Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Отчеты
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за апрель 2022
Арбитраж за март 2022
Арбитраж за февраль 2022
Арбитраж за январь 2022
Арбитраж за декабрь 2021
Арбитраж за ноябрь 2021
Арбитраж за октябрь 2021
Арбитраж за сентябрь 2021
Арбитраж за август 2021
Арбитраж за июль 2021
Арбитраж за июнь 2021
Арбитраж за май 2021
Арбитраж за апрель 2021
Арбитраж за март 2021
Арбитраж за февраль 2021
Арбитраж за январь 2021
Арбитраж за декабрь 2020
Арбитраж за ноябрь 2020
Арбитраж за октябрь 2020
Арбитраж за сентябрь 2020
Арбитраж за август 2020
Арбитраж за июль 2020
Арбитраж за июнь 2020 года
Арбитраж за май 2020 года
Арбитраж за апрель 2020
Арбитраж за март 200
Арбитраж за февраль 2020
Арбитраж за январь 2020
Арбитраж за декабрь 2019
Арбитраж за ноябрь 2019
Арбитраж за октябрь 2019
Арбитраж за сентябрь 2019
Арбитраж за август 2019
Арбитраж за июль 2019
Арбитраж за июнь 2019
Арбитраж май 2019
Арбитраж за апрель 2019
Арбитраж за март 2019
Арбитраж за февраль 2019
Арбитраж за январь 2019 года
Арбитраж за декабрь 2018
На главную

Арбитраж за февраль 2022

       ОБЗОР 

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за февраль 2022 года

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 16.02.2022 N Ф05-24309/2018 ПО ДЕЛУ N А40-24375/2017

Налоговым органом принято решение о доначислении налога на прибыль, также пени и штрафа в связи с выводом о неправомерном занижении налоговой базы по налогу на прибыль организаций на сумму убытков.

Налогоплательщик обратился в суд с требованием признать решение налогового органа незаконным.

Дело было рассмотрено в трех инстанциях и возвращено Определением Верховного суда РФ на новое рассмотрение. Как следует из указанного Определения Верховного Суда Российской Федерации, вывод суда округа об отсутствии у налогового органа обязанности учитывать суммы накопленного обществом убытка при определении размера недоимки по налогу на прибыль за 2012 год не может быть признан законным.

По мнению Верховного суда РФ, суды первой и апелляционной инстанции в ходе рассмотрения дела не установили, в части каких именно статей затрат общество заявило о переносе убытка, и в каком объеме заявленный к переносу убыток в действительности подтвержден первичными учетными документами.

При новом рассмотрении дела суд первой инстанции, исследовав материалы дела, с учетом позиции Верховного Суда Российской Федерации, пришел к выводу о том, что требования Общества в части эпизода по учету убытка при исчислении налога на прибыль подлежат удовлетворению в заявленной Обществом сумме.

Суд первой инстанции исходил из того, что материалами дела подтверждено соблюдение Обществом заявительного порядка учета накопленного убытка за 2008 год против ожидаемых доначислений и наличие у инспекции первичных документов по данному убытку.

Судом установлено, что налогоплательщиком был заявлен к зачету накопленный за 2008 год убыток в том объеме, который необходим для снижения доначислений до нуля.

Учитывая данные обстоятельства, а также действия налогового органа в ходе налоговой проверки и рассмотрения ее результатов, суд первой инстанции, пришел к выводу, что факт документальной неподтвержденности убытков не может быть признан установленным в рамках спорной проверки.

Суды апелляционной и кассационной инстанций оставили данное решение без изменения.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 10.02.2022 N Ф05-35915/2021 ПО ДЕЛУ N А40-146167/2021

В связи с нарушением обществом срока предоставления документов, подтверждающих основной вид его экономической деятельности, фондом был установлен обществу страховой тариф на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в размере 3,4 процента к суммам выплат и иных вознаграждений, что соответствует 22 классу профессионального риска. Общество не согласилось с установленным фондом тарифом.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда требования Общества были удовлетворены.

Удовлетворяя заявленные требования, суды первой и апелляционной инстанций, исходили из того, что вид фактически осуществляемой страхователем деятельности подлежит определению с учетом основного вида деятельности, фактически осуществляемого страхователем.

Как следует из материалов дела, основным видом деятельности общества является "Торговля автотранспортными средствами" (код ОКВЭД 45.1), страховой тариф по которому составляет 0,4%.

Таким образом, фонд безосновательно определил вид экономической деятельности общества по наиболее высокому классу профессионального риска, поскольку до подтверждения основного вида экономической деятельности страхователь относится к виду экономической деятельности по основному виду экономической деятельности.

Суды также отметили, что право фонда самостоятельно отнести страхователя к имеющему наиболее высокий класс профессионального риска виду экономической деятельности не являются санкцией, применяемой к страхователю за нарушение им сроков представления документов, подтверждающих основной вид экономической деятельности, а являются мерой, призванной гарантировать права застрахованных лиц на страховое обеспечение в случае неисполнения страхователем своих обязанностей по подтверждению основного вида экономической деятельности.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены выводов нижестоящих судов.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА ОТ 02.02.2022 N Ф04-8345/2021 ПО ДЕЛУ N А75-4228/2021

Налоговый орган доначислил предпринимателю страховые взносы на обязательное пенсионное, медицинское, социальное страхование и пени ввиду занижения базы по страховым взносам на сумму, перечисленную предпринимателем на счет матери с указанием в качестве основания платежа "выплата заработной платы". Предприниматель обратился в суд, требуя признать доначисления незаконными.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленного требования отказано.

Постановлением апелляционного суда решение суда отменено, принят новый судебный акт об удовлетворении заявленного требования. По мнению суда, рассматриваемые выплаты не могут квалифицироваться как объект обложения страховыми взносами, так как не установлена их связь с выполнением какой-либо трудовой функции получателем денежных средств.

Кассационный суд поддержал постановление апелляционной инстанции, указав, что налоговая инспекция и суд первой инстанции ошибочно исходили лишь из указания назначения платежа в платежных поручениях на перечисление указанных сумм, не исследовав при этом иных обстоятельств платежа.

В тоже время, в материалы дела не представлены доказательства, свидетельствующие о существовании между ИП и ее матерью трудовых либо гражданско-правовых правоотношений, а также документы, подтверждающие фактическое выполнение каких-либо трудовых функций, информация о ней отсутствует в сведениях о застрахованных лицах, платежных ведомостях на выплату заработной платы и табелях учета использования рабочего времени за период.

Кроме этого, из материалов дела следует, что спорные выплаты Предпринимателем неоднократно в течение месяца разными суммами без определенной системы, что не характерно для оплаты труда по трудовому договору.

С учетом данных обстоятельств спорная выплата не может квалифицироваться как объект обложения страховыми взносами на основании положений пункта 1 статьи 421 НК РФ, в связи с чем обоснованно признал недействительным оспариваемое решение Инспекции.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 04.02.2022 N Ф05-35429/2021 ПО ДЕЛУ N А40-122463/2021

Орган ФСС РФ отказал в выделении средств на возмещение расходов, произведенных страхователем на выплату страхового обеспечения по обязательному социальному страхованию на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством.

В акте проверки фонд указал, что основанием для отказа является то обстоятельство, что, выданная застрахованному лицу в Центре государственных услуг, о том, что застрахованное лицо, не получал ежемесячного пособия по уходу за ребенком, не содержит полной информации необходимой для выплаты пособия по уходу за ребенком.

Между тем судом установлено, что Согласно п. 56 Порядка и условий назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей, утвержденного приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации № 668н от 29 сентября 2020 г. помимо прочего предоставляется справка из органов социальной защиты населения по месту жительства отца, матери ребенка о неполучении ежемесячного пособия по уходу за ребенком (для одного из родителей в соответствующих случаях), а также для лиц, фактически осуществляющих уход за ребенком вместо матери (отца, обоих родителей) ребенка.

 В материалах дела имеется справка, выданная застрахованному лицу, которая содержит сведения о том, что застрахованное лицо не получает никаких социальных выплат в органах социальной защиты населения города Москвы. По мнению суда, из данной справки следует, что застрахованное лицо не получает никаких социальных выплат в органах социальной защиты населения города Москвы, следовательно, не получает и ежемесячного пособия по уходу за ребенком, что означает, что указанная справка содержит всю информацию необходимую для выплаты пособия по уходу за ребенком.

 Судом также принят во внимание факт, что ответчик в своем Решении об отказе утверждая, что справка, выданная застрахованному лицу, не содержит всего объема необходимых требований, не поясняет каких - именно сведений не хватает.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда требования были удовлетворены.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЕРВОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 08.02.2022 N 01АП-8986/2021 ПО ДЕЛУ N А43-32443/2020

По результатам налоговой проверки Инспекция привлекла Общество к ответственности за совершение налогового правонарушения, в виде штрафа. Общество осуществляло международные перевозки.

Инспекция посчитала, что налоговая база по НДС при оказании налогоплательщиком услуг перевозки в рамках договора международной перевозки, в том числе ввозимых товаров, должна быть определена как документально подтвержденная стоимость фактически оказанных услуг перевозки. При этом предоплата, полученная налогоплательщиком в счет предстоящего оказания услуг перевозки, которые облагаются по налоговой ставке 0 процентов в соответствии с пунктом 1 статьи 164 НК РФ, в налоговую базу не включается.

По мнению налогового органа, для принятия налоговых вычетов должна быть сформирована налоговая база, в виде стоимости фактически выполненных работ по перевозке товара. Как утверждает Инспекция, на основании имеющихся документов определить налоговую базу по НДС не представляется возможным, поскольку Обществом представлены только авансовые счета-фактуры.

Исследовав материалы дела, суд первой инстанции установил, что перевезенный Обществом груз являлся предметом международного контракта на поставку и первоначальный пункт его отправки находился за пределами Российской Федерации. Для подтверждения обоснованности применения 0% ставки по НДС Общество представило в Инспекцию полный пакет документов, в том числе книги покупок и продаж, договоры фрахтования, договоры купли-продажи, счета-фактуры, оборотно-сальдовые ведомости за, свидетельства о регистрации судов, речные накладные, транзитные декларации, инвойс, а также иные документы. На документах, представленных Обществом в Инспекцию, имеются отметки таможенных органов, свидетельствующие о перемещении грузов в рамках международной перевозки.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к верному выводу о правомерном применении Обществом налоговой ставки 0% по НДС по спорным операциям в соответствии с подпунктом 2.1 пункта 1 статьи 164 НК РФ.

Судом апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 14.02.2022 N 18АП-172/2022 ПО ДЕЛУ N А76-28244/2021

Налоговым органом сделан вывод о том, что Общество в нарушение пункта 3.1. статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) неправомерно включило в состав налоговых вычетов НДС по счетам-фактурам, полученным налогоплательщиком от контрагентов по договорам транспортной экспедиции.

При этом налоговый орган пришел к выводу, что из представленных заявителем на проверку документов следует, что контрагенты по договорам транспортной экспедиции занимаются поисками перевозчиков, осуществляющих транспортные услуги, в связи с чем, как считает налоговый орган, от имени контрагентов в адрес Общества следовало выставлять счета-фактуры с указанием суммы дохода в виде вознаграждения за оказанную услугу по поиску перевозчиков во исполнение договоров транспортной экспедиции, а не стоимость самой транспортировки товара.

Налогоплательщик, не согласившись с вынесенными решениями налогового органа и обжаловал решение налогового органа в судебном порядке.

Удовлетворяя заявленные требования общества, суд первой инстанции пришел к выводу, что положения законодательства о налогах и сборах позволяют экспедиторам, определяющим налоговую базу по НДС, применять два варианта определения налоговой базы, стоимость которой подлежит отражению в счете-фактуре:

- в одном случае экспедитор отражает в качестве налогооблагаемого дохода только вознаграждение, а иные поступления от клиента, направленные на возмещение понесенных в связи с осуществлением экспедиторской деятельности расходов и соответствующие затраты в налоговой базе по НДС не учитывает, в связи с чем оформляет счет-фактуру по правилам абзаца 1 пункта 3.1 статьи 169 НК РФ;

- в другом случае экспедитор отражает в качестве налогооблагаемого дохода все поступления и затраты экспедитора, как собственный доход, в связи с чем абзац 1 пункта 3.1 статьи 169 НК РФ не подлежит применению.

В рассматриваемой ситуации налоговая база по НДС по услугам, оказанным заявителю в рамках исполнения договоров транспортной экспедиции, определялась в виде дохода, полученного ими при исполнении указанных договоров, то есть в стоимость транспортно-экспедиционных услуг включена стоимость всех услуг по договору (услуги по получению грузов, проверке количества и состояния груза, транспортировке грузов на склады, указанные клиентом, осуществлению перевозки грузов клиента автомобильным транспортом, по маршруту, избранному экспедитором, проведению погрузочно-разгрузочных работ, при необходимости заключать от своего имени договоры с третьими лицами).

С учетом изложенного, у налогового органа отсутствовали основания для отказа в применении налоговых вычетов по транспортно-экспедиционным услугам, оказанным контрагентами, включая стоимость услуг, оказанных экспедиторам третьими лицами, в связи с чем суд первой инстанции правомерно удовлетворил заявление общества.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЯТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 09.02.2022 N 05АП-195/2022 ПО ДЕЛУ N А51-13773/2021

В ходе выездной налоговой проверки образовательного учреждения инспекцией было установлено занижение базы для начисления страховых взносов в ФСС.

 По мнению Фонда, страхователем не были включены в базу суммы ежемесячных выплат пятнадцати молодым специалистам и их наставникам до достижения трехлетнего стажа работы в образовательной организации.

По результатам рассмотрения материалов проверки, возражений страхователя вынесено решение о привлечении страхователя к ответственности в виде штрафа, а также начислены пени.

Не согласившись с решением Фонда, посчитав, что оно не соответствует закону и нарушает права и законные интересы учреждение обратилось в арбитражный суд.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда требования были удовлетворены.

Как было установлено судами, разногласия между сторонами спора заключались в том, что представители Фонда полагали, что суммы ежемесячных надбавок молодым специалистами и их наставникам являются стимулирующими выплатами, так как связаны именно с исполнением работниками своих трудовых обязанностей.

По мнению образовательного учреждения, данные выплаты не имеют отношения к системе оплаты труда, поскольку предусмотрены Законом Приморского края от 23.11.2018 N 389-КЗ "О предоставлении мер социальной поддержки педагогическим работникам краевых государственных и муниципальных образовательных организаций Приморского края".

Суды изучив материалы дела пришли к выводу о том, что сам по себе факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда.

В тоже время, спорные выплаты являются мерой социальной поддержки, предоставляемой за счет субвенций из бюджета Приморского края, передаваемых бюджету Владивостокского городского округа для осуществления государственных полномочий по предоставлению мер социальной поддержки молодым специалистам. Основанием рассматриваемых выплат является не трудовой договор, то есть, данные выплаты не связаны с исполнением работниками трудовых обязанностей, не носят обязательного характера, не зависят от результатов труда работников учреждения и не включены в систему оплаты труда, поэтому выплаты молодым специалистам и наставнику не являются объектом обложения страховыми взносами и не подлежат включению в базу для начисления страховых взносов.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ СЕДЬМОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 11.02.2022 N 07АП-10381/21 ПО ДЕЛУ N А27-26906/2020

Инспекция обратилась в Арбитражный суд с заявлением о взыскании с ИП НДС, пени и штрафа.   Решением суда заявленные требования удовлетворены. Инспекцией было выставлено в адрес ИП требование об уплате налога.

Однако, в связи с применением Арбитражным судом обеспечительных мер в виде приостановления действия оспариваемого решения, возможность применения мер принудительного взыскания у Инспекции отсутствовала. Поскольку срок добровольной уплаты по требованию истекал 29.01.2020, то есть после принятия арбитражным судом обеспечительных мер у налогового органа отсутствовали правовые основания для вынесения как решения о взыскании налога, пени, штрафа, за счет денежных средств на счетах налогоплательщика (ст. 46 НК РФ), так и решения о взыскании налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов за счет имущества налогоплательщика (ст. 47 НК РФ)

ИП, в свою очередь.  обратился в Арбитражный суд с заявлением о признании недействительным Требования "об уплате налога", а также о признании задолженности по уплате налогов, пени, штрафов, доначисленных по решению о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, безнадежной к взысканию в связи с пропуском налоговым органом срока на принудительное взыскание.

Отказывая ИП в удовлетворении требований суды отметили, что нарушение процессуальных сроков проведения мероприятий налогового контроля не влечет безусловную отмену итоговых решений по налоговым проверкам, но такие нарушения процессуальных сроков не могут не приниматься во внимание при исчислении сроков, предусмотренных НК РФ в отношении процедур принудительного взыскания задолженности.

Обратное толкование приводило бы к бессмысленности возможности заявления налогоплательщиком доводов о несоблюдении указанных сроков в рамках оспаривания решения о взыскании налога, пеней, штрафа, принятого в соответствии со статьей 46 НК РФ (абзац 2 пункта 31 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 57), т.е. к отсутствию возможности получения реальной судебной защиты.

Вместе с тем, в рамках рассмотрения настоящего заявления установлено, что требование об уплате налога по итогам проведенной налоговой проверки (на основании решения N 134 от 09.01.2019) было выставлено 30.12.2019, то есть после предоставления налогоплательщику права на апелляционное обжалование такого решения в порядке статьи 138 НК РФ и рассмотрения его жалобы вышестоящим налоговым органом.

В связи с чем, коллегия суда полагает обоснованными выводы суда о том, что обращение налогового органа в суд в рамках настоящего дела было произведено без пропуска срока, установленного пунктом 3 статьи 46 НК РФ, пунктом 1 статьи 47 НК РФ, поскольку положения НК РФ устанавливают обязательное предписание налоговому органу выставить требование в адрес налогоплательщика для его добровольного исполнения со стороны последнего, а последующие сроки НК РФ исчисляются с даты истечения срока на добровольное исполнение такого требования.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 14.02.2022 N 11АП-602/2022 ПО ДЕЛУ N А55-24613/2021

Общество состояло на налоговом учете в ИФНС. Согласно сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ, лицом, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, являлся Святов Д.В.

По результатам контрольных мероприятий Инспекцией внесена в ЕГРЮЛ запись о недостоверности сведений, включенных в ЕГРЮЛ, в отношении участника и директора Общества Святова Д.В.

Указанное явилось основанием для обращения Общества в суд с заявлением.

Как было установлено судом, налоговым органом, в целях повышения эффективности работы по формированию "чистоты" администрируемой среды налогоплательщиков, проведены мероприятия по выявлению юридических лиц. участвующих в схемных операциях в целях уклонения от уплаты налогов в федеральный бюджет.

В результате контрольных мероприятий, установлена группа лиц, формирующих "площадку" схемного НДС, направленную на уклонение от уплаты налогов. В указанную группу входит, в том числе, Общество, в связи с чем, возникла необходимость в допросе руководителя организации Святова Д.В.

На допрос Святов Д.В. не явился, причину неявки не объяснил. Инспекция посчитала данные обстоятельства достаточным основанием для исключения из Реестра сведений о Святове Д.В. как недостоверных.

Удовлетворяя требования Общества, суд отметил, что Инспекцией в подтверждение доводов о недостоверности сведений включенных в ЕГРЮЛ, в отношении участника и директора Общества Святова Д.В., неоспоримых доказательств не представлено, а неявка руководителя общества на допрос, таковым не является.

Кроме того, налоговым органом не представлены сведения о надлежащем извещении Святова Д.В. о необходимости явки на допрос. Также Заявитель указывает, что не получал от налогового органа уведомление о необходимости представления в регистрирующий орган достоверных сведений (уведомление о недостоверности).

Представленных Инспекцией сведений с официального сайта ФГУП "Почта России", в которых содержится информация за штриховым почтовым идентификатором (ШПИ) 44312358558701 о неудачной попытке вручения заказного письма по адресу места нахождения Общества, а также (ШПИ) 44312358558695 о неудачной попытке вручения заказного письма по адресу места жительства руководителя и учредителя ООО "КУБ" Святова Д.В., недостаточно для подтверждения факта уведомления.

Иных доказательств, подтверждающих надлежащее уведомление общества и участника, Инспекцией не представлено.

Апелляционный суд согласился с указанными выводами суда первой инстанции.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 02.02.2022 N 12АП-11103/2021 ПО ДЕЛУ N А12-7/2021

ИФНС проведена камеральная налоговая проверка представленной налоговой декларации, в ходе которой установлен объект налогообложения по налогу на прибыль в 2017 году - доходы от реализации двух квартир в многоквартирном жилом доме.

Ввиду непредставления Обществом документов, подтверждающих расходы на строительство дома, налоговым органом применен расчетный метод и на основании движения денежных средств по расчетному счету установлена сумма расходов на строительство дома.

Исходя из общей площади объекта капитального строительства, указанной в разрешении на ввод дома в эксплуатацию, Инспекцией установлена стоимость 1 кв. м жилой площади. Расходы на строительство двух квартир определены исходя из их площади 82,4 кв. м и 100,1 кв. м соответственно. Общий размер расходов на строительство двух квартир рассчитан Инспекцией в размере 790 072 руб.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования Общества, пришел к выводу о том, что налоговым органом использован не предусмотренный законом способ определения налоговой базы по налогу на прибыль для организаций - застройщика: в качестве налоговой базы учтены суммы, полученные от реализации двух квартир в построенном жилом доме, без определения сумм доходов и расходов в отношении жилого дома в целом. Также, суд первой инстанции пришел к вводу о том, что налоговым органом не представлено доказательств наличия у Общества объекта налогообложения по налогу на прибыль в 2017 году и обязанности уплатить соответствующий налог.

Суд апелляционной инстанции счел выводы суда первой инстанции обоснованными.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 03.02.2022 N 13АП-41075/2021 ПО ДЕЛУ N А56-62458/2021

Как следует из материалов дела, в период с 2007 года по 2011 год Макарову Игорю Валентиновичу распределялась прибыль от 100 % участия в Обществе и осуществлена выплата дивидендов в общей сумме 51 573 131,42 рубля. При выплате дивидендов налоговым агентом был исчислен, удержан и перечислен в бюджет налог на доходы физических лиц.

После чего, судом была признана недействительной сделка дарения, на основании которой Макаров И.В. приобрел 100 % долю в Обществе.

Общество обратилось в суд с требованием о взыскании с Макарова И.В. суммы неосновательного обогащения - распределенной в пользу Макарова И.В. прибыли от участия в Обществе в сумме 51 573 131,42 рубля.

Макаров И.В. возместил Обществу сумму, полученную им в качестве распределенной прибыли от участия в Обществе, что подтверждается платежными поручениями, актом о полном погашении задолженности.

Общество представило в Инспекцию заявление на возврат излишне уплаченной суммы НДФЛ в размере 2 771 909,37 руб.

Налоговый орган отказал Обществу в возврате НДФЛ, поскольку налоговый агент не представил выписку из регистра налогового учета, также в заявлении отсутствовал период образования переплаты.

Общество обратилось в суд с требованием о признании недействительным решения Инспекции об отказе в зачете (возврате) суммы налога; обязании Инспекции устранить допущенные нарушения прав и законных интересов путем возврата излишне перечисленного в бюджет налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в размере 2 771 909,37 руб.,

Удовлетворяя требования Общества суды исходили из позиции, согласно которой признание сделки по продаже имущества недействительной или ее расторжение означает, что реализация имущества не состоялась, а вырученные по сделке средства по общему правилу возвращаются другой стороне. В такой ситуации экономическую выгоду от реализации имущества гражданином следует признать утраченной, что свидетельствует об отсутствии полученного дохода как объекта налогообложения.

При оценке налоговых последствий признания недействительным (расторжения) договора купли-продажи необходимо учитывать, что по смыслу пункта 1 статьи 54 НК РФ налоговые последствия влекут не сами гражданско-правовые сделки, а совершаемые во исполнение этих сделок финансово-хозяйственные операции.

Как указано в пункте 10 Обзора Верховного Суда Российской Федерации от 21.10.2015, обязательным условием корректировки налоговой базы в случае расторжения гражданско-правового договора является возврат налогоплательщиком денежных средств в том же налоговом периоде, в котором они были получены.

Из изложенного вытекает обязательность отражения налоговым агентом такого дохода гражданина вплоть до момента фактического возврата физическим лицом соответствующих сумм источнику их выплаты.

На момент обращения Общества с заявлениями о возврате излишне перечисленного НДФЛ, полученные Макаровым И.В. в качестве дивидендов денежные средства были возвращены, в связи с чем экономическая выгода в виде полученного денежного дохода признается утраченной.

Таким образом, требования Общества о возврате излишне перечисленного в бюджет НДФЛ признаны правомерными.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 03.02.2022 N 18АП-17496/2021 ПО ДЕЛУ N А76-21935/2021

В 2016 году общество представило в налоговую инспекцию заявление о применении с 01.01.2017 налоговой ставки 0% по налогу на прибыль. Однако фактически в 2017 г. Общество не воспользовалось льготой, поскольку у него отсутствовала лицензия, наличие которой предусмотрено пунктом 3 статьи 284.1 НК РФ в качестве обязательного и необходимого условия для применения ставки 0%.

Впоследствии налогоплательщиком представлены первичные налоговые декларации по налогу на прибыль за 1 квартал 2017 года, полугодие 2017 года, 9 месяцев 2017 года и за 2017 год по налоговой ставке 0%.

В июле 2019 г. Общество представило в налоговую инспекцию уточненные налоговые декларации по налогу на прибыль за 2017 год, согласно которым налог на прибыль исчислен и уплачен по ставке 20%.

В 2019 году Общество представило в инспекцию все необходимые документы, в том числе лицензию, подтверждающие соблюдение условий для применения стаки 0%.

Инспекцией проведена камеральная налоговая проверка представленной налоговой декларации по налогу на прибыль (заявлена льгота по ставке 0%), по результатам которой налогоплательщику начислены налог на прибыль организаций, пени по налогу на прибыль организаций, штраф по п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату налога на прибыль организаций.

Основанием для доначисления заявителю налога на прибыль, соответствующих сумм пеней и штрафа послужил вывод налогового органа о том, что в 2017 году общество утратило право на применение ставки 0% по налогу на прибыль, в связи с чем на основании пункта 8 статьи 284.1 НК РФ заявитель не вправе повторно перейти на применение такой льготной ставки в течение 5 следующих лет.

Не согласившись с вынесенным решением инспекции, налогоплательщик обратился в арбитражный суд с рассматриваемыми требованиями.

Как установлено судом, налоговым органом не оспаривается, что налог на прибыль в 2017 году заявителем уплачен с применением налоговой ставки 20%. По мнению суда, вывод инспекции о применении налогоплательщиком льготной ставки 0% и переходе на применение налоговой ставки 20% не может быть постановлен лишь на наличии заявления о применении льготного режима налогообложения и первичных налоговых деклараций по налогу на прибыль, без исследования обстоятельств фактического применения льготной ставки 0% и перехода на применение налоговой ставки 20%

Между тем, судом первой инстанции было принято во внимание, что в 2017 году у общества отсутствовала объективная возможность применения налоговой льготы, установленной пунктом 1 статьи 284.1 НК РФ, ввиду отсутствия у него лицензии, наличие которой предусмотрено пунктом 3 статьи 284.1 НК РФ в качестве обязательного и необходимого условия для применения ставки 0%.

Удовлетворяя требования Общества суд принял во внимание факт уплаты заявителем налога на прибыль за 2017 год с применением ставки 20%, а также отсутствие у него в 2017 году объективной возможности для применения ставки 0% ввиду несоответствия критериям, установленным пунктом 3 статьи 284.1 НК РФ. По мнению суда, само по себе представление налогоплательщиком в инспекцию заявления о применении с 01.01.2017 налоговой ставки 0% по налогу на прибыль, а также соответствующих деклараций с применением ставки 0%, не свидетельствует о том, что указанная ставка заявителем фактически применена.

Апелляционная инстанция согласилась с выводами суда первой инстанции, указав, что вывод суда об отсутствии у налогового органа основания для применения в отношении заявителя пункта 8 статьи 284.1 НК РФ является правомерным.

 


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 13.09.2021г. по 12.09.2022г. Страховой полис №  210Е0370R2311 от 13.09.2021г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2021г. по 29.10.2022г. Страховой полис № 210Е0370R2500 от 30.10.2021г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru