арбитраж за ноябрь 2019
Арбитраж за октябрь 2019
Арбитраж за сентябрь 2019
Арбитраж за август 2019
Арбитраж за июль 2019
Арбитраж за июнь 2019
Арбитраж май 2019
Арбитраж за апрель 2019
Арбитраж за март 2019
Арбитраж за февраль 2019
Арбитраж за январь 2019 года
Арбитраж за декабрь 2018
На главную

Арбитраж за июль 2021

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за июль 2021 года

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВС РФ ОТ 21.06.2021 N 78-КГ21-22-К3

Работодатель заранее уведомил сотрудника о сокращении должности, но от перевода тот отказался. По приказу организации работнику выплатили выходное пособие. Однако в последние дни работник взял больничный и согласился на перевод. Проработав еще 3 месяца, сотрудник уволился по собственному желанию.

Работодатель, полагая, что право на получение выходного пособия у ответчика не возникло, оно было выплачено излишне и является неосновательным обогащением на стороне последнего, обратился в суд с требованием взыскать неосновательное обогащение.

Суд первой инстанции с таким подходом согласился, апелляция и кассация встали на сторону работодателя.

ВС РФ поддержал кассационный и апелляционный суды, прийдя к выводу, что взыскать выходное пособие нельзя.

Верховный суд напомнил, что перечень оснований, по которым работодатель может удержать с работника деньги, исчерпывающий. Тот факт, что сотрудник подал заявление о переводе и, соответственно, утратил право на выходное пособие, нельзя считать исключением, которое позволит взыскать с работника суммы.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ СПОРАМ ВВС РФ ОТ 05.07.2021 N 307-ЭС21-2135 ПО ДЕЛУ N А21-10479/2019

Налоговые органы пытались взыскать с организации налог, пени и штрафы, которые доначислили по итогам проверки, поскольку добровольно требование об уплате налога не было исполнено. Компания ссылалась на то, что инспекция превысила установленные сроки проверки и утратила право на взыскание.

Верховный суд РФ рассматривая законность судебных актов нижестоящих судов про данному делу сформулировал следующую позицию.

Меры принудительного взыскания по НК РФ - это последовательные этапы единого порядка. Есть две разные административные процедуры: производство по делу о нарушении налогового законодательства и исполнение решения, которое приняли по результатам такого производства.

Когда проверяют сроки взыскания, оценивают своевременность действий инспекции на стадии исполнения решения. Сроки здесь начинают течь с выставления требования об уплате налога. Поэтому само по себе нарушение срока проверки не имеет значения при оценке правомерности действий налоговиков на стадии взыскания задолженности, ведь оно может произойти по разным причинам (долгий ответ от иностранных органов, непоступление ответов на запросы налоговиков, обеспечение прав налогоплательщика на ознакомление с результатами проверки и т.д.).

Однако длительный срок самой налоговой проверки могут признать недопустимым, если в результате мер налогового контроля становится слишком много или они не ограничены по времени. Для этого в НК РФ установили двухлетний предельный срок, после истечения которого инспекция теряет возможность взыскания. Этот период начинается с момента истечения срока на добровольное исполнение требования по уплате налога и поглощает иные сроки промежуточных действий по взысканию.

Таким образом, нарушение сроков проверки не лишает инспекцию права на взыскание, но ограничивает возможность этого взыскания пределами двух лет.

По обстоятельствам спора выяснилось, что камеральная проверка шла дольше на 4 месяца. Однако двухлетний срок инспекция не нарушила. Соответственно суды пришли к выводу о правомерности взыскания недоимки.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ ОТ 16.07.2021 № 307-ЭС21-10502 ПО ДЕЛУ № А26-2242/2020

Налоговой инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества и принято решение, которым доначислен налог на добавленную, соответствующие суммы пени и штрафа. Основанием для доначисления налога послужил вывод инспекции о неправомерном применении налоговых вычетов на основании предъявленных обществом счетов-фактур, подписанных от имени руководителя контрагента с применением технических средств - факсимильного воспроизведения (факсимиле).

Отказывая в удовлетворении заявления, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что оспоренное решение налогового органа не нарушает права и законные интересы общества, с чем согласился суд округа.

Верховный суд РФ подтвердил правильность выводов судов нижестоящих инстанций, указав, что оформленные с применением технических средств — факсимильного воспроизведения (факсимиле) счета-фактуры не могут являться основанием для применения обществом налоговых вычетов, поскольку нормами налогового законодательства не предусмотрено возможности факсимильного воспроизведения подписи уполномоченного лица при оформлении счета-фактуры.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ ОТ 05.07.2021 № 301-ЭС21-4267

Как усматривается из судебных актов, налоговой инспекцией была проведена выездная налоговая проверка деятельности Общества, по результатам которой было принято решение о доначислении сумм налога на добавленную стоимость, единого налога на вмененный доход, пеней, предложено уменьшить убытки, исчисленные при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций.

Основанием для доначисления НДС послужил вывод налогового органа о неправомерном включении налогоплательщиком в состав внереализационных доходов выплат в виде премий, полученных Обществом по договору за выполнение показателей продаж в период акции.

Общество учло указанную премию во внереализационных доходах. Налоговики не согласились с таким подходом. По мнению инспекции, спорные премии являются выплатами в счет увеличения дохода налогоплательщика, связанными с оплатой автомобилей реализованных конечным покупателям со скидкой, и подлежат включению в налоговую базу по НДС в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 162 Налогового кодекса.

Установив указанные обстоятельства, суды трех инстанций признали решение инспекции в оспариваемой части законным, в связи с чем отказали в удовлетворении требований Общества.

ВС РФ также встал на сторону ФНС РФ и согласился с доначислением НДС на всю сумму полученной премии.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ ОТ 19.07.2021 № 305-ЭС21-11116

ВС РФ отказался пересматривать выводы судов, которые не разрешили организации уменьшить базу по налогу на прибыль на не учтенную ранее "линейную" амортизацию.

Спор возник из-за того, что во время выездной проверки компания изменила амортизационную группу ОС, уменьшив тем самым срок их полезного использования. Она пересчитала амортизацию, но все расходы отразила в уточненных декларациях только за проверяемые периоды. Инспекция настаивала, что нужно пересмотреть расходы и в более ранних периодах, т.е. с даты начала амортизации.

Суды принципиально согласились с подходом налоговиков: при линейном методе амортизацию надо пересчитывать за весь срок полезного использования и за это же время исправлять ошибки. Однако в данном случае перерасчет вышел за пределы спорного периода и ухудшил положение компании. В его результате у организации:

· выросли расходы за периоды до проверки, а вернуть переплату уже нельзя;

· затраты по проверяемому периоду уменьшились из-за снижения ежемесячной амортизации;

· больше нет права амортизировать объекты дальше, ведь исправленный срок полезного использования по некоторым объектам истек.

В связи с этим суды признали правомерным начисление амортизации по амортизационной группе, которую она определила первоначально.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 02.07.2021 N Ф05-14804/2021 ПО ДЕЛУ N А40-167909/2020

Общество состоит на учете в качестве страхователя по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в территориальном органе Фонда социального страхования Российской Федерации в качестве страхователя (регистрационный номер 7715050022).

Основным видом экономической деятельности является оптовая торговля пищевыми продуктами, включая напитки и табачные изделия (код по ОКВЭД - 46.3), что является 1 классом профессионального риска, что соответствует страховому тарифу на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболевания в размере 0,2%.

Фондом ввиду отсутствия представления страхователем в надлежащий срок сведений, подтверждающих осуществления основного вида деятельности был установлен тариф на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в размере 1,2%, исходя из наиболее высокого класса профессионального риска (11 класса).

Страхователем представлены документы для подтверждения вида экономической деятельности на 2019 - заявление и справка-подтверждение основного вида экономической деятельности.

В ходе проведения камеральной проверки расчета 4-ФСС за 4 квартал 2019 фондом установлено неправомерное исчисление страховых взносов исходя из тарифа 0,2% вместо указанного в уведомлении от 24.04.2019 тарифа 1,2%. По результатам проверки начислены недоимка по страховым взносам, пени и штраф.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения Общества в арбитражный суд заявлением о признании недействительным решения ФСС и обязании применять тариф на 2019 год в размере 0,2%.

Решением Арбитражного суда города Москвы, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда требования удовлетворены.

Суд кассационной инстанции, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не нашел оснований для отмены или изменения судебных актов суда первой и апелляционной инстанции ввиду следующего.

Удовлетворяя заявленные требования, суды первой и апелляционной инстанций, исходили из того, что вид фактически осуществляемой страхователем деятельности подлежит определению с учетом основного вида деятельности, фактически осуществляемого страхователем, фонд безосновательно определил вид экономической деятельности общества по наиболее высокому классу профессионального риска, поскольку до подтверждения основного вида экономической деятельности страхователь относится к виду экономической деятельности по основному виду экономической деятельности.

Кассационный суд поддержал позицию судов, отметив, что налоги и сборы должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными. Данное положение подлежит учету и при толковании законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

 Виды деятельности плательщика - организации, указанные в ЕГРЮЛ, сами по себе, вне связи с реально осуществляемыми им видами деятельности, экономического основания не имеют. Право фонда самостоятельно отнести страхователя к имеющему наиболее высокий класс профессионального риска виду экономической деятельности и аналогичные положения пункта 13 Правил N 713 не являются санкцией, применяемой к страхователю за нарушение им сроков представления документов, подтверждающих основной вид экономической деятельности, а являются мерой, призванной гарантировать права застрахованных лиц на страховое обеспечение в случае неисполнения страхователем своих обязанностей по подтверждению основного вида экономической деятельности.

Право фонда, установленное в пункте 5 Порядка N 55, основано на предусмотренной в законодательстве опровержимой презумпции, позволяющей фонду в условиях отсутствия надлежащей информации установить страхователю повышенный тариф страховых взносов, во всяком случае обеспечивающий права застрахованных лиц.

Требования Общества удовлетворены, поскольку орган ФСС безосновательно определил вид экономической деятельности общества по наиболее высокому классу профессионального риска.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА ОТ 12.07.2021 N Ф08-4360/2021 ПО ДЕЛУ N А20-5186/2018

Как видно из материалов дела, инспекция провела камеральную налоговую проверку представленной обществом налоговой декларации по НДС, по итогам которой составила акт проверки.

По результатам рассмотрения материалов проверки и возражений налогоплательщика инспекция приняла решение, которым начислила обществу НДС, а также привлекла налогоплательщика к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Налоговый кодекс) в виде штрафа.

Основанием для начисления обществу спорных сумм НДС и штрафа явился вывод инспекции о том, что общество неправомерно приняло к вычету НДС по счетам-фактурам, выставленным топливной компанией, поскольку поставщик решением Арбитражного суда признан несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

Не согласившись с решением инспекции, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных обществом требований, судебные инстанции исходили из того, что поставщик не изготавливал нефтепродукты, реализованные обществу, а приобрел их у сторонних организаций для последующей продажи, в связи с чем сочли не подлежащей применению правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 19.12.2019 N 41-П

Судебные инстанции признали правильным вывод инспекции о том, что спорные операции по поставке нефтепродуктов не признаются объектом обложения НДС, предъявленные по ним суммы налога не могут быть приняты обществом к вычету.

Однако кассационная инстанция полагает, что суды не учли следующее.

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 3 Налогового кодекса законодательство о налогах и сборах исходит из всеобщности и равенства налогообложения, необходимости взимания налогов в соответствии с их экономическим основанием и недопустимости произвольного налогообложения.

По своей экономико-правовой природе НДС является косвенным налогом на потребление товаров (работ, услуг), взимаемым на каждой стадии их производства и реализации субъектами хозяйственного оборота до передачи потребителю, вычет налогоплательщиком - покупателем сумм НДС, предъявленных ему контрагентами при приобретении товаров (работ, услуг), не является факультативным элементом налогообложения. Право покупателя на вычет "входящего" налога обусловлено правовой природой НДС как налога на потребление, в связи с чем вопрос о предоставлении вычета не может решаться произвольно.

Организации, в отношении которых открыта процедура конкурсного производства, имеют возможность на законном основании продолжить ведение своей деятельности (а в отдельных установленных законом случаях - не вправе прекратить ее ведение). Следовательно, само по себе открытие конкурсного производства в отношении продавца товаров (работ, услуг) не может являться безусловным основанием для лишения покупателя, правомерно вступившего в отношения (продолжавшего отношения) с банкротом, права на вычет "входящего" налога, предъявленного в цене товаров (работ, услуг).

При ином подходе бремя уплаты НДС переносится с организации - должника, признанного финансово несостоятельным (банкротом), на хозяйствующего субъекта - покупателя, что ставит покупателя в неравное и более обременительное положение в сравнении с иными лицами, ведущими такую же экономическую деятельность, и в связи с этим по общему правилу не может быть признано допустимым (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 09.03.2021 N 301-ЭС20-19679).

Таким образом, в отношении товаров, приобретенных у организаций - банкротов в рамках осуществления их текущей хозяйственной деятельности, налогоплательщики - покупатели принимают к вычету предъявленные им суммы налога на общих основаниях.

Поскольку судебные инстанции установили, что нефтепродукты, поставленные налогоплательщику в рамках договора, приняты к учету обществом и приобретались для использования в его собственной облагаемой НДС деятельности, а у поставщика - не включены в конкурсную массу, следовательно, обществом соблюдены условия для вычета налога, предусмотренные положениями Налогового кодекса.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 06.07.2021 N Ф05-10287/2020 ПО ДЕЛУ N А40-244251/2019

По результатам выездной налоговой проверки налоговым органом вынесено решение о привлечении Общества к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Не согласившись с решением инспекции, общество обратилось в арбитражный суд требованием о признании незаконным решения налогового органа.

Удовлетворяя заявленные требования частично суды первой и апелляционной инстанции исходили из недоказанности налоговым органом совокупности обстоятельств, свидетельствующих о создании обществом с заявленными контрагентами формального документооборота, направленного на получение из бюджета необоснованной налоговой выгоды в виде неправомерного применения налоговых вычетов по НДС и незаконного включения затрат в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль.

Кассационная инстанция поддержала позицию нижестоящих судов, отметив, что кассационная жалоба налогового органа не содержит доводов, свидетельствующих о несоответствии выводов судов установленными ими обстоятельствами по делу.

Вопреки доводам кассационной жалобы, суды, оценив представленные в материалы дела доказательства применительно к фактическим обстоятельствам взаимоотношений сторон в рамках всей цепочки организаций, участвующих в процессе поставки рыбной продукции, принимая во внимание соответствующие документы, подтверждающие сделки купли-продажи, правомерно указали о реальности спорных операций по приобретению обществом товара у контрагентов, в отсутствие представления инспекцией достаточных доказательств недобросовестности общества и совершения действий, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды.

Судами установлено, что приведенная налоговым органом таблица показателей о рентабельности финансово-хозяйственной деятельности Общества не содержит всех показателей финансово-хозяйственной деятельности юридического лица: внереализационные доходы в таблице отсутствуют; торговая деятельность со спорными контрагентами составляет всего порядка 20% от всей торговой деятельности общества в проверяемый период. Маржинальность по спорным сделкам находится в пределах рыночного уровня аналогичных сделок - движение товара с момента получения от спорных контрагентов до конечных покупателей заявителя (торговых сетей).

Судами отмечено, что налоговым органом не представлено доказательств, какая использована схема взаимодействия, направленная на получение необоснованной налоговой выгоды, какие осуществлены фиктивные операции документально оформленные, не доказано наличие у налогоплательщика при заключении и исполнении сделки умысла, направленного не на получение дохода от предпринимательской деятельности, а также установлено, что налогоплательщиком проявлена должная осмотрительность при выборе спорных контрагентов.

Доводы налогового органа о выводе денежных средств последующими контрагентами, подлежат отклонению, поскольку взаимосвязь указанных налоговым органом физических лиц и налогоплательщика не раскрыта; судами указано на отсутствие доказательств того, что денежные средства общества, перечисленные контрагентам, каким-либо образом возвращались обратно обществу, соответствующие выводы в решении инспекции отсутствуют.

Также судами установлено, что ни в акте проверки, ни в решении инспекции не отражено данных о наличии особых форм расчетов и сроков платежей, свидетельствующих о групповой согласованности операций заявителя и его контрагентов.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 22.06.2021 N Ф09-3647/21 ПО ДЕЛУ N А71-6498/2020

С учетом тарифного соглашения общество не имело правовых оснований приобретать за счет средств территориальной программы ОМС основные средства стоимостью свыше 100000 рублей за единицу, в то время как оно за счет средств ОМС приобрело дорогостоящее оборудование путем дробления его цены, оплачивая отдельно оборудование и комплектующие.

Медорганизация купила оборудование - бинокулярную лупу за 90 тыс. руб. и оправу за 99 тыс. руб. Поскольку стоимость единицы товара составила менее 100 тыс. руб., она оплатила их за счет ОМС.

ТФОМС посчитал, что расходы нецелевые: тариф на оплату медпомощи не предусматривает покупку дорогостоящего оборудования, а лупа и оправа входят в комплект.

Организация обратилась в суд. Она указала, что товары являются двумя самостоятельными объектами, их можно использовать как совместно, единым комплектом, так и раздельно.

Суд не согласился сданной позицией, посчитав, что организация купила дорогостоящее оборудование путем дробления его цены. Цель покупки - получение полноценного оборудования, поэтому его стоимость следовало определять по всем принадлежностям и учитывать как единый объект основных средств. Следовательно, его нельзя оплачивать из средств ОМС.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА ОТ 07.07.2021 N Ф01-3049/2021 ПО ДЕЛУ N А43-31895/2020

Общество в целях поставки товара поместило его под процедуру экспорта, и вывезло за пределы таможенной территории Евразийского экономического союза по декларации на товары (далее – ДТ 1).

В связи с непринятием товара покупателем по причине обнаружения несоответствия качества товара, а также по причине обнаружения пограничной ветеринарной инспекцией плесени на продукции, Общество подало на Таможню ДТ 2 в целях помещения указанного товара под таможенную процедуру реимпорта.

По результатам проведенной таможенным органом проверки соблюдения условий помещения названного товара под таможенную процедуру реимпорта, Таможней направила Обществу требование о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в ДТ 2 в графы 36, 44, 47, с уплатой НДС.

Товары по ДТ 2 выпущены в соответствии с заявленной процедурой реимпорта. При выпуске товара НДС уплачен Обществом в полном объеме.

Общество, обратилось в Управление с жалобой на требование Таможни о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в ДТ N 2.

Решением Управления от 07.07.2020 N 06-03-13/54 в удовлетворении жалобы отказано. Общество обратилось в суд с требованием признать недействительными Требование Таможни и Решение Управления.

Арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу о том, что таможенные органы не доказали законность и обоснованность оспариваемых требования и решения, и удовлетворил заявление Общества.

Апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции и оставил решение без изменения.

Кассационный суд пришел к выводу, что суды правильно установили, что под процедуру реимпорта в ДТ 2 Обществом задекларирован товар, изначально экспортированный по ДТ 1 и возвращенный на территорию Российской Федерации в связи с выявленным несоответствием качества.

В рассматриваемом случае при ввозе на территорию Российской Федерации товара в порядке реимпорта объекта налогообложения не возникает, а, следовательно, обязанность по уплате НДС у Общества отсутствовала.

Довод таможенного органа о том, что Обществом не представлено надлежащих документов, подтверждающих соблюдение условий для помещения товара под таможенную процедуру реимпорта, правомерно отклонен судами, поскольку действующим законодательством не установлен конкретный перечень документов, которые декларант обязан представить в целях соблюдения требований подпункта 3 пункта 2 статьи 236 ТК ЕАЭС.

Кроме того, судами установлено, что экспорт товара и реимпорт товара осуществлен в один налоговый период (2 квартал 2020 года), что с очевидностью свидетельствует об отсутствии у Общества возможности получения возврата (возмещения) НДС в связи с экспортом товаров. Иные, предусмотренные частью 2 статьи 236 ТК ЕАЭС условия помещения спорного товара под таможенную процедуру реимпорта (срок помещения товара под таможенную процедуру реимпорта, неизменность вида товара, позволяющего его идентифицировать), в рассматриваемом случае Обществом соблюдены. Доказательства обратного не представлены в материалы дела.

При изложенных обстоятельствах суды пришли к правомерному выводу о том, что у Таможни не имелось оснований выставления Обществу требования о внесении изменений (дополнений) в сведения, заявленные в декларации на товары.

Поскольку у Таможни отсутствовали основания для принятия оспариваемого требования, то и у Управления отсутствовали основания для признания жалобы Общества необоснованной и вынесения решения об отказе в удовлетворении жалобы.

С учетом изложенного суды обоснованно посчитали, что оспариваемые требование Таможни и решение Управления являются незаконными и удовлетворили заявление Общества.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА ОТ 12.07.2021 № Ф08-6596/2021 ПО ДЕЛУ № А32-50476/2020

Отделение ФСС обратилось в Арбитражный суд с заявлением к обществу о взыскании задолженности. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленного фондом требования.

Для участия в судебном заседании общество привлекло стороннего юриста по договору, несмотря на то, что в штате общества имелся собственный юрист.

 Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о взыскании с ФСС судебных расходов: на оплату услуг представителя; расходов в связи с уплатой НДФЛ и страховых взносов в ОМС и ФСС, начисленных в соответствии с законом, а также почтовых расходов.

ФСС в различных судебных инстанциях возражал указывая, что:

- привлечение специалиста со стороны не обосновано, поскольку у организации был свой юрист, а дело не было сложным;

- заявленные расходы явно завысили.

Суды установили, что оказание представителем юридических услуг доказано, а стоимость реальна. ФСС же со своей стороны не подтвердил завышение цены.

Что касается расходов на уплату НДФЛ и страховых взносов, суды пришли к выводу, что организация — заказчик по договору возмездного оказания услуг, заключенному с физическим лицом, являясь налоговым агентом, обязана исчислить, удержать и уплатить в бюджет сумму НДФЛ в отношении вознаграждения (дохода), уплаченного привлеченному представителю по данному договору. Таким образом, выплата представителю вознаграждения (дохода) невозможна без осуществления обязательных отчислений в бюджет. При этом произведенные обществом как налоговым агентом исполнителя обязательные отчисления в бюджет не изменяют правовую природу суммы НДФЛ как части стоимости услуг исполнителя.

Суды пришли к выводу, что можно включать в состав расходов НДФЛ и страховые взносы, которые организация перечислила с оплаты юридических услуг. Эти суммы относят к судебным издержкам.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВТОРОГО КАССАЦИОННОГО СУДА ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ ОТ 06.07.2021 № 88-14541/2021 ПО ДЕЛУ № 2-4416/2020

Работника уволили за прогул. Он отсутствовал на работе с 09:00 до 13:07. В часть этого времени вошел перерыв для отдыха и питания. Суды двух инстанций прогула не усмотрели. Перерыв не входит в рабочее время, поэтому во времени отсутствия его учитывать нельзя.

Кассация оставила данные выводы в силе, указав, что в расчет периода прогула работодатель не вправе включать обеденный перерыв


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 01.09.2020г. по 31.08.2021г. Страховой полис №  200Е0370R3101 от 31.08.2020г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2020г. по 29.10.2021г. Страховой полис № 200Е0370R1010 от 30.09.2020г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru