Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Отчеты
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за апрель 2022
Арбитраж за март 2022
Арбитраж за февраль 2022
Арбитраж за январь 2022
Арбитраж за декабрь 2021
Арбитраж за ноябрь 2021
Арбитраж за октябрь 2021
Арбитраж за сентябрь 2021
Арбитраж за август 2021
Арбитраж за июль 2021
Арбитраж за июнь 2021
Арбитраж за май 2021
Арбитраж за апрель 2021
Арбитраж за март 2021
Арбитраж за февраль 2021
Арбитраж за январь 2021
Арбитраж за декабрь 2020
Арбитраж за ноябрь 2020
Арбитраж за октябрь 2020
Арбитраж за сентябрь 2020
Арбитраж за август 2020
Арбитраж за июль 2020
Арбитраж за июнь 2020 года
Арбитраж за май 2020 года
Арбитраж за апрель 2020
Арбитраж за март 200
Арбитраж за февраль 2020
Арбитраж за январь 2020
Арбитраж за декабрь 2019
Арбитраж за ноябрь 2019
Арбитраж за октябрь 2019
Арбитраж за сентябрь 2019
Арбитраж за август 2019
Арбитраж за июль 2019
Арбитраж за июнь 2019
Арбитраж май 2019
Арбитраж за апрель 2019
Арбитраж за март 2019
Арбитраж за февраль 2019
Арбитраж за январь 2019 года
Арбитраж за декабрь 2018
На главную

Арбитраж за сентябрь 2021

 ОБЗОР 

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за сентябрь 2021 года

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ ОТ 09.09.2021 N 309-ЭС21-11604 ПО ДЕЛУ N А60-8016/2020

Общество, созданное 26.03.2019 путем реорганизации в форме преобразования, представило в инспекцию расчет по страховым взносам за расчетный (отчетный) период 6 месяцев 2019 года. При составлении отчетности учтена налоговая база для исчисления страховых взносов в период действия реорганизованного лица - предприятия, а именно с 01.01.2019 по 26.03.2019.

Налоговым органом в приеме данного расчета отказано по мотиву необоснованного включения в базу для начисления страховых взносов выплат, начисленных организацией до проведения реорганизации.

Полагая, что отказ инспекции незаконен, Общество обратилось в суд с о признании незаконным отказа Инспекции в приеме расчета по страховым взносам.

Суды трех инстанций пришли к выводу об отсутствии оснований для признания оспариваемого отказа инспекции незаконным, поскольку при реорганизации юридического лица в форме преобразования расчетным периодом по страховым взносам, включающим в себя выплаты и иные вознаграждения, начисленные в пользу работников, для вновь созданной организации является период со дня создания (то есть со дня ее государственной регистрации) до окончания календарного года, в котором создана организация.

Общество в кассационной жалобе указывало на то, что отказав обществу в принятии расчета по страховым взносам от 29.07.2019 налоговый орган тем самым нарушил законное право организации на определение базы для исчисления страховых взносов с начала расчетного периода нарастающим итогом в целях достижения предельных величин.

Однако верховный суд не согласился с позицией Общества и не усмотрел в обжалуемых судебных актах каких-либо нарушений.  В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ было отказано.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ ОТ 02.09.2021 N 301-ЭС21-14919 ПО ДЕЛУ N А82-19122/2019

Налоговый орган, по одному из эпизодов налоговой проверки, посчитал, что налогоплательщику неправомерно не включил в состав внереализационных доходов за 2015 г. кредиторскую задолженность с истекшим сроком исковой давности.

Инспекцией было установлено наличие у общества кредиторской задолженности по контрагенту в сумме 12 917 168 рублей, данная задолженность возникла в декабре 2012 года, имелась по состоянию на 01.01.2013, на 01.01.2014, на 01.01.2015, на 01.01.2016, на 01.01.2017 и на 31.12.2017 в этой же сумме.

 Исходя из трехлетнего срока исковой давности, Инспекция посчитала срок исковой давности истекшим в декабре 2015 г. и включила задолженность в состав внереализационных доходов Общества за 2015 год как задолженность с истекшим сроком исковой давности.

Налогоплательщик обратился в суд с требованием признать решение о привлечении его к налоговой ответственности недействительным.

Решением суда, поддержанным судами апелляционной и кассационной инстанции, заявленное требование удовлетворено в части эпизода с кредиторской задолженностью.

Судами было установлено наличие в материалах дела претензии контрагента от 28.01.2013 и ответ на претензию от 04.03.2013, подтверждающий наличие у Общества задолженности перед контрагентом в сумме 12 917 168 руб. за выполненные работы по договорам подряда и просьбой предоставить отсрочку платежа до 31.12.2013, которая была Обществу предоставлена.

 По мнению судов, данные обстоятельства свидетельствуют о том, что срок исковой давности и начал свое течение заново с 31.12.2013, и, соответственно, истек 31.12.2016.

Таким образом, спорная кредиторская задолженность подлежала включению в состава внереализационных доходов не в 2015, а в 2016 году.

Верховный суд подтвердил правильность выводов нижестоящих судов и отказал в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ было отказано.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВС РФ ОТ 09.09.2021 N 302-ЭС21-5294 ПО ДЕЛУ N А33-3832/2019

 Между Обществом и Подрядчиком был заключен договор подряда, по условиям которого подрядчик обязался выполнить ремонтные работы на объекте заказчика. При исполнении договора Подрядчик выставил Обществу счета-фактуры на стоимость выполненных за этот период работ, выделив НДС. Предъявленная сумма налога принята Обществом к вычету при исчислении НДС.

По результатам проведении налоговой проверки в отношении Общества последнему была начислена недоимка по НДС и штраф за неуплату налога. Основанием доначисления указанных сумм недоимки, пени и штрафа послужил вывод налогового органа о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды по хозяйственным операциям с Подрядчиком и привлеченным к исполнению договора субподрядчиком.

В судебном порядке решение инспекции признано соответствующим законодательству о налогах и сборах, а Обществу отказано в удовлетворении требования о его признании недействительным.

После чего Общество обратилась в Арбитражный суд с исковым заявлением к Подрядчику о взыскании убытков, представляющих собой суммы НДС, соответствующих сумм пени и штрафа, начисленных истцу по результатам налоговой проверки в связи с взаимоотношениями с ответчиком, полагая что убытки находятся в причинно-следственной связи с неправомерными действиями Подрядчика.

Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции, с выводами которого согласились суды апелляционной и кассационной инстанции, исходили из отсутствия оснований для привлечения Подрядчика к имущественной (гражданско-правовой) ответственности перед истцом, поскольку в рамках рассмотрения налогового спора подтверждено несоблюдение требований законодательства о налогах и сборах самим Обществом.

Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, общество обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд РФ, считая, что судами были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации сочла необходимым   удовлетворить кассационную жалобу, а судебные акты – отменить.  

По мнению коллегии ВС РФ, само по себе то обстоятельство, что заказчик мог самостоятельно выявить нарушения в деятельности подрядчика и предотвратить таким образом ущерб, не может служить основанием для освобождения подрядчика от ответственности перед заказчиком за причиненные ему убытки. 

В такой ситуации заказчик по существу оказывается лицом, потерпевшим от нарушений, допущенных подрядчиком, и ему должна быть обеспечена возможность восстановить свою имущественную сферу с использованием гражданско-правовых средств защиты. Неосмотрительность Общества в выборе контрагентов может служить лишь основанием для уменьшения размера ответственности должника, но не для полного отказа в удовлетворении требования о возмещении убытков.

В тоже время коллегия ВС РФ указала, что в случае, если будет установлено, что обе стороны договора выступали участниками по сути одного правонарушения, то заказчик не является лицом, потерпевшим в результате действий (бездействия) контрагента, и, следовательно, не может требовать возмещения убытков.

Поскольку данные обстоятельства не были рассмотрены нижестоящими судами, дело было отправлено на новое рассмотрение.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА ОТ 09.08.2021 N Ф01-3772/2021 ПО ДЕЛУ N А11-1480/2020

ИП обратился в суд с требованием признать незаконным ответ налогового органа и взыскать с Инспекции излишне взысканную сумму налога, проценты на данную сумму, а также судебные расходы на оплату услуг представителя в размере 27 000 руб. и расходы по уплате НДФЛ и страховых взносов с указанного вознаграждения.

В ходе процесса налоговая инспекция добровольно возвратила ИП излишне взысканные суммы налога и проценты на них. в виду чего в данной части ИП отказался от своих требований и производство по делу было прекращено определением суда первой инстанции.

В отношении судебных расходов  суд первой инстанции, учел позицию, выраженную в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1, согласно которой при прекращении производства по делу ввиду отказа истца от иска в связи с добровольным удовлетворением его требований ответчиком после обращения истца в суд судебные издержки взыскиваются с ответчика.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом, с налоговой инспекции были взысканы судебные расходы на оплату услуг представителя в сумме 13 500 рублей, а также расходы на оплату налога на доходы физических лиц и страховых взносов, уплаченных с вознаграждения представителя, в сумме 6222 рубля 24 копейки. То есть ровно 50 % от истребуемой ИП суммы.

ИП не согласился с размером взысканных судебных расходов и обратился в суд с кассационной жалобой.

Суд кассационной инстанции не нашел правовых оснований для удовлетворения кассационной жалобы ИП, указав, что определяя размер судебных расходов на оплату услуг представителя, нижестоящие суды приняли во внимание характер и предмет спора, степень сложности дела, время, затраченное исполнителем на изучение относящейся к делу документации с целью выработки позиции по делу, объем выполненной представителем работы, организационный и консультационный характер ряда оказанных услуг (устная юридическая консультация, изучение и правовой анализ документов с изучением судебной практики), расценки на аналогичные услуги. При этом, переоценка фактических обстоятельств, установленных судами первой и апелляционной инстанций не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА ОТ 14.09.2021 № Ф06-8166/2021 ПО ДЕЛУ № А06-8027/2020

Организация заключила договор найма жилого помещения для проживания своего сотрудника. Ежемесячная плата за наем жилого помещения в размере, установленным договором найма, не учитывалась Организацией при определении облагаемой базы по страховым взносам на обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Орган ФСС посчитал необоснованным занижение базы для начисления страховых взносов на сумму арендной платы, производимой за наем жилого помещения для проживания сотрудника, доначислил Организации соответствующие взносы и пени.

Не согласившись с привлечением к ответственности по данному эпизоду, Организация обратилась в суд с требованием признать решение органа ФСС незаконным.

Суды первой и апелляционной инстанции, пришли к выводу об удовлетворении заявленных Обществом требований, при этом исходили из следующего. 

Факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками сам по себе не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда. Выплаты, носящие социальный характер, основанные на коллективном договоре, не являющиеся стимулирующими, не зависящие от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения самой работы, не являются оплатой труда работников (вознаграждением за труд), в том числе и потому, что не предусмотрены трудовыми договорами.

Такие выплаты не являются объектом обложения страховыми взносами и не подлежат включению в базу для начисления страховых взносов. Предоставляемые работодателем своим работникам блага в случаях, не предусмотренных законом, только тогда включаются в базу для исчисления страховых взносов, когда с учетом обстоятельств конкретного дела такие блага могут быть расценены как вознаграждение работников в связи с выполнением ими работы (служебных обязанностей).

Суд кассационной инстанции подтвердил правильность вышеприведенных выводов.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА ОТ 06.09.2021 N Ф08-8785/2021 ПО ДЕЛУ N А63-12400/2020

Обществом были реализованы объекты недвижимости в 2013 г. на основании соглашений об отступном По результатам сделок был исчислен и уплачен соответствующий НДСв IV квартале 2013 года.

Впоследствии Общество было признано банкротом и в рамках конкурсного производства по иску конкурсного управляющего сделка по отчуждению объектов недвижимости была признана недействительной. Объекты недвижимости в количестве 8 шт. были возращены в конкурсную массу в 3 квартале 2019 г.

Общество отразило данный факт в декларации по НДС за 3 квартал 2019 год, и выставило корректировочные счета-фактуры.

Инспекция посчитала, что возврат имущества является новой сделкой с оформлением перехода права собственности от одного лица к другому, не дающей заявителю права на предъявление к вычету налога на добавленную стоимость за 3 квартал 2019 года.

 По результатам проведения проверки инспекцией вынесено решение, которым обществу отказано в возмещении НДС, начислена недоимка, пени и штрафы.  

Не согласившись с решение налоговой инспекции общество обратилось в суд, требуя признать его незаконным.

Суд первой инстанции в решении, оставленным без изменения апелляционным судом, пришел к выводу, что признание сделки по продаже имущества недействительной означает, что реализация имущества не состоялась и предусмотренные НК РФ основания для внесения соответствующей суммы налога в бюджет отсутствуют. Корректировка в налоговом учете правомерно могла быть произведена обществом в период возврата имущества, а не в период реализации по сделке, признанной в дальнейшем недействительной.

Суд кассационной инстанции поддержал нижестоящие суды, решение налоговой инспекции признано недействительным, кассационная жалоба ИФНС была оставлена без удовлетворения.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВТОРОГО КАССАЦИОННОГО СУДА ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ ОТ 09.09.2021 ПО ДЕЛУ N 88-20456/2021, 2-65/2021

Работник банка был уволен в связи с неоднократным неисполнением без уважительных причин трудовых обязанностей при имеющихся дисциплинарных взысканиях.

Как следует из материалов дела, ранее работник привлекался к дисциплинарной ответственности за то, что в нарушении требований внутренних документов банка переместил за территорию банка информацию, представляющую собой коммерческую тайну, без соблюдения необходимых требований.

Судом было установлено, что работник вынес за пределы банка документы: служебные записки, копии внутренних нормативных документов банка, внутрибанковскую служебную переписка, раскрывающие внутрибанковские процессы с целью их приложения к исковому заявлению в суд, которым работник оспаривал наложенное на него дисциплинарное взыскание.  

Повторное дисциплинарное взыскание было наложено на работника за то, что в целях получения судебного решения он попытался отпроситься с работы. Руководство не разрешило ему покидать рабочее место, но сотрудник все равно покинул офис и не отметился через систему СКУД с помощью карточки. Так как у сотрудника уже имелись дисциплинарные взыскания, его уволили за неоднократное нарушение трудовой дисциплины.

Суд признал расторжение трудового договора незаконным.

Среди прочего он указал, что сотрудник отсутствовал на работе по уважительной причине. Посещение суда связано с защитой трудовых прав. Так как режим работы суда и организации совпадают, сотрудник не мог получить решение в иное время. Невыполнение обязанности на входе и выходе прикладывать карточку не является нарушением, за которое может последовать увольнение.

Кроме того, суд посчитал, что факт разглашения коммерческой тайны не подтвержден работодателем, так как сведения и документы были предоставлены работником в суд при обращении за защитой своих трудовых прав, в рамках рассматриваемого гражданского дела о восстановлении на работе, поэтому данные действия работника не подпадают под признаки разглашения информации, составляющей коммерческую тайну, а доказательства передачи сведений третьим лицам банком не представлены.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВОСЬМОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 02.09.2021 N 08АП-4605/2021 ПО ДЕЛУ N А75-17853/2020

Налоговая инспекция осуществила переквалификацию сделок ИП по сдаче в аренду транспорта и недвижимости из необлагаемой в облагаемую НДС, определила расчетным способом налоговую базу по НДС, а также отказала в налоговых вычетах по НДС в разрезе данных сделок. Позиция налоговой инспекции основана на факте отсутствия указанных вычетов в налоговых декларациях ИП, при том, что право на вычет носит заявительный характер и должно реализовываться через подачу соответствующей декларации.

ИП обратился в суд с требованием признать недействительным решение налогового органа. Суд первой инстанции отказал ИП в удовлетворении заявленных требований.

Однако суд апелляционной инстанции изменил решение суда и признал решение налоговой инспекции незаконным, отметив, что судом первой инстанции не было учтено, что доначисление НДС обусловлено иной юридической оценкой для целей налогообложения хозяйственных операций, относительно совершения и документального подтверждения которых спор отсутствовал.

По мнению апелляционного суда, несмотря на то, что налоговые вычеты носят заявительный характер, они должны быть учтены при доначислении НДС в случае переквалификации налоговым органом сложившихся хозяйственных отношений, поскольку в такой ситуации налогоплательщик ставится в невыгодное положение по сравнению с аналогичным налогоплательщиком, у которого не утрачено право на применение вычетов.

Исходя из того, что в рассматриваемом случае налогоплательщик применял специальный налоговый режим в виде ЕНВД и доначисление НДС обусловлено переквалификацией налоговым органом совершенных налогоплательщиком хозяйственных операций на общую систему налогообложения, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что при определении налоговых обязательств по НДС налоговым органом неправомерно отказано в применении налоговых вычетов по НДС, предъявленного предпринимателю по спорным счетам - фактурам.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВОСЬМОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 13.09.2021 N 08АП-9209/2021 ПО ДЕЛУ N А70-4528/2021

 Согласно материалам налоговой проверки, Обществу вменено неправомерное заявление вычетов по НДС в отношении сумм на приобретение бензина на АЗС за наличный расчет. Из материалов проверки следует, что Обществом были представлены только чеки с АЗС подтверждающие расходы на приобретение ГСМ, счета-фактуры по данным расходам не предоставлялись. Инспекция, отказывая Обществу в предоставлении вычетов по НДС исходила из того, что единственным документом, подтверждающим право на вычет, является счет-фактура.

Общество обратилось в Арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения ИФНС об отказе в возмещении частично суммы налога на добавленную стоимость.

Решением Арбитражного суда первой инстанции заявленные требования удовлетворены.

Инспекция обратилась в апелляционный суд с жалобой, в которой настаивает на том, что документом, необходимым для принятия к вычету сумм налога, предъявленных при приобретении товаров на территории Российской Федерации (за исключением командировочных и представительских расходов) в соответствии с пунктом 1 статьи 172 НК РФ является только счет-фактура. Кассовый чек является документом, подтверждающим лишь оплату товара.

Судебная коллегия апелляционного суда сочла позицию Инспекции ошибочной, указав, что нормы налогового законодательства предусматривают, что налоговые вычеты производятся как на основании счетов-фактур, так и на основании иных документов, предусмотренных статьей 171 НК РФ.

Кроме того, судом первой инстанции правомерно принята во внимания позиция Конституционного Суда Российской Федерации, изложенная в определении от 02.10.2003 N 384-0, а также позиция Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, приведенная в постановлении Президиума ВАС РФ от 13.05.2008 N 17718/07, согласно которой счет-фактура не является единственным документом для предоставления налогоплательщику налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость. Вычеты могут предоставляться и на основании иных документов, подтверждающих уплату данного налога.

Поскольку из представленных Обществом кассовых чеков ясно следует, что сумма НДС в составе цены товара была Обществом уплачена, то кассовый чек признается судом документом, подтверждающим право Общества на вычет по НДС.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА ОТ 02.09.2021 N Ф01-4683/2021 ПО ДЕЛУ N А11-3752/2020

В ходе проверки в числе прочих нарушений Инспекция пришла к выводу о получении Обществом необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль путем фиктивного оформления дополнительных соглашений (об изменении валюты займа) к договорам займа, заключенным ИП., что позволило увеличить внереализационные расходы в результате включения в их состав отрицательных курсовых разниц.

Налоговый орган доначислил налогоплательщику налог на прибыль, пени и штраф, установив факт получения им необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль путем создания фиктивного документооборота между взаимозависимыми лицами.  Общество обратилось в суд с требованием о признании недействительным решения Инспекции.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что налоговый орган не доказал создания Обществом формального документооборота при заключении дополнительных соглашений к договорам займа и получения им необоснованной налоговой выгоды по налогу на прибыль.

Апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции и оставил его решение без изменения.

Кассация, рассмотрев жалобу налогового органа указала, что в 2015 году между Обществом и ИП заключены договоры займа, согласно которым ИП (заимодавец) передает Обществу (заемщик) заем, а заемщик обязуется вернуть заем в обусловленный срок и уплатить проценты за пользование им в размере, сроки и на условиях данных договоров.

Впоследствии стороны заключили дополнительные соглашения к договорам займа, изменив валюту займа.

Между тем, суды установили, что деловая цель заключения Обществом с ИП договоров займа и дополнительных соглашений к ним налоговым органом не опровергнута, Инспекция не представила убедительных и достаточных доказательств того, что спорные дополнительные соглашения составлены в более позднюю дату; в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие осведомленность налогоплательщика об итоговом уменьшении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль в связи с включением в состав внереализационных доходов и расходов положительных и отрицательных курсовых разниц по каждой операции по возврату суммы займа по каждому договору займа (в редакции дополнительного соглашения) на протяжении всего периода их исполнения; колебания курса иностранной валюты в 2016 году привели в отдельных периодах к уценке обязательств по договорам займа (в редакции дополнительных соглашений) и образованию положительной курсовой разницы, увеличивающей налогооблагаемую базу по налогу на прибыль Общества; по итогам 2016 года Обществом учтена в доходах положительная курсовая разница, превышающая 30 млн. рублей, что противоречит позиции налогового органа о наличии у налогоплательщика основной цели при заключении спорных дополнительных соглашений, заключающейся в неуплате налога на прибыль; имевшие место ошибки при отражении операций по дополнительным соглашениям не свидетельствуют о направленности действий налогоплательщика на неуплату налога.

Таким образом, при наличии доказательств реального исполнения сторонами условий договоров займа Инспекция не доказала, что взаимозависимость ИП с Обществом оказывала влияние на результаты хозяйственных сделок налогоплательщика.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА ОТ 09.09.2021 N Ф10-3852/2021 ПО ДЕЛУ N А54-2256/2020

Как следует из материалов дела, налоговой инспекцией принято решение о привлечении Общества к ответственности в виде штрафа за неуплату налога на прибыль, а также о доначислении налога на прибыль организаций и пеней за его неуплату.

Основанием для принятия решения послужили выводы инспекции о том, что Обществом неправомерно включены в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, затраты равные стоимости имущества (камнедробильной линии), полученного в качестве вклада в уставный капитал общества.

При этом налоговая инспекция настаивала, что поскольку организация, передавшая камнедробильную линию в состав уставного капитала общества, не вело налоговый учет в связи с применением УСН, то стоимость переданного имущество надлежит считать равной нулю.

Не согласившись с решением налоговой инспекции общество обратилось в суд с требованием признать его недействительным.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом, требование Общества было удовлетворено

Суд кассационной инстанции при рассмотрении жалобы налогового органа отметил, что из норм законодательства следует, что стоимость такого имущества равна нулю только в случае отсутствия у получающей стороны документов, подтверждающих стоимость имущества.

Поскольку передающая сторона, применяя режим УСН не вела налогового учета, то стоимость (остаточная стоимость) имущества, передаваемого в уставный (складочный) капитал иного юридического лица определена быть не может.

Однако организации, применяющие УСН (вне зависимости от выбранного ими объекта налогообложения), должны вести бухгалтерский учет.

Следовательно, участник, применяющий УСН и передающий имущество в уставный капитал, располагает документально подтвержденными данными бухгалтерского учета о стоимости передаваемого им объекта.

Судами установлено и налоговым органом не опровергнуто, что камнедробильная линия была приобретена передающей стороной по договору с иностранной организацией  за 700 000 долларов США и оплачена в полном объеме. Ввоз на территорию Российской Федерации камнедробильной линии оформлен грузовой таможенной декларацией, согласно которой ее стоимость составляла 30 млн. руб.

Таким образом, выводы судов о том, что Общество правомерно учло ее стоимость при определении своих обязательств по налогу на прибыль, уменьшив доходы при реализации камнедробильной линии в порядке ст. 268 НК РФ, несмотря на то, что передавший данное имущество учредитель применял специальный режим являются верными.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЕРВОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 10.09.2021 N 01АП-4543/2021 ПО ДЕЛУ N А11-13957/2018

По материалам налоговой проверки налоговая инспекция привлекла Общество к ответственности за неполную уплату НДС и налога на прибыль организаций. Инспекция при анализе материалов встречных проверок по контрагентам Общества установила расхождения в количестве приобретенного Обществом и реализованного в адрес покупателя ГСМ и стройматериалов.

По утверждению налогового органа, затраты предприятия на приобретение товаров не могут быть учтены при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций, поскольку документальное оформление спорных хозяйственных операций произведено формально в целях завышения расходов по налогу на прибыль организаций при фактическом их отсутствии.

Инспекция также указывала, что установленные в ходе проверки обстоятельства свидетельствуют о невозможности исполнения Обществом условий договоров своими силами либо с привлечением третьих лиц. Налоговый орган также обращает внимание на то, что первичные документы Общества содержат недостоверные сведения и не отражают реальные хозяйственные операции.

Общество обратилось в суд с требованием признать решение налогового органа недействительным.

Суд первой инстанции указал, что недостатки в оформлении документов не могут свидетельствоваться об отсутствии самого факта приобретения товара.

Установленными Инспекцией в ходе налоговой проверки обстоятельствами опровергается факт поставки товара в определенных объемах спорным контрагентом, однако сам факт приобретения ГСМ и стройматериалов с доставкой инспекция не опровергла. Материалами дела подтверждается, что спорные товары в спорных количествах приобретены предприятием, оплачены, поставлены на учет, использованы в производственной деятельности.

Поэтому суд пришел к выводу о том, что расходы предприятия в указанных суммах соответствуют критериям, установленным статьей 252 НК РФ.

Довод Общества о том, что в отсутствие спорного товара в указанных объемах оно не могло бы исполнить свои обязательства по муниципальным и иным контрактам, налоговым органом не опровергнут.

Ввиду неопровержения инспекцией фактов приобретения спорных товаров и их использования при осуществлении работ, суд пришел к выводу о реальности затрат налогоплательщика на их приобретение.

 


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 13.09.2021г. по 12.09.2022г. Страховой полис №  210Е0370R2311 от 13.09.2021г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2021г. по 29.10.2022г. Страховой полис № 210Е0370R2500 от 30.10.2021г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru