Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Отчеты
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за апрель 2022
Арбитраж за март 2022
Арбитраж за февраль 2022
Арбитраж за январь 2022
Арбитраж за декабрь 2021
Арбитраж за ноябрь 2021
Арбитраж за октябрь 2021
Арбитраж за сентябрь 2021
Арбитраж за август 2021
Арбитраж за июль 2021
Арбитраж за июнь 2021
Арбитраж за май 2021
Арбитраж за апрель 2021
Арбитраж за март 2021
Арбитраж за февраль 2021
Арбитраж за январь 2021
Арбитраж за декабрь 2020
Арбитраж за ноябрь 2020
Арбитраж за октябрь 2020
Арбитраж за сентябрь 2020
Арбитраж за август 2020
Арбитраж за июль 2020
Арбитраж за июнь 2020 года
Арбитраж за май 2020 года
Арбитраж за апрель 2020
Арбитраж за март 200
Арбитраж за февраль 2020
Арбитраж за январь 2020
Арбитраж за декабрь 2019
Арбитраж за ноябрь 2019
Арбитраж за октябрь 2019
Арбитраж за сентябрь 2019
Арбитраж за август 2019
Арбитраж за июль 2019
Арбитраж за июнь 2019
Арбитраж май 2019
Арбитраж за апрель 2019
Арбитраж за март 2019
Арбитраж за февраль 2019
Арбитраж за январь 2019 года
Арбитраж за декабрь 2018
На главную

Арбитраж за март 2022

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за март 2022 года

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 21.03.2022 N 301-ЭС21-24319 ПО ДЕЛУ N А38-3/2021

Общество 22.01.2016 представило в инспекцию налоговую декларацию по НДС за четвертый квартал 2015 года, в которой заявило к возмещению из бюджета НДС. Затем, 27.01.2016 общество направило в инспекцию заявление о проведении зачета, излишне уплаченного НДС в указанной сумме.

До окончания проведения камеральной налоговой проверки общество 16.03.2016 представило в инспекцию уточненную налоговую декларацию по НДС за четвертый квартал 2015 года с аналогичной суммой налога к возмещению из бюджета.

По результатам камеральной проверки уточненной налоговой декларации по НДС за четвертый квартал 2015 года инспекцией составлен акт и приняты решения о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения и отказе в возмещении полностью суммы НДС, заявленной к возмещению.

Решением суда, вступившим в законную силу, указанные решения Инспекции были признаны недействительными.

16.07.2019 Общество обратилось в инспекцию с письмом, в котором просило возместить НДС на основании уточненной налоговой декларации по НДС за четвертый квартал 2015 года путем возврата на указанный им банковский счет.

Инспекция возвратила Обществу НДС по платежному поручению от 01.08.2019.

Полагая, что инспекцией были нарушены сроки для возврата НДС, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением к налоговой инспекции об обязании начислить и выплатить сумму процентов за несвоевременный возврат налога на добавленную стоимость (далее - НДС).

Суды трех инстанций пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявления общества. При этом суды исходили из того, что срок возврата сумм НДС должен исчислять в соответствии со ст.78 НК РФ, с момента получения налоговым органом заявления о возврате НДС на расчетный счет, то есть с 16.07.2019, а данный срок Инспекцией не был нарушен.

Верховный суд РФ не согласился с позицией нижестоящих судов, отметив, что для применения порядка возмещения налога, предусмотренного статьей 176 НК РФ, необходимо наличие у налогового органа на момент принятия решения заявления о зачете (возврате) налога, при этом способ возмещения в этом случае значения не имеет.

Представленное Обществом заявление от 27.01.2016 о зачете излишне уплаченного НДС в счет предстоящих платежей по этому налогу обществом не отзывалось. Впоследствии общество письмом от 16.07.2019 лишь изменило способ возмещения НДС - путем возврата на расчетный счет общества в порядке статьи 176 Налогового кодекса.

Данные обстоятельства Верховный суд РФ счел достаточными основаниям для передачи кассационной жалобы Общества на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 17.03.2022 N Ф05-381/2022 ПО ДЕЛУ N А40-39882/2021

Общество в 4 квартале 2019 года реализовывало в розницу фрукты и ягоды, в стоимость которых включался НДС по ставке 20 %, что было отражено в кассовых чеках.

С 01.10.2019 Федеральным законом от 02.08.2019 N 268-ФЗ в пункт 2 статьи 164 НК РФ были внесены изменения, согласно которым при реализации фруктов и ягод (включая виноград) налогообложение НДС производится по ставке 10%. Однако Перечень продовольственных товаров, облагаемых при реализации НДС по налоговой ставке 10 процентов, был расширен Постановлением Правительства РФ № 1952 которое вступило в силу только с 04.01.2020. Тем не менее, Общество представило уточненную (корректировка N 1) декларацию по НДС за 4 квартал 2019 года, согласно которой сумма НДС была скорректирована, исходя из ставки 10 %.

Инспекцией проведена камеральная налоговая проверка указанной декларации, по результатам которой обществу доначислен НДС за 4 квартал 2019 года в связи с применением пониженной ставки НДС.

Общество обратилось в Арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Инспекции и обязании устранить допущенные нарушения прав и законных интересов.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования Общества.

Суд кассационной инстанции поддержал позицию нижестоящих судов, отметив, что положение пункта 2 Постановления N 1952 в части применения ставки НДС в размере 10% как улучшающие положение налогоплательщиков имеют обратную силу и распространяются на правоотношения, возникшие с 1 октября 2019 года.

 Реализация заявителем товаров (работ, услуг) населению по розничным ценам с учетом НДС, отраженного в кассовых чеках по ставке 20% в связи с тем, что налогоплательщик еще не знал о своем праве на применение ставки НДС 10% (подзаконный акт был принят позднее и имеет обратную силу), не порождает у него налогового обязательства перед государством и не влечет изъятия суммы налога в доход бюджета.

Также судами было правомерно учтено, что налогоплательщиком в целях устранения несоответствия данных об операциях между сведениями из книги покупок и сведениями из книги продаж, были приняты к бухгалтерскому и налоговому учету корректировочные и исправительные первичные документы (УКД, исправительные УПД и счета-фактуры) от всех поставщиков, с исправлением ставки НДС с 20% на 10% без уменьшения итоговой стоимости.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 04.03.2022 N Ф05-799/2022 ПО ДЕЛУ N А40-171627/2021

общество направило в адрес Фонда социального страхования РФ (далее - Фонд) заявление о подтверждении основного вида экономической деятельности на 2021 год 46.49.49 "Торговля оптовая с прочими потребительскими товарами, не включенными в другие группировки", с необходимыми документами.

Обществом по результатам запроса подтверждения основного вида экономической деятельности, получено от Фонда уведомление об ошибке в обработке запроса с предложением повторить запрос (в связи с допущенной обществом опечаткой).

После получения уведомления об ошибке обществом повторно в электронном виде в адрес Фонда направлено заявление, а также справка-подтверждение об основном виде экономической деятельности на 2021 год 46.49.49 "Торговля оптовая с прочими потребительскими товарами, не включенными в другие группировки».

Уведомлением Фонда обществу установлен размер страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2021 год - 2,5% (ОКВЭД2 33.20 "Монтаж промышленных машин и оборудования"), согласно перечню кодов ОКВЭД в ЕГРЮЛ, что соответствует 19-му классу профессионального риска.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения общества в арбитражный суд с заявлением.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования частично, исходил из того, что вид фактически осуществляемой страхователем деятельности подлежит определению с учетом основного вида деятельности, фактически осуществляемого страхователем.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Кассационная коллегия сочла выводы судов правильными, указав, что доначисление обществу страховых взносов в повышенном размере, исходя из страхового тарифа, соответствующего виду деятельности, фактически не осуществляемому обществом, при наличии представленных заявителем сведений для подтверждения основного вида экономической деятельности, является неправомерным.

 Действия Фонда социального страхования, фактически отказавшего в проверке доказательств, представленных обществом в подтверждение своей позиции относительно основного вида экономической деятельности и пересмотре страхового тарифа, являются незаконными.

Вопреки доводам Фонда, страхователь, не представивший в установленный срок необходимые документы и после установления фондом размера страхового тарифа не может быть лишен возможности представить фонду документы для подтверждения основного вида экономической деятельности; фонд должен оценить эти документы и принять решение об определении размера страхового тарифа с их учетом.

Требование удовлетворено, поскольку Фондом не представлены доказательства, при наличии которых он пришел к выводу, что общество осуществляло деятельность, относящуюся к более высокому классу профессионального риска.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 04.03.2022 N Ф05-1771/2022 ПО ДЕЛУ N А40-74583/2020

Общество применило налоговый вычет по НДС, в связи с получением и использованием земельных участков, зданий, сооружений для оказания услуг для организации отдыха и оздоровления детей. Налоговый орган признал применение вычетов незаконным, с учетом того, что указанные объекты применены для использования только в необлагаемых операциях. Сторонами не оспаривалось, что объекты применены для оказания услуг, не облагаемых НДС.

Налогоплательщик при этом полагал, что подлежат применению правила, согласно которым налогоплательщик вправе не применять положения п.4 ст.170 НК РФ к тем налоговым периодам, в которых доля совокупных расходов на приобретение, производство и (или) реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав, операции по реализации которых не подлежат налогообложению, не превышает 5 процентов общей величины совокупных расходов. При этом указанные суммы налога, предъявленные таким налогоплательщикам продавцами товаров (работ, услуг) в указанном налоговом периоде, подлежат вычету.

По мнению налогового органа, указанное правило применимо только для товаров, работ, услуг, используемых как для облагаемых, так и не облагаемых операций, и неприменимо для операций, не подлежащих налогообложению.

Суды первой и апелляционной инстанции согласились с доводами налоговой инспекции.

Суд кассационной инстанции по данному эпизоду не поддержал позицию нижестоящих судов, указав, что примененное налоговым органом толкование основано на формальном применении указанной нормы и не учитывает ее буквальное содержание.

Между тем, в соответствии с правовой позицией, высказанной в Определении Верховного Суда РФ от 28.11.2017 N 307-КГ17-17210 по делу N А56-40261/2016, а также изложенной в постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.06.2012 N 2676/12, к ситуации, когда доля совокупных расходов общества на производство товаров (работ, услуг, имущественных прав), операции по реализации которых не подлежат налогообложению, не превышает 5 процентов общей величины совокупных расходов на производство, является правомерным применение абзаца 9 пункта 4 статьи 170 Налогового кодекса,  При этом все суммы налога, предъявленные налогоплательщику продавцами используемых в производстве товаров (работ, услуг, имущественных прав) в указанном налоговом периоде, общество вправе предъявлять к вычету в соответствии с порядком, предусмотренным статьей 172 Налогового кодекса. Следовательно, включение обществом спорного НДС в состав налоговых вычетов является правомерным.

Кроме того, суд округа отметил, что выводы судов сделаны без учета позиции, высказанной по спору между тем же налогоплательщиком и налоговым органом относительно применения налоговых вычетов по тем же приобретенным у того же контрагента объектам, но в другом налоговом периоде.

Суды правильно исходили из того, что судебные акты по указанному делу не образуют преюдиции в смысле ст. 69 АПК РФ. Вместе с тем, принимая во внимание принцип единообразия судебной практики и то обстоятельство, что налоговые органы представляют собой единую систему государственных органов, выводы относительно одних и тех же фактических обстоятельств деятельности налогоплательщика не могут противоречить друг другу.

Учитывая указанные доводы, окружной суд пришел к выводу, что обстоятельства дела являются неисследованными в полном объеме, вся совокупность доказательств не была предметом оценки судов, в виду чего судебные акты подлежат отмене в части эпизода по НДС, а дело направлению на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду рекомендовано установить действительное содержание воли законодателя, проверить соблюдение 5% ограничения, проверить доводы, приведенные лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 02.03.2022 N Ф05-22161/2020 ПО ДЕЛУ N А40-8180/2020

Налоговый орган доначислил налог на прибыль организаций, НДС, уменьшил завышенный убыток, начислил соответствующие пени в связи с выводом о согласованности действий общества с его контрагентами, направленности его действий на получение необоснованной налоговой выгоды путем создания фиктивных сделок.

Общество обратилось в арбитражный суд с требованием признать решение налоговой инспекции незаконным. Суд первой инстанции удовлетворил требования общества. Апелляционный суд оставил решение без изменения. Кассационный суд поддержал позицию нижестоящих судов, отметив, что судами было правильно установлены следующие обстоятельства:

-        активы, приобретенные Обществом у подозрительных контрагентов, фактически принадлежали им и использовались ими в их хозяйственной деятельности;

-        права на активы переданы Обществу подозрительными контрагентами заявителю в соответствии с условиями договоров и нормами Гражданского кодекса Российской Федерации;

-        поставщики отразили в своей налоговой отчетности сделки с Обществом и исчислили, предусмотренные Налоговым кодексом Российской Федерации, налоги по этим сделкам;

-        в материалах дела отсутствуют доказательства недобросовестности поставщиков, а также доказательства того, что поставщики, или их контрагенты, не исполняли своих налоговых обязанностей в полном объеме, или нарушали каким-то образом налоговое законодательства;

-        факты, свидетельствующие о наличии согласованных действий Общества и его контрагентов, направленных исключительно на неправомерное возмещение НДС из бюджета или завышение расходов, в ходе проверки не установлены;

-        часть НДС по счетам-фактурам спорных контрагентов была признана налоговым органом в составе вычетов;

-        приобретенные у подозрительных контрагентов активы, используются заявителем при осуществлении им деятельности и позволили существенно улучшить его финансовое состояние;

-        акционер заявителя приобрел доли в уставном капитале поставщиков после подписания договоров на приобретение активов, а доказательства того, что возникшая впоследствии взаимозависимость, оказала какое-то влияние на ранее принятые поставщиками решения о продаже имущества или на условия договоров, в материалах дела отсутствуют;

-        факт отсутствия затрат у Общества на приобретение им телекоммуникационного оборудования и услуг подозрительных контрагентов, а также факты, свидетельствующие о безвозмездности передачи имущества и выполнения услуг силами Общества, материалами дела не подтверждены.

 Также судами было установлено, что убытки, на которые Общество систематически уменьшало прибыль, понесены обществом не в результате спорных сделок, а в результате расширения бизнеса и приобретения активов у разных организаций. Эти убытки были связаны с наличием существенных сумм валютных кредитов и займов, полученных для расширения бизнеса. Таким образом не представлены инспекцией и доказательства того, что заявитель неправомерно уменьшал налогооблагаемую прибыль на убытки прошлых лет.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 01.03.2022 N Ф05-35280/2021 ПО ДЕЛУ N А40-66573/2021

Налоговой инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества, по результатам которой были доначислены недоимка по налогу на прибыль, НДС, а также соответствующие пени и штраф.

Не согласившись с решениями инспекции, общество обратилось в арбитражный суд с требованиями о признании решения незаконным.

Удовлетворяя заявленные требования суды первой и апелляционной инстанции исходили из недоказанности налоговым органом совокупности обстоятельств, свидетельствующих о создании обществом с заявленными контрагентами формального документооборота, направленного на получение из бюджета необоснованной налоговой выгоды в виде неправомерного применения налоговых вычетов по НДС и незаконного включения затрат в расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль; о непроявлении заявителем должной осмотрительности при выборе спорных контрагентов. Судами также указано, что в связи с истечением срока давности привлечения к налоговой ответственности по пункту 2 статьи 120 НК РФ за проверяемый налоговый период штраф в размере 30 000 руб. начислен незаконно.

Суд кассационной инстанции обратил внимание на тот факт, что услуги по спорным договорам, заключенным между налогоплательщиком и его контрагентами оказаны, объект работ в действительности был создан не силами самого налогоплательщика, передан заказчику и в налоговом учете хозяйственные операции дважды не отражались, а отражены только от спорных контрагентов в соответствии с представленными документами.

Доказательств того, что объект работ выполнен сотрудниками подозрительных контрагентов, затраты по указанным контрагентам также включены заявителем в расходы, а также предъявлены вычеты (то есть имело место задвоение хозяйственных операций) не представлено.

Также кассационный суд указал, что при выявлении и исключении из состава расходов стоимости работ, становится невозможен факт их реализации. Исключая из налогооблагаемой базы расходы в виде стоимости работ, налоговый орган обязан был исключить и полученные по вышеуказанным сделкам соответствующие доходы. С учетом позиции налогового органа об отсутствии приобретения работ (услуг), равно как и невозможности выполнения работ (услуг) собственными силами Общества, исключение налога, уплаченного по документам, выставленным контрагентами из состава налоговых вычетов и расходов, должно сопровождаться уменьшением оборотов и начисленного налога, связанных с реализацией этих работ (услуг) в адрес Общества.

При этом Общество оплатило затраты по спорной сделке из чистой прибыли. Налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость по указанным счетам-фактурам, предъявленным спорным контрагентом, Общество в декларации по налогу на добавленную стоимость не заявлял.

Таким образом, бюджет не несет потери при таком уменьшении оборотов и начисленного налога, связанных с реализацией работ (услуг) в адрес Общества.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА ОТ 10.03.2022 N Ф06-14409/2022 ПО ДЕЛУ N А72-446/2021

Как следует из материалов дела, по результатам выездной проверки налоговым органом вынесено решение о привлечении Общества к ответственности за совершение налогового правонарушения. Также указанным решением обществу доначислены налог на добавленную стоимость и налог на прибыль организаций, начислены пени.

Основанием для привлечения общества к налоговой ответственности, доначисления спорных сумм налогов, пеней, штрафных санкций послужили выводы Инспекции о неправомерном применении налогоплательщиком налоговых вычетов по НДС и включении затрат в состав расходов по налогу на прибыль организаций на основании документов контрагентов, в связи с отсутствием реальности хозяйственных взаимоотношений,

По мнению налогового органа, Общество и спорные контрагенты являются взаимозависимыми лицами, следовательно, действовали в общих экономических интересах и имели возможность влиять на определение условий сделок друг друга.

Суды первой и апелляционной инстанции, пришли к выводу о том, что изложенная в оспариваемом решении совокупность обстоятельств подтверждает вывод инспекции о том, что договорные отношения Общества и спорных контрагентов не связаны с реальной финансово - хозяйственной деятельностью, а направлены на неправомерное завышение Обществом налоговых вычетов по НДС.

Вместе с тем, суды пришли к выводу о неправомерном доначислении заявителю налога на прибыль по взаимоотношениям с указанным контрагентом.

Судами отмечено, что, установив в ходе проверки факт умышленного нарушения налогоплательщиком налогового законодательства, Инспекция сделала вывод, что невозможно принять к налоговому и бухгалтерскому учету мнимые и притворные операции со спорными контрагентами, последствием которых является полный отказ в предоставлении налоговых вычетов и полное исключение из состава затрат расходов, заявленных Обществом.

Инспекция также пришла к выводу, что непредставление налогоплательщиком документов, подтверждающих его фактические затраты по приобретению товара у реальных поставщиков исключает возможность определения расчетным способом налоговой обязанности налогоплательщика.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами нижестоящих судов, отметив, что полное исключение из состава затрат стоимости товаров, приобретенных Обществом у спорных контрагентов, противоречит действующему законодательству и сложившейся судебной практике. Как было установлено судами, в ходе проверки инспекция подтвердила факт несения обществом расходов по приобретению спорного товара.

Кассационная инстанция указала, что при определении налоговым органом сумм налогов, подлежащих уплате налогоплательщиком в бюджетную систему Российской Федерации, расчетным путем необходимо учитывать, что должны быть определены не только доходы налогоплательщика, но и его расходы.

При указанных обстоятельствах, суды первой и апелляционной инстанции пришли к правильному выводу о незаконности оспариваемого решения в части начисления налога на прибыль, а также соответствующих сумм пени и штрафа по спорным контрагентам.

Требование Общества удовлетворено в части признания недействительным решения о начислении налога на прибыль, соответствующих сумм пени и штрафа, поскольку реальность несения налогоплательщиком расходов по приобретению товара по сделке с контрагентом подтверждена.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 14.03.2022 N Ф09-6950/21 ПО ДЕЛУ N А60-58340/2020

Инспекцией проведена камеральная проверка представленной МУП уточненной (N 2) декларации по НДС за 2 квартал 2019 г. В ходе проверки инспекция пришла к выводу о неправомерном включении налогоплательщиком в состав налоговых вычетов сумм НДС.

Решением инспекции МУП доначислен НДС, начислены пени и штраф, кроме того, МУП отказано в возмещении сумм НДС. Не согласившись частично с решениями инспекции (в части доначисления вышеуказанной суммы НДС, пени, штрафа и отказа в возмещении. налога), МУП обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Судом первой инстанции принято решение об удовлетворении заявленных требований, оставленное апелляционным судом без изменений.  

По мнению суда кассационной инстанции, признавая выводы налогового органа неправомерными, суды обоснованно исходили из того, что фактически спорные объемы теплоносителя (теплоэнергии) представляют собой сверхнормативные потери тепловой энергии, затраты на которые предприятие вынуждено нести в связи с осуществляемой им деятельностью по теплоснабжению населения и организаций.

Установив, что заявитель, являющийся теплоснабжающей организацией, покупал у у поставщиков тепловую энергию в целях компенсации технологических потерь, возникающих в процессе ее транспортировки и потребления (сверхнормативного), суды сделали правильный вывод о том, что налогоплательщик (в отношении количества энергии, не дошедшей до потребителей (и/или не подлежащей оплате) выступает по отношению к поставщикам энергии в качестве потребителя, приобретающего теплоэнергию по регулируемым тарифам (ценам) для осуществления операций, облагаемых НДС - оказания услуг по передаче тепловой энергии.

В данном случае происходит передача на возмездной основе права собственности на теплоэнергию, приобретаемую в целях компенсации потерь, как на необходимую составную часть материальных затрат для осуществления заявителем деятельности по передаче тепловой энергии, что является объектом налогообложения НДС в соответствии со ст. 146 НК РФ, поэтому налогоплательщик обоснованно воспользовался правом на вычет по НДС.

Кассационная инстанция поддержала выводы судов, отметив, что спорные объемы теплоэнергии являются сверхнормативными потерями энергии, затраты на которые налогоплательщик вынужден нести в связи с осуществляемой им деятельностью по теплоснабжению населения и организаций, что является объектом налогообложения, поэтому у налогоплательщика есть право на вычет по НДС.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 11.03.2022 N Ф09-496/22 ПО ДЕЛУ N А47-849/2021

По итогам выездной налоговой проверки налогоплательщику доначислены суммы налога на прибыль организаций, НДС, пени и штраф по статье 122 НК РФ.

Основанием для доначисления НДС и налога на прибыль организаций послужили выводы налогового органа о неправомерном включении в вычеты по НДС и в расходы по налогу на прибыль по хозяйственным операциям со спорными контрагентами.

По мнению инспекции, о создании формального документооборота между Обществом и спорными контрагентами свидетельствуют:

-        признаки "технических" компаний (номинальность руководства, отсутствие трудовых и материальных ресурсов, исключение из Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) на момент вынесения оспариваемого решения)

-        транзитный характер движения денежных средств по счетам спорных контрагентов.

Общество обратилось в Арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Инспекции,

Удовлетворяя заявленные требования, суды обеих инстанций пришли к выводу, что хозяйственные операции отражены обществом в бухгалтерском и налоговом учете в установленном порядке, в том числе внесены в книгу покупок; выводов относительно неуплаты заявителем соответствующих налогов оспариваемое решение не содержит.

Более того, из материалов дела следует, что приобретенные у спорных контрагентов товары были реализованы Обществом третьим лицам, о чем имеются надлежащие документы.

Довод налогового органа о том, что отсутствие трудовых и материальных ресурсов у контрагентов указывает на невозможность осуществления хозяйственных операций обществом отклонен судами, поскольку при постановке указанного вывода не исследовалась возможность исполнения обязательств по спорным договорам третьими лицами.

К анализу операций на расчетных счетах суды отнеслись критически ввиду недоказанности наличия замкнутой схемы расчетов и возврата денежных средств налогоплательщику, а также возможности применения иных видов расчетов с контрагентами.

К свидетельским показаниям, полученным инспекцией в ходе проверки, суды также отнеслись критически, поскольку водители в силу своих должностных обязанностей не могли и не должны были с достоверностью знать об объемах поставляемого в проверяемый период товара (щебня) или в полной мере обладать знаниями о наличии или отсутствии контрагентов.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами нижестоящих судов и отказал Инспекции в удовлетворении кассационной жалобы.  

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 02.03.2022 N Ф09-613/22 ПО ДЕЛУ N А47-17004/2020

В ходе проведения проверки налоговым органом было установлено, что Общество в проверяемый период приобретало продукцию у спорного контрагента с целью исполнения договора подряда по техническому перевооружению системы теплоснабжения многоквартирных домов. По результатам выездной налоговой проверки общества инспекцией вынесено оспариваемое решение, согласно которому заявителю доначислены суммы НДС, налога на прибыль, соответствующие пени и штрафы.

Основанием для санкций и доначислений явился вывод налогового органа об искажении Обществом сведений о фактах хозяйственной жизни и нереальности исполнения сделки.

Не согласившись с решениями инспекции, общество обратилось в арбитражный суд с заявленными требованиями.

Удовлетворяя заявленные требования суды первой и апелляционной инстанции установили, что транспортировка товара осуществлялась силами поставщика, и отметили, что отсутствие товарно-транспортных накладных не свидетельствует о недобросовестности общества, так как поставщиком представлены товарные накладные, составленные по унифицированной форме ТОРГ-12. Указанные товарные накладные являются надлежащим доказательством поступления товара покупателю.

Также судами принято во внимание, что покупка налогоплательщиком оборудования у спорного контрагента, не привела к нарушению условий заключенного договора подряда, ввиду непревышения сметной стоимости приобретенного оборудования.

Окружной суд поддержал вывод судов о том, что в отсутствие доказательств обратного, привлечение налогоплательщиком спорного поставщика вызвано намерением заявителя надлежащим образом исполнить принятые на себя обязательства по договору подряда.

В то же время Инспекцией не указано, в силу каких особенностей рассматриваемой сделки обществу следовало проявить повышенную степень осмотрительности при заключении договора со спорным контрагентом, и не ограничиваться стандартными мерами проверки. 

Поскольку судами реальность заключенного со спорным контрагентом договора поставки установлена, передача товара налогоплательщику подтверждена товарными накладными, не доказано, что операции по расчетным счетам носят транзитный характер, нарушение контрагентом своих налоговых обязательств само по себе не является основанием для возложения на налогоплательщика негативных налоговых последствий, кассационный суд не нашел оснований для отмены судебных актов нижестоящих судов.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 01.03.2022 N Ф09-733/22 ПО ДЕЛУ N А76-12660/2021

Общество (застройщик) совместно с другими инвесторами участвовало в строительстве Торгового центра. По условиям инвестиционного договора доля Общества в построенном Торговом центре составляла 50, 12 %.

По результатам налоговой проверки Общества Инспекцией начислены НДС, пени, штраф ввиду того, что налогоплательщик имеет право на вычет по инвестиционному договору на строительство объекта только в пропорции, соответствующей его доле в праве собственности на возведенный объект, тогда как Обществом предъявлены к вычету суммы НДС по счетам-фактурам, выставленным за выполненные работы при строительстве торгового центра в полном объеме. Спорные счета-фактуры были выставлены в связи с проведением работ по монтажу рекламных конструкций – медиафасадов, а также на оплату выполненных дополнительных работ (изготовление и монтаж входной группы, прокладка кабеля и т.п.)

Общество не согласилось с решением Инспекции и обратилось в арбитражный суд с требованием признать его незаконным.

Суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя требования Общества, пришли к выводу, что медиафасады и вывеска приобретены и смонтированы налогоплательщиком за счет своих средств, используются в предпринимательской деятельности Общества и не относятся к общему имуществу здания.

Дополнительные работы не предусматривались инвестиционными договорами, выполнены после получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, нет оснований для предоставления налогоплательщику вычета только в пропорции, соответствующей его доле в праве на объект.

Суд кассационной инстанции поддержал выводы судов, и признал правомерность налогового вычета в полном объеме.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 22.03.2022 N 11АП-2318/2022 ПО ДЕЛУ N А65-27496/2021

По результатам проверки, проведенной органом ПФР (далее-Фонд), правильности заполнения, полноты и своевременности представления отчетности об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования принято решение о привлечении Общества к ответственности за непредставление о застрахованных лицах в орган контроля за уплатой страховых взносов в установленный в срок.

Не согласившись с данным решением, Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения налогового органа.

Судом первой инстанции установлено, что распоряжением директора Общества был уволен работник в связи с неоднократным неисполнением без уважительных причин трудовых обязанностей.

На основании решения городского суда Работник был восстановлена на работе с выплатой заработной платы за время вынужденного прогула.

Таким образом, в период с 26.10.2018 по 03.12.2020 указанное лицо не являлось работником Общества, следовательно, у Общества отсутствовали основания представлять сведения по форме СЗВ-М за указанный период времени в отношении данного работника.

 Как установлено арбитражным судом Общество первоначальные сведения представило в установленные сроки, что не оспаривается Фондом, а впоследствии, самостоятельно обнаружив ошибку в представленных сведениях, до обнаружения их Фондом подало дополнительные сведения.

При этом, исходя из конструкции нормы статьи 17 Федерального закона N 27-ФЗ срок, в течение которого страхователь может представить дополняющую или отменяющую форму СЗВ-М, не установлен.

То обстоятельство, что дополнительные сведения были представлены в отношении застрахованного лица, не указанного в первоначальных сведениях о застрахованных лицах за спорный период, не может лишать заявителя возможности без применения к нему штрафных санкций исправить допущенную ошибку и представить дополнительные сведения о застрахованных лицах, о которых первоначально такие сведения не подавались.

С учетом изложенного, апелляционный суд пришел к выводу о неправомерности привлечения Фондом Общества к ответственности за представление сведений, скорректированных в соответствии с требованиями законодательства. 


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 13.09.2021г. по 12.09.2022г. Страховой полис №  210Е0370R2311 от 13.09.2021г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2021г. по 29.10.2022г. Страховой полис № 210Е0370R2500 от 30.10.2021г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru