Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Отчеты
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за апрель 2022
Арбитраж за март 2022
Арбитраж за февраль 2022
Арбитраж за январь 2022
Арбитраж за декабрь 2021
Арбитраж за ноябрь 2021
Арбитраж за октябрь 2021
Арбитраж за сентябрь 2021
Арбитраж за август 2021
Арбитраж за июль 2021
Арбитраж за июнь 2021
Арбитраж за май 2021
Арбитраж за апрель 2021
Арбитраж за март 2021
Арбитраж за февраль 2021
Арбитраж за январь 2021
Арбитраж за декабрь 2020
Арбитраж за ноябрь 2020
Арбитраж за октябрь 2020
Арбитраж за сентябрь 2020
Арбитраж за август 2020
Арбитраж за июль 2020
Арбитраж за июнь 2020 года
Арбитраж за май 2020 года
Арбитраж за апрель 2020
Арбитраж за март 200
Арбитраж за февраль 2020
Арбитраж за январь 2020
Арбитраж за декабрь 2019
Арбитраж за ноябрь 2019
Арбитраж за октябрь 2019
Арбитраж за сентябрь 2019
Арбитраж за август 2019
Арбитраж за июль 2019
Арбитраж за июнь 2019
Арбитраж май 2019
Арбитраж за апрель 2019
Арбитраж за март 2019
Арбитраж за февраль 2019
Арбитраж за январь 2019 года
Арбитраж за декабрь 2018
На главную

Арбитраж за декабрь 2021

  ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за декабрь 2021 года

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 23.12.2021 N 45

"О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, ВОЗНИКАЮЩИХ ПРИ РАССМОТРЕНИИ СУДАМИ ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ ДЕЛ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ, СВЯЗАННЫХ С НАРУШЕНИЕМ ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ИНЫХ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ, СОДЕРЖАЩИХ НОРМЫ ТРУДОВОГО ПРАВА"

Пленум Верховного суда РФ выпустил разъяснения по ряду вопросов, связанных с привлечением к административной ответственности лиц, нарушающих трудовое законодательство.

ВС РФ расширил круг субъектов, которые могут привлечены к ответственности за такие нарушения, включив в него, кроме работодателя и его должностных лиц, также внешнего, конкурсного и финансового управляющих при осуществлении последними функций работодателя в отношении организации –банкрота. 

Пленум отметил, что прекращение трудовых отношений с должностным лицом, в том числе руководителем организации, равно как прекращение деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, не исключает возможности привлечения их к административной ответственности, если нарушение было допущено ими в период исполнения служебных обязанностей. 

Также в постановлении нашли свое отражение вопросы, посвященные квалификации таких правонарушений как уклонение от оформления трудового договора; ненадлежащее оформление трудового договора; заключение гражданско-правового договора вместо трудового,

Кроме того, даны разъяснения касательно ответственности за невыплату в срок заработной платы работникам, с которыми трудовой договор не заключался либо не был надлежащим образом оформлен, но они приступили к выполнению трудовой функции с ведома и по поручению работодателя.

Пленум привел примеры доказательств по делам об уклонении от оформления или ненадлежащем оформлении трудового договора. К ним, в частности, относятся:

- приказ о списке дистанционных работников;

- документы, которые подтверждают обмен задачами и результатами их контроля в сервисных программах работодателя;

- предоставленные при удаленной работе оборудование, программно-технические средства.

Пленум дал оценку различным составам правонарушений в части квалификации их как длящихся. К таковым относятся, например, допуск работника к исполнению им трудовых обязанностей без прохождения необходимого обучения, проверки знаний, а также обязательных осмотров или при наличии медицинских противопоказаний, а также необеспечение работников средствами индивидуальной защиты. Тогда как, уклонение от оформления трудового договора; ненадлежащее оформление трудового договора; заключение гражданско-правового договора вместо трудового, невыплата заработной платы, длящимися правонарушениями не являются.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 07.12.2021 N Ф05-29845/2021 ПО ДЕЛУ N А40-34166/2021

Обществом было получено требование налогового органа на предоставление вне рамок налоговых проверок в соответствии со ст.ст. 93,  93.1, 93.1 НК РФ в течение десяти рабочих дней документов, касающихся деятельности Общества.

Обществом был направлен в налоговый орган ответ, согласно которому Требование не подлежит исполнению в связи с отсутствием в нем сведений, позволяющих идентифицировать конкретную сделку, в отношении которой производится запрос документов. Инспекцией было вынесено решение о привлечении общества к ответственности.

Общество обратилось в суд с требованием о признании незаконным указанного решения. Суд первой инстанции требования общества удовлетворил.

Поддерживая вывод суда первой инстанции об удовлетворении заявленных требований, апелляционный суд руководствовался следующим.

В соответствии с п.2 ст. 93.1 НК РФ предоставление документов вне рамок проверки производится именно по конкретной сделке, при этом налоговый орган должен идентифицировать конкретную сделку, информацией (документами) о которой обладает лицо, которому адресовано данное требование.

Судом первой инстанции установлено, что вопреки указанным положениям, в Требовании не идентифицированы конкретные сделки, относительно которых истребуются запрашиваемые документы, отсутствуют какие-либо сведения об этих сделках.

Кроме того, полученное Обществом Требование о предоставлении документов не было связано с налоговой проверкой Общества, при этом истребовались документы, касающиеся именно деятельности Общества, что является недопустимым.

Учитывая указанные обстоятельства, суд первой инстанции правомерно удовлетворил требования Общества.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 23.11.2021 N Ф05-28416/2021 ПО ДЕЛУ N А41-69561/2020

По результатам камеральной налоговой проверки инспекцией доначислен обществу НДС в размере 10 599 735 руб. в результате несоблюдения заявителем условий, предусмотренных статьей 172 НК РФ, для принятия к вычету НДС в размере 33 330 688 руб.

Решение инспекции мотивировано тем, что обществом в нарушение ст. ст. 171 и 172 НК РФ к проверке не представлены документы, подтверждающие право налогоплательщика на принятие к вычету НДС в размере 33 330 688 руб. В частности, обществом в ходе камеральной и выездной налоговых проверок не представлены счета-фактуры, сведения о которых заявлены в книге покупок по взаимоотношениям с целым рядом контрагентов.

Не согласившись с решением инспекции, заявитель обратился в суд заявлением о признании незаконным решения налоговой инспекции в части доначисления НДС, соответствующих сумм пени и штрафа. 

В суде первой инстанции общество представило документы по результатам, исследования которых, судом было установлено представление заявителем в материалы дела счетов-фактур и иных первичных документов, подтверждающих правомерность предъявления к вычету НДС в сумме 9 534 291 руб.

Соответственно, в части доначисления НДС в сумме 9 534 291 руб., соответствующих сумм пени и штрафа, решение налогового органа было признано незаконным.

В апелляционной жалобе налоговый орган указывает, что суд первой инстанции необоснованно приобщил счета-фактуры и иные документы, подтверждающие взаимоотношения заявителя с указанными контрагентами, которые не были представлены по требованию налогового органа.

Суд апелляционной инстанции отклонил указанный довод, указав, что по общему правилу сбор и раскрытие доказательств осуществляются как налоговым органом, так и налогоплательщиком на стадии проведения мероприятий налогового контроля и в ходе досудебного разрешения спора.

Между тем, налогоплательщики вправе представить такие документы в ходе судебного разбирательства, а суд вправе их принять. Другая сторона спора при этом может обратиться к суду с ходатайством о предоставлении возможности ознакомиться с указанными документами и представить опровергающие доказательства.

Суд кассационной инстанции оставил жалобу налогового органа без удовлетворения, а решение суда первой инстанции и постановление апелляционного суда без изменения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА ОТ 09.12.2021 N Ф06-12407/2021 ПО ДЕЛУ N А65-4046/2021

Физическое лицо, не являясь в момент приобретения ИП, приобрело в собственность объекты недвижимости и в последующем уже имея статус ИП значительное время использовало их в предпринимательской деятельности путем сдачи в аренду, сдавая по данной деятельности декларации по упрощенной системе налогообложения.

Впоследствии собственник в статусе ИП, продал объекты недвижимости. При отчуждении спорных объектов недвижимости собственник полагал, что данная сделка не относится к предпринимательской деятельности, и поэтому отразил эту операцию как физическое лицо в декларации по налогу на доходы физических лиц по форме N 3-НДФЛ за 2017 год, а также заявил при этом имущественный налоговый вычет по расходам, понесенным на их приобретение.

Налоговый орган начислил недоимку по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование, пени и штраф, предложил налогоплательщику внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета, сделав вывод о том, что полученные последним денежные средства от реализации объектов недвижимости не учтены в рамках УСН.

Не согласившись с решением налоговой инспекции, собственник обжаловал его в судебном порядке.

Рассматривая дело суды указали на необходимость отнесения хозяйственной операции по приобретению и отчуждению спорных объектов к предпринимательской деятельности, поскольку несмотря на то, что на момент приобретения объектов недвижимости по договору купли-продажи недвижимого имущества собственник не являлся предпринимателем, спорные объекты недвижимости были приобретены им в целях предпринимательской деятельности, а не для личного потребления.

Однако суды также отметили, что налогоплательщик вправе был учесть расходы на приобретение основных средств в полной сумме, включая остаточную стоимость этих основных средств в рамках применяемой им УСН (доходы, уменьшенные на величину расходов).

Инспекция при определении сумм расходов в виде амортизационных отчислений для принятия их к налоговому учету, самостоятельно исчислила сумму амортизационных отчислений по имуществу, признаваемого амортизируемым. Налоговый орган при этом указал, что предпринимателем указанная амортизация самостоятельно не рассчитывалась и не включалась в расходы при определении налогооблагаемой базы за 2015 год по УСН. В то же время, данная сумма амортизации налоговым органом в расходах предпринимателя не учтена со ссылкой на пропуск срока исковой давности.

Между тем, суды признали, что налогоплательщик вправе провести перерасчет налоговой базы и суммы налога за налоговый (отчетный) период, в котором выявлены ошибки (искажения), относящиеся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, также и в тех случаях, когда допущенные ошибки (искажения) привели к излишней уплате налога.

Следовательно, расходы в виде амортизационных отчислений за 2015 год могут быть учтены в последующих налоговых периодах (2016 либо 2017), поскольку это не привело к неуплате налога за период совершения ошибки.

При таких обстоятельствах, судами правомерно указано, что изложенные в решении доводы налогового органа о невозможности проведения контрольных мероприятий, с истребованием документов в отношении расчета по УСН за 2015 год, по которым истек срок исковой давности, противоречат цели проведения выездной налоговой проверки по установлению действительного размера налогового обязательства и не могут быть приняты во внимание.

По мнению кассационной инстанции, суды пришли к обоснованному выводу о том, что отказ налогового органа от учета амортизационных отчислений за 2015 год в сумме 381 495 руб. 88 коп. в составе расходов нарушает права налогоплательщика, противоречит налоговому законодательству и поэтому является неправомерным, налогоплательщик вправе учесть в составе расходов полную стоимость основных средств, включая сумму остаточной стоимости.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА ОТ 15.12.2021 N Ф07-10156/2021 ПО ДЕЛУ N А56-24544/2019

Инспекцией Предприятию были доначислены суммы НДС, а также взысканы штраф и пени. 

Основанием для начисления НДС, соответствующих пеней и санкций явился вывод Инспекции о необоснованном применении Предприятием налоговых вычетов по операциям приобретения работ (услуг) у своих контрагентов.

Инспекция в ходе проверки пришла к выводу, что данные контрагенты выполнили для Общества соответствующие работы (услуги) самостоятельно, однако оформили документы о привлечении субподрядчиков; имеются признаки "схемы", направленной на получение необоснованной налоговой выгоды.

Предприятие обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения Инспекции в части доначисления НДС, пеней и санкций по статье 122 НК РФ.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований.

Апелляционная инстанция пришла к выводу о правомерном применении Предприятием спорных налоговых вычетов.

Кассационная инстанция подтвердила правильность выводов апелляционного суда, отметив, что возможная формальность операций подрядчиками Предприятия со своими субподрядчиками, сама по себе не может явиться основанием для отказа в вычетах Предприятию, поскольку установлено, что подрядчики Предприятия перечислили в бюджет суммы НДС, и таким образом, сформировали источник его возмещения.

К тому же реальность выполнения хозяйственных операций подтверждена, а направленность действий предприятия на получение необоснованной налоговой выгоды не доказана.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 01.12.2021 N Ф05-23481/2021 ПО ДЕЛУ N А41-62955/2020

Оспариваемым решением налогового органа некоммерческому партнерству организации (НП) доначислены страховые взносы на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, пенсионное и медицинское страхование.

Основанием для вынесения решения послужило то обстоятельство, что налогоплательщиком превышено ограничение по доходам, предусмотренное в абз. 2 пп. 3 п. 2 ст. 427 НК РФ, в связи с чем налогоплательщиком утрачено право на применение пониженных тарифов страховых взносов с начала расчетного (отчетного) периода (2018 год).

Суды первой и апелляционной инстанций отказали НП в удовлетворении заявленных требований. В кассационной жалобе НП указало, что сумма целевых взносов членов некоммерческого партнерства, в связи с его уставной деятельностью, правомерно учтена налогоплательщиком при определении общего объема доходов (для определения объема доходов от соответствующего вида экономической деятельности) и обоснованно не учтена при определении размера доходов за налоговый период, в результате чего соответствующие показатели финансово-хозяйственной деятельности НП соответствуют критериям применения пониженных тарифов страховых взносов.

Судом кассационной инстанции определено, что спорным по делу является вопрос о включении в доход для целей исчисления страховых взносов, полученных некоммерческим партнерством целевых средств.

Как следует из судебных актов, объяснений заявителя и выписки из ЕГРЮЛ, основным видом деятельности НП является управление эксплуатацией жилого фонда за вознаграждение или на договорной основе. Заявитель пояснял, что исполняет фактически посреднические функции между жителями поселка и ресурсоснабжающими организациями, поэтому полученные от жителей денежные средства транзитно перечисляются за оказанные услуги.

По мнению кассационной инстанции, если фактическая деятельность НП соответствует его предназначению, и, в частности, НП не получает какую-либо выгоду в связи с передачей от собственников помещений оплаты за коммунальные работы (услуги) их поставщикам, то, в отсутствие иных на то указаний в налоговом законодательстве, не имеется оснований полагать, что денежные средства, поступившие от собственников жилых помещений на оплату данных работ (услуг), являются доходом в смысле, придаваемом этому понятию пунктом 1 статьи 41 Налогового кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах для квалификации полученных НП денежных средств как относящихся или не относящихся к доходам для целей определения тарифа по страховым взносам подлежит анализу деятельность заявителя с точки зрения получения оплаты за свои услуги или получения транзитных денежных средств.

Поскольку судами не устанавливалось, каким образом осуществляется управление эксплуатацией жилого фонда, дело направлено на новое рассмотрение, поскольку вывод суда о том, что для целей исчисления страховых взносов необходимо учитывать в качестве доходов любые полученные налогоплательщиком денежные средства, является преждевременным.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА ОТ 02.12.2021 N Ф07-16676/2021 ПО ДЕЛУ N А21-1024/2021

Общество приобрело по договору купли-продажи объекты недвижимости у своего контрагента, а также данный контрагент в рамках договора подряда выполнил работы по ремонту в указанных объектах недвижимости. Данные объекты и работы приобретены Обществом в ходе осуществления деятельности по доверительному управлению имуществом фонда и касаются имущества, составляющего фонд. В выставленных поставщиком счетах-фактурах имеется отметка о статусе Общества как доверительного управляющего.

Предъявленную поставщиком сумму НДС Общество распределило между облагаемыми и не облагаемыми налогом операциями, связанными с доверительным управлением имуществом фонда, пропорционально доле выручки от реализации товаров (работ, услуг) по операциям, подлежащим налогообложению и освобожденным от налогообложения НДС, в общей стоимости реализованных товаров (работ, услуг).

В ходе проверки Инспекция пришла к выводу, что в целях составления пропорции Общество неправомерно не включило в общую сумму выручки от реализации товаров (работ, услуг) при осуществлении деятельности в рамках доверительного управления имуществом фонда сумму вознаграждения за доверительное управление имуществом фонда.

По мнению налогового органа, нормы НК РФ не содержат условий о том, что вознаграждение управляющей компании, не учитывается как хозяйственная операция при составлении пропорции по доле выручки от реализации и отражается в налоговой декларации по НДС формально.

Суд апелляционной инстанции признал позицию Инспекции, основанной на неправильном толковании норм налогового законодательства. При этом суд отметил, что налоговый орган в целях определения пропорции необоснованно не учитывает, что полученное вознаграждение за оказание Обществом как управляющей компанией услуг по доверительному управлению имуществом фонда является доходом самого Общества и не относится к доходам от осуществления деятельности в рамках доверительного управления имуществом фонда.

Требование Общества о признании недействительным решения налогового органа было удовлетворено, поскольку обществом заявлен вычет НДС по товарам (работам, услугам), используемым в деятельности по управлению имуществом фонда, а не в деятельности самого общества.

Суд кассационной инстанции подтвердил правильность данного вывода.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА ОТ 09.12.2021 N Ф04-7216/2021 ПО ДЕЛУ N А27-5286/2021

Инспекцией проведена камеральная налоговая проверка представленной Обществом налоговой декларации по НДС, в которой Общество определило сумму НДС, подлежащую уплате в бюджет, - 1 007 руб. По результатам проверки Инспекцией принято решение, которым Общество привлечено к налоговой ответственности в виде штрафа, доначислен НДС, начислены пени.

Основанием для доначисления НДС послужило то обстоятельство, что Общество, отразив в 4 квартале 2019 года авансовые счета-фактуры, в 1 квартале 2020 года после отгрузки товара, сумму НДС, исчисленную с авансовых платежей, не восстановило, что явилось нарушением положений подпункта 3 пункта 3 статьи 170 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ), однако, налоговый вычет по приобретенным товарам так же не применило.

Доначисленная решением Инспекции от 21.08.2020 N 5063 сумма НДС была взыскана налоговым органом за счет денежных средств Общества 19.11.2020.

Общество подало уточненную налоговую декларацию по НДС за 1 квартал 2020 года, где определило сумму НДС, подлежащую уплате в бюджет, - 616 руб.

Полагая, что в бюджете имеется переплата в размере 645 472 руб., Общество обратилось в Инспекцию с заявлением о возврате суммы излишне уплаченного (взысканного, подлежащего возмещению) налога в указанном размере.

Инспекция отказала Обществу в возврате заявленной суммы налога по причине отсутствия переплаты.

Несогласие с отказом налогового органа послужило основанием для обращения Общества в арбитражный суд с соответствующими требованиями.

Суд кассационной инстанции, поддерживая выводы нижестоящих судов, указал, что суды сделали правильный вывод о том, что на дату окончания срока проведения камеральной проверки уточненной налоговой декларации по НДС за 1 квартал 2020 года - 23.11.2020 заявленная к уменьшению сумма НДС в размере 645 863 руб. является суммой излишне уплаченного налога, которая подлежит возврату налогоплательщику в порядке, предусмотренном статьей 78 НК РФ.

Суды правильно указали, что наличие решения о доначислении НДС, исходя из данных, отраженных самим налогоплательщиком в первичной налоговой декларации, не препятствует ему путем подачи уточненной декларации уточнить свои налоговые обязательства за соответствующий период в целях определения их действительного размера. Также не имеет значения и тот факт, уплатило ли Общество самостоятельно налог в большем размере или уплатило такой налог на основании решения Инспекции, важен сам факт переплаты, который образовался в результате подачи Обществом уточненной налоговой декларации, в связи с чем доводы Инспекции об обратном верно отклонены судом первой инстанции.

          ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 07.12.2021 N Ф05-6218/2020 ПО ДЕЛУ N А40-32311/2018

Общество, являясь собственником двух нежилых помещений, исчислило налог на имущество за 2016 г., исходя из кадастровой стоимости объектов, утвержденной постановлением Правительства Москвы от 21.11.2014, согласно которому кадастровая стоимость спорных нежилых помещений по состоянию на дату оценки (01.01.2014) утверждена в размере 1 млн. руб. и 750 тыс.руб. соответственно.

Между тем, в ходе камеральной налоговой проверки было установлено, что решениями Комиссии по рассмотрению споров о результатах определения кадастровой стоимости при Управлении Росреестра по Москве от 22.11.2016 кадастровая стоимость спорных объектов по состоянию на 01.01.2016 установлена в размере 3,5 млн. руб. и 2,7 млн. руб., т.е почти в три раза больше, чем стоимость объектов из которых исходило Общество при исчислении налога на имущество.

Решением налогового органа Обществу доначислены налог на имущество, пени и штраф в связи с занижением базы для исчисления налога на имущество.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев повторно заявление Общества пришел к выводу о том, что при сложившихся обстоятельствах налог на имущество должен быть определен из сведений, достоверно свидетельствующих о рыночной стоимости объекта недвижимости на 2016 год, для чего необходимо назначить судебную экспертизу.

Судебная экспертиза на основании рыночных цен на недвижимость в 2016 г. установила стоимость спорных объектов в размере 1,5 млн.руб и 1,9 млн.руб. соответственно.

Поскольку иной стоимости ни налогоплательщик, ни налоговый орган не представили, суд счел правомерным признать решение налогового органа недействительным в части, ввиду наличия правовых оснований для исчисления налога на имущество организаций за 2016 год в отношении спорных объектов, исходя из рыночной стоимости объектов недвижимости, определенной экспертом.

Кассационная инстанция согласилась с выводами апелляционного суда и оставила постановление последнего без изменения.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА ОТ 21.12.2021 N Ф04-7390/2021 ПО ДЕЛУ N А27-1855/2021

Обществом представлены электронные ресурсы сведений, согласно которым отделением ФСС были назначены и выплачены пособия по временной нетрудоспособности в связи с карантином.

По результатам проверки ФСС сделан вывод о том, что страхователь при наступлении временной нетрудоспособности в связи с карантином во время ежегодного оплачиваемого отпуска работника необоснованно прерывал отпуск работника с момента наступления нетрудоспособности и предоставлял его по окончании периода нетрудоспособности.

По мнению ФСС, обязанность продлевать отпуск на число календарных дней нетрудоспособности в том случае, если временная нетрудоспособность наступила в период пребывания в ежегодном оплачиваемом отпуске, возникает у работодателя только в случае временной нетрудоспособности работника вследствие заболевания или травмы. Поскольку карантин и заболевание являются разными страховыми случаями, то в связи с оформлением застрахованному лицу листка нетрудоспособности по причине карантина отпуск перенесению не подлежит; выплата пособия по временной нетрудоспособности в связи с карантином действующим законодательством не предусмотрена.

 Общество не согласилось с позицией ФСС и обратилось в суд с требованием признать недействительным решения ФСС о возмещении излишне понесенных расходов.

Суд удовлетворил требования Общества, а апелляционный суд решение поддержал.

Судами было установлено, что отзыв работника из отпуска производился по его же заявлению, в связи с тем, что в связи с ограничительными мерами в период карантина, он был лишен возможности использовать свое право на отдых. Работодатель обязан продлевать (или переносить) отпуск в случае, если в период пребывания в ежегодном оплачиваемом отпуске у работника возникла временная нетрудоспособность (часть 1 статьи 124 ТК РФ). Таким образом, работник Общества, оформив должным образом заявление о перенесении (продлении, отмене) отпуска, реализовал свое право на отдых, предусмотренное статьей 124 ТК РФ.

Также суды пришли к выводу, что обеспечение застрахованных лиц пособием по временной нетрудоспособности осуществляется, в том числе в случаях карантина застрахованного лица, за счет средств ФСС.

При этом судами учтено, что спорная ситуация (продление отпуска работникам в связи с временной нетрудоспособностью и карантином) возникла в период введения в Российской Федерации, в том числе и на территории Кемеровской области ограничительных мер, а также появления новых нормативно-правовых актов и рекомендаций применения законодательства при оформлении трудовых отношений, оплате больничных и отпускных выплат в период пандемии коронавирусной инфекции.

Как правильно указали суды, в отношении указанного работника Общество не издавало приказы по его отзыву из отпуска, на основании заявления работника о перенесении (отмене) отпуска был издан соответствующий приказ, по инициативе работника отпуск ему был предоставлен позже по причине невозможности использовать время отдыха по назначению, в связи с чем назначение пособия за период нетрудоспособности указанного работника является правомерным, порядок назначения и выплаты пособия не нарушен.

Кассационная инстанция поддержала позицию нижестоящих судов.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 02.12.2021 N Ф05-29373/2021 ПО ДЕЛУ N А40-196250/2020

Налоговым органом заявителю было выставлено требование об уплате налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов, согласно которому заявителю предложено уплатить пени по налогу на имущество организаций. При этом в качестве оснований для взыскания пени в требовании содержатся ссылки на расчет по авансовому платежу по налогу на имущество организаций и налоговую декларацию по налогу на имущество организаций от 19.03.2020.

Налогоплательщик обратился в суд с заявлением о признании требования недействительным.

Суды первой и апелляционной инстанции установили, что у инспекции имелись основания для начисления пени, поскольку Обществом допущена несвоевременная уплата налога на имущество организаций (по кадастровой стоимости), ввиду чего у него возникла обязанность по уплате пени за период просрочки ее исполнения. Однако указанная в оспариваемом требовании сумма пени не соответствует действительной налоговой обязанности Общества.

Суды отметили, что расчет пени произведен не на указанную в требовании сумму недоимки в размере 2 696 647 руб., а в отношении недоимки на общую сумму 20 007 361 руб. за 2017 год (за каждый из кварталов по 2 696 647 руб. x 4) и 9 220 773 руб. по авансовым платежам за три квартала 2019 года (3 073 591 руб. x 3).

Кроме того, в оспариваемом требовании не указаны период возникновения недоимок, на которые начислены пени, период начисления пени, фактическая ставка пени, а приведенные основания взыскания пени (расчет по авансовому платежу по налогу на имущество организаций от 19.03.2020 и налоговая декларация по налогу на имущество организаций от 19.03.2020) не соответствуют фактическому расчету пени, представленному Инспекцией.

Кассационная инстанция указала, что нижестоящие суды пришли к верному выводу о том, что при надлежащем администрировании налога на имущество по спорному объекту недвижимости Инспекция должна была совершить действия, направленные на обязание Общества представить налоговые расчеты и налоговую декларацию за 2017 год, а также уплатить налог за этот период еще в 2017 - 2018 гг., исходя из дат представления расчетов, налоговой декларации и уплаты налога за этот период.

Между тем необходимые действия Инспекцией в установленный срок не совершены.

Требование Общества удовлетворено, поскольку расчет пени произведен налоговым органом не на указанную в требовании сумму недоимки, в оспариваемом требовании не указаны период возникновения недоимок, на которые начислены пени, период начисления пени, фактическая ставка пени.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА ОТ 15.12.2021 N Ф07-16848/2021 ПО ДЕЛУ N А56-10882/2021

Обществу была выплачена субсидия, как субъекту пострадавшему в условиях ухудшения ситуации в результате распространения новой коронавирусной инфекции, привила предоставления которой установлены Постановлением Правительства РФ от 24.04.2020 N 576 (далее – Правила № 576).

Налоговая инспекция обратилась в Арбитражный суд с иском о взыскании с общества неосновательного обогащения в виде выплаченной субсидии. По мнению инспекции, спорные средства субсидии подлежат взысканию с получателя в качестве неосновательного обогащения, поскольку, после перечисления Обществу средств субсидии Инспекцией в ходе мониторинга установлено снижение доли количества работников Общества за апрель и май 2020 года до уровня менее 90 процентов по отношению к количеству работников в марте 2020 года, что исключает возможность предоставления субсидии ввиду несоответствия Общества критериям предоставления субсидии.

По результатам исследования материалов дела суды не установили предусмотренных законом оснований для взыскания с Общества суммы предоставленной субсидии и отказали Инспекции в иске.

Кассационный суд поддержал нижестоящие суды отметив, что Пунктом 11 Правил N 576 предусмотрено, что субсидия подлежит возврату в случае установления факта искажения получателем субсидии данных отчетности индивидуального (персонифицированного) учета.

Между тем в рассматриваемом случае судами установлено и материалами дела подтверждается, что Общество сведения не исказило и указало соответствующую действительности численность работников в апреле - мае 2020 года.

Инспекцией было установлено, что в информационных ресурсах налоговых органов отражено задвоение сведений из Пенсионного фонда Российской Федерации (далее - ПФР) о численности работников Общества за апрель 2020 года по причине технического сбоя, вследствие чего численность работников ошибочно указана в количестве 60 человек.

К выводу о необоснованности получения Обществом Инспекция пришла после получения от ПФР отчетности Общества СЗВ-М, согласно которой количество работников Общества в апреле 2020 года составило 30 человек, что соответствует 88,2 процентов от числа работников в марте 2020 года, то есть менее 90 процентов, необходимых для получения субсидии.

Между тем, как верно указали суды, пункт 11 Правил N 576 не определяет данное обстоятельство, возникшее не по вине получателя субсидии, в качестве основания для ее возврата в бюджет.

Более того, апелляционным судом установлено, что в марте 2020 года в Обществе работало 34 сотрудника, а в апреле-мае 2020 года их количество уменьшилось до 30, что с учетом арифметической погрешности (0,6%) соответствовало 90% количества работников в марте 2020 года.

Поскольку предусмотренные Правилами N 576 условия предоставления субсидии Обществом не нарушены, суды обоснованно не усмотрели оснований для взыскания с ответчика средств субсидии в качестве неосновательного обогащения.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ОКРУГА ОТ 01.12.2021 N Ф07-10539/2021 ПО ДЕЛУ N А56-12629/2021

Общество обратилось в ФСС с заявлением о выделении средств на выплату страхового обеспечения в сумме 173 665,26 руб.

По факту заявленного требования ФСС проведена камеральная проверка страхователя.

По результатам проверки ФСС принял решения о непринятии к зачету расходов на выплату страхового обеспечения и об отказе в возмещении расходов страхователя, сославшись на трудоустройство работника исключительно с целью неправомерного возмещения расходов по выплате пособия по беременности и родам.

Не согласившись с вынесенными решениями, Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением об их оспаривании.

Суд первой инстанции, удовлетворил заявленные Обществом требования, придя к выводу о непредставлении ФСС доказательств создания Обществом искусственной ситуации, направленной на получение неосновательного обогащения за счет средств Фонда путем злоупотребления правом на возмещение в полном объеме пособия по беременности и родам, ежемесячного пособия по уходу за ребенком.

Апелляционный суд изменил решение суда первой инстанции, посчитав подтвержденным факт создания Обществом искусственной ситуации, направленной на получение неосновательного обогащения. При этом суд признал недействительным пункт 2.2. решения, которым на Общество возложена непредусмотренная действующим законодательством обязанность по доплате страховых взносов в сумме 173 665,26 рублей.

Кассационная инстанция, указала на следующие обстоятельства: апелляционный суд пришел к выводу о представлении ФСС достаточных доказательств, подтверждающих создание Обществом искусственной ситуации, позволяющей неправомерно возместить за счет средств Фонда расходы по выплате пособия по беременности и родам. При этом апелляционный суд исходил из доводов ФСС о том, что сотрудница Общества в 2019 году не имела дохода в виде заработной платы, поскольку в течение 6 месяцев находилась в отпуске без сохранения заработной платы.

Вместе с тем, судом первой инстанции установлено, что сотрудница принята на работу на должность бухгалтера 03.09.2018, проработала в Обществе 4 месяца (с 03.09.2018 по 31.12.2018) и имела доход в 2018 году в виде заработной платы в размере 240 000 руб., что подтверждается материалами дела и ФСС не опровергнуто.

При таких обстоятельствах доводы ФСС об отсутствии утраты заработка в связи с наступлением страхового случая и трудоустройстве работника исключительно с целью неправомерного возмещения за счет средств Фонда расходов по выплате пособия по беременности и родам, обоснованно отклонены судом первой инстанции.

Кассационный суд оставил решение суда первой инстанции без изменений, а постановление апелляционного суда отменил.


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 13.09.2021г. по 12.09.2022г. Страховой полис №  210Е0370R2311 от 13.09.2021г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2021г. по 29.10.2022г. Страховой полис № 210Е0370R2500 от 30.10.2021г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru