Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Отчеты
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за апрель 2022
Арбитраж за март 2022
Арбитраж за февраль 2022
Арбитраж за январь 2022
Арбитраж за декабрь 2021
Арбитраж за ноябрь 2021
Арбитраж за октябрь 2021
Арбитраж за сентябрь 2021
Арбитраж за август 2021
Арбитраж за июль 2021
Арбитраж за июнь 2021
Арбитраж за май 2021
Арбитраж за апрель 2021
Арбитраж за март 2021
Арбитраж за февраль 2021
Арбитраж за январь 2021
Арбитраж за декабрь 2020
Арбитраж за ноябрь 2020
Арбитраж за октябрь 2020
Арбитраж за сентябрь 2020
Арбитраж за август 2020
Арбитраж за июль 2020
Арбитраж за июнь 2020 года
Арбитраж за май 2020 года
Арбитраж за апрель 2020
Арбитраж за март 200
Арбитраж за февраль 2020
Арбитраж за январь 2020
Арбитраж за декабрь 2019
Арбитраж за ноябрь 2019
Арбитраж за октябрь 2019
Арбитраж за сентябрь 2019
Арбитраж за август 2019
Арбитраж за июль 2019
Арбитраж за июнь 2019
Арбитраж май 2019
Арбитраж за апрель 2019
Арбитраж за март 2019
Арбитраж за февраль 2019
Арбитраж за январь 2019 года
Арбитраж за декабрь 2018
На главную

Арбитраж за апрель 2022

ОБЗОР 

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за апрель 2022 года

  

"ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ДЕЛ ПО СПОРАМ, СВЯЗАННЫМ С ЗАКЛЮЧЕНИЕМ ТРУДОВОГО ДОГОВОРА" (УТВ. ПРЕЗИДИУМОМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ 27.04.2022)

Опубликован Обзор судебной практики по трудовым спорам, связанным с заключением трудового договора.

Президиум ВС РФ рекомендует судам при рассмотрении таких споров исходить из следующих правовых позиций:

1. Отказ работодателя в приеме гражданина на работу без указания причин такого отказа является незаконным.

2. Гарантии недопустимости отказа в заключении трудового договора по обстоятельствам, не связанным с деловыми качествами работника, распространяется в том числе на лиц, работающих у работодателя по совместительству и изъявивших желание заключить с этим работодателем трудовой договор по занимаемой должности как по месту основной работы.

3. Отказ в заключении трудового договора с женщиной по мотивам, связанным с беременностью, носит дискриминационный характер и подлежит признанию судом незаконным, в том числе в отношении женщин, поступающих на государственную службу.

4. Отказ в заключении с инвалидом трудового договора на вакантную должность на квотируемое рабочее место по обстоятельствам, не связанным с его деловыми качествами, а также по причине невозможности создания такого рабочего места, является незаконным.

5. Неоднократное заключение работодателем трудовых договоров с работником о приеме на работу на одну и ту же должность с установлением в каждом новом договоре условия об испытательном сроке незаконно и является нарушением гарантии по ограничению продолжительности испытательного срока.

6. В том случае, когда работник был допущен к выполнению работы без оформления трудового договора и отдельного соглашения об испытательном сроке, он считается принятым на работу без испытания.

7. При установлении в ходе судебного разбирательства факта многократности заключения работодателем срочных трудовых договоров с работником на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции суд вправе с учетом обстоятельств каждого дела признать трудовой договор заключенным на неопределенный срок.

8. Не допускается заключение гражданско-правовых договоров, фактически регулирующих трудовые отношения. При этом неустранимые сомнения при рассмотрении судом споров о признании отношений, возникших на основании гражданско-правового договора, трудовыми отношениями толкуются в пользу наличия трудовых отношений.

9. Если работник, с которым не оформлен трудовой договор в письменной форме, приступил к работе и выполняет ее с ведома или по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, то наличие трудового правоотношения с таким работником презюмируется и трудовой договор с ним считается заключенным. При этом работнику полагается компенсация морального вреда.

10. Спор по иску об установлении факта трудовых отношений относится к категории трудовых споров, в связи с чем истец по данному иску освобождается от оплаты судебных расходов вне зависимости от результатов рассмотрения дела судом.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ СПОРАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 15.04.2022 N 305-ЭС21-27837 ПО ДЕЛУ N А41-14417/2021

ИП в 2019 году совмещал применение упрощенной системы налогообложения с патентной системой налогообложения.

Налоговой инспекцией (далее - инспекция, налоговый орган) проведена камеральная налоговая проверка налоговой декларации по налогу, уплачиваемому ИП в связи с применением упрощенной системы налогообложения за 2019 год.

В рамках названной проверки налоговый орган установил, что в проверяемом периоде налогоплательщиком получен доход в результате оказания услуг по уборке и содержанию территорий на основании договора от 10.02.2017, заключенного с коммерческой организацией.

Полагая, что при осуществлении дополнительно установленных законами субъектов Российской Федерации видов деятельности, в частности, при оказании услуг по подметанию улиц и уборке снега, патентная система налогообложения может применяться только в случае предоставления данных услуг физическим лицам, налоговым органом принято решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Не согласившись с решениями инспекции и управления, ИП обратился в арбитражный суд с требованием об отмене данных ненормативных актов.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда и постановлением арбитражного суда округа, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Суды согласились с выводом налоговых органов, указав, что правом на применение патентной системы налогообложения обладают индивидуальные предприниматели, выполняющие работы либо оказывающие услуги в целях исключительно удовлетворения личных бытовых потребностей гражданина.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу, что состоявшиеся по делу судебные акты арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене.

 Судебная коллегия полагает ошибочным ограничительное толкование, данное судами при толковании понятия "бытовая услуга" применительно к видам деятельности, в отношении которых может применяться патентная система налогообложения (подпункт 2 пункта 8 статьи 346.43 Налогового кодекса).

В Перечне кодов видов деятельности в соответствии с Общероссийским классификатором видов экономической деятельности, относящихся к бытовым услугам,N 2496-р по кодам 81.29.2 и 81.29.9 в числе видов деятельности, отнесенных к бытовым услугам, поименованы "подметание улиц и уборка снега" и "деятельность по чистке и уборке прочая, не включенная в другие группировки", без ограничения круга потребителей (заказчиков) этих услуг.

Согласно положениям ГОСТа Р 57137-2016 "Бытовое обслуживание населения. Термины и определения" помимо физических лиц потребителями бытовых услуг могут быть юридические лица, например, таких, как услуги промышленных прачечных, клининговых услуги, услуги химической чистки и другие. Результат деятельности исполнителя бытовой услуги в этом случае направлен на удовлетворение потребности индивидуального клиента или группы клиентов, независимо от того, выступает заказчиком гражданин либо юридическое лицо.

Таким образом, в силу конституционного требования о необходимости уплаты только законно установленных налогов и сборов, размер налогового бремени для каждого индивидуального предпринимателя должен определяться исходя из принципов равенства и экономического основания налога.

Вопреки вышеизложенному, данное судами толкование понятия "бытовая услуга" привело к нарушению указанных принципов, поскольку, предоставляя одинаковые услуги и имея при этом сопоставимый экономический результат, налогоплательщики поставлены в зависимость от субъектного состава потребителя данной услуги, что влечет возможность произвольного начисления индивидуальному предпринимателю недоимки, пени и штрафа.

Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что состоявшиеся по делу судебные акты арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций подлежат отмене. Требование ИП, так как, предоставляя одинаковые услуги и имея при этом сопоставимый экономический результат, налогоплательщики поставлены в зависимость от субъектного состава потребителя данной услуги, что влечет возможность произвольного начисления предпринимателю недоимки, пеней и штрафа.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ СПОРАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 11.04.2022 N 305-ЭС21-26568 ПО ДЕЛУ N А40-232226/2020

Между Банком и Обществом был заключен договор залога недвижимого имущества, в соответствии с которым в залог (ипотеку) Банку передается недвижимое имущество, а именно: двухэтажное нежилое здание с подвалом и земельный участок.

Вступившим в законную силу решением суда удовлетворены исковые требования банка о взыскании задолженности по кредитным договорам, обращено взыскание на заложенное имущество Общества (нежилое здание и земельный участок). Решение суда не исполнено.

25.09.2017 Инспекцией ФНС (далее - инспекция) в отношении Общества была внесена запись о недостоверности сведений о юридическом лице, поскольку установлена недостоверность содержащихся в ЕГРЮЛ сведений об адресе Общества, а также о генеральном директоре и единственном учредителе данного юридического лица.

30.06.2020 инспекцией принято оспоренное решение о предстоящем исключении Общества из ЕГРЮЛ, 02.07.2020 сведения о предстоящем исключении Общества были опубликованы в Вестнике государственной регистрации.

15.10.2020 инспекцией в отношении Общества внесена запись ГРН 2207710771365 в ЕГРЮЛ о прекращении юридического лица в связи с наличием в ЕГРЮЛ сведений о нем, в отношении которых внесена запись о недостоверности.

Полагая, что в результате действий инспекции нарушено право банка на получение исполнения кредитных обязательств, нарушены законные интересы кредиторов банка в связи с уменьшением его конкурсной массы, банк лишен возможности реализовать свое право на судебную защиту, Банк обратился в суд.

Отказывая в удовлетворении заявления, суды, исходили из того, что на момент принятия инспекцией оспоренного решения Общество отвечало критериям недействующего юридического лица, в связи с наличием в ЕГРЮЛ недостоверных сведений, при этом информация о предстоящем исключении Общества была опубликована в Вестнике государственной регистрации и мотивированных возражений относительно исключения указанного общества из ЕГРЮЛ в инспекцию не поступило.

Судебная коллегия ВС РФ пришла к выводу, что при рассмотрении спора не было принято во внимание следующее.

В силу действующего правового регулирования применяется единый порядок исключения из ЕГРЮЛ недействующего юридического лица и юридического лица, в отношении которого в ЕГРЮЛ внесена запись о недостоверности сведений, в том числе об адресе юридического лица.

Исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ влечет правовые последствия, предусмотренные Гражданским кодексом и другими законами применительно к ликвидированным юридическим лицам (пункт 2 статьи 64.2 Гражданского кодекса).

Вместе с тем, Конституционный Суд Российской Федерации указал на то, что решение о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ должно приниматься с учетом гарантий, направленных на защиту кредиторов и иных лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются таким исключением.

Судебными инстанциями не учтено, что на момент принятия инспекцией оспоренного решения у Общества имелись неисполненные обязательства перед банком, подтвержденные вступившим в законную силу судебным актом.

Прекращение правоспособности юридического лица в административном порядке делает невозможным обращение к Обществу с требованием об исполнении обязательств перед банком за счет нереализованного имущества (нежилое здание и земельный участок) в целях увеличения конкурсной массы и удовлетворения требований кредиторов банка в деле о банкротстве.

На основании изложенного Судебная коллегия полагает, что принятые по настоящему делу судебные акты нельзя признать законными и обоснованными ввиду существенного нарушения судами норм материального права, повлиявшими на исход дела, в связи с чем указанные судебные акты подлежат отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ЭКОНОМИЧЕСКИМ СПОРАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 11.04.2022 N 306-ЭС21-25432 ПО ДЕЛУ N А65-1304/2021

По результатам камеральной налоговой проверки представленной Обществом уточненной налоговой декларации по земельному налогу за 2019 год инспекция приняла решение, согласно которому обществу доначислена сумма земельного налога и наложен штраф.

Основанием для вынесения инспекцией указанного решения послужил, в том числе, вывод о неправомерном применении обществом в отношении спорных земельных участков ставки земельного налога 0,3 процента с учетом повышающего коэффициента 2, установленной для земельных участков, приобретенных (предоставленных) для жилищного строительства, поскольку спорные земельные участки с разрешенным видом использования: "для индивидуальной жилой застройки" общество использует в предпринимательской деятельности, а, соответственно, сумма земельного налога подлежит исчислению по ставке земельного налога 1,5 процента.

Не согласившись с решением инспекции в части доначисления земельного налога и взыскании штрафа, общество обратилось в арбитражный суд.

Признавая недействительным решение инспекции в оспариваемой части, суд первой инстанции, установил, что спорные земельные участки с видом разрешенного использования: "для индивидуальной жилой застройки" используются обществом по целевому назначению - ведется строительство индивидуальных жилых домов для их последующей продажи физическим лицам.  При этом суд указал, что действующая в проверяемый период - 2019 год редакция подпункта 1 пункта 1 статьи 394 Налогового кодекса не предусматривала каких-либо ограничений для применения пониженной ставки земельного налога для налогоплательщиков - коммерческих организаций.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, указав при этом также, что в классификаторе видов разрешенного использования земельных участков, утвержденном Приказом Минэкономразвития России от 01.09.2014 N 540, отсутствует указание на то, что на землях с разрешенным использованием "для индивидуального жилищного строительства" жилищное строительство могут вести только физические лица.

Суд округа отменил решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, указав на то, что по смыслу действующего налогового законодательства пониженные ставки земельного налога для индивидуального жилищного строительства устанавливаются для некоммерческих организаций и физических лиц, непосредственно использующих земли в целях удовлетворения личных потребностей, а не для коммерческих организаций в целях извлечения прибыли. Кассационный суд пришел к выводу об отсутствии у общества права на применение пониженной ставки земельного налога в отношении спорных земельных участков. Учитывая, что суды не проверили произведенный инспекций расчет доначисленных сумм земельного налога и штрафов, суд округа направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Однако ВС РФ считает, что вывод суда округа нельзя признать правомерным.

Пункт 1 статьи 394 Налогового кодекса в редакции, действовавшей в спорный период, не устанавливал ограничений для применения пониженной ставки земельного налога 0,3% для земельных участков, приобретенных (предоставленных) для индивидуального жилищного строительства, используемых в предпринимательской деятельности. Такое ограничение установлено только с 01.01.2020 и, поскольку оно ухудшает положение налогоплательщика, то в силу пункта 2 статьи 5 Налогового кодекса не имеет обратной силы.

При этом Судебная коллегия не может согласиться с доводами налогового органа, внесенные В НК РФ изменения, означают не новое правовое регулирование, ухудшающее положение налогоплательщиков, а свидетельствует о приведении действующей правовой нормы в соответствие с толкованием, данным ей Верховным Судом Российской Федерации в принятых ранее судебных актах.

В указанных судебных актах речь шла не о применении льготной ставки к земельным участкам, используемым коммерческими организациями для индивидуального жилищного строительства, а в отношении земельных участков, используемых для дачного строительства.

Кроме того, суд округа не принял во внимание письмо Минфина России, адресованное заявителю по его запросу, в соответствии с которым им правомерно применялась ставка налога 0,3 процента.

Таким образом, являются обоснованными выводы судов первой и апелляционной инстанций о соблюдении обществом условий, необходимых для применения в отношении спорных земельных участков налоговой ставки 0,3 процента с учетом повышающего коэффициента 2.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что обжалуемое постановление суда округа подлежит отмене, а решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции - оставлению в силе.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 01.04.2022 N 309-ЭС22-2846 ПО ДЕЛУ N А60-12169/2021

Решением налоговой инспекции Обществу начислены налог на прибыль, пени, штраф в связи с невключением налогоплательщиком в состав внереализационных доходов сумм кредиторской задолженности перед кредитором, исключенным из ЕГРЮЛ.

Общество, не согласившись с указанным решением, обратилось в арбитражный суд с требованиями признать его незаконным.

Как следует из материалов дела, основанием доначисления налога на прибыль послужил вывод инспекции о неправомерном не отражении обществом в составе внереализационных доходов, учитываемых при определении налогооблагаемой прибыли за 2019 год, сумм кредиторской задолженности налогоплательщика перед его контрагентом - обществом с ограниченной ответственностью "Лидер и К" (далее - ООО "Лидер и К"), сведения о котором исключены из ЕГРЮЛ 16.04.2019.

По итогам рассмотрения дела судами трех инстанций в удовлетворении заявленных требований было отказано.

При рассмотрении настоящего спора по указанному эпизоду суды, установили наличие у общества кредиторской задолженности в общей сумме 28 134 336,95 рублей. Кредитор заявителя (ООО "Лидер К") 16.04.2019 принудительно исключен из ЕГРЮЛ по инициативе налогового органа в связи с наличием в едином государственном реестре юридических лиц сведений, в отношении которых внесена запись об их недостоверности, в течение более чем шести месяцев с момента внесения такой записи.

Суды согласились с выводом налогового органа о том, что задолженность подлежала включению налогоплательщиком в состав внереализационных доходов в 2019 году - в периоде, в котором кредитор был исключен из ЕГРЮЛ. При этом суды учли, что налогоплательщик не мог не знать об исключении ООО "Лидер и К" из ЕГРЮЛ, при этом никаких мер для погашения задолженности им не предпринималось, а соглашение о новации задолженности за приобретенное право требования в заемное обязательство заключено без намерения его исполнения.

При изучении доводов кассационной жалобы и принятых по делу судебных актов судья Верховного Суда Российской Федерации пришел к выводу об отсутствии оснований, по которым кассационная жалоба может быть передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 07.04.2022 N 306-ЭС21-26423 ПО ДЕЛУ N А55-12839/2020

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налоговой инспекции в части начисления пеней и штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ. 

Решением Арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, Обществу отказано в удовлетворении заявления.

Арбитражный суд округа также оставил без изменения решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции.

Общество обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой на указанные судебные акты, в которой просит их отменить и принять новый судебный акт по делу об удовлетворении заявления.

Как следует из материалов дела, основанием для принятия оспариваемого решения послужил вывод инспекции о том, что общество неправомерно повторно применило налоговый вычет по НДС на основании счета-фактуры от контрагента X, принятого к учету во 2 квартале 2016 года.

Суды установили, что ранее в отношении общества была проведена выездная налоговая проверка за период с 01.01.2015 по 31.12.2016, по результатам которой инспекция приняла решение, которым Обществу было отказано в применении налогового вычета по НДС, поскольку приобретенное у контрагента X строительное оборудование отражено на счете 10.09 "Инвентарь и хозяйственные принадлежности", а не на счете 01 "Основные средства".

В дальнейшем вступившим в законную силу решением Арбитражного суда признано недействительным решение инспекции в части доначисления НДС в сумме 515 974 рублей и соответствующих сумм пеней и штрафа.

Поскольку общество в 4 квартале 2018 года повторно предъявило к вычету НДС в той же сумме и на основании того же счета-фактуры, который уже был принят к вычету во 2 квартале 2016 года, суды признали правомерным оспариваемое по делу решение инспекции.

При этом суды пришли к выводу об отсутствии оснований для применения к обществу положений пункта 8 статьи 75, подпункта 3 пункта 1 статьи 101 Налогового кодекса, поскольку вынесенное по результатам выездной налоговой проверки общества решение инспекции от 23.08.2018 N 13-17/58, а также решение управления от 06.12.2018 N 03-15/49874@ не являются разъяснениями налогового органа, выполнение которых позволяет освободить общество от начисления пеней и ответственности в виде штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса.

На основании изложенного суды отказали обществу в удовлетворении заявленных требований.

Обжалуя судебные акты в Верховный Суд Российской Федерации, общество приводит доводы о существенных нарушениях судами норм материального права, повлиявших на исход дела.

Так, в частности, общество приводит следующие доводы:

В целях применения налогового вычета по НДС, общество, руководствуясь изложенной в решении позицией инспекции, осуществило перевод спорного оборудования со счета 10.09 "Инвентарь и хозяйственные принадлежности" на счет 01 "Основные средства" и заявило спорный налоговый вычет по НДС в 4 квартале 2018 года.

При этом Общество полагает, что именно указанное незаконное решение инспекции послужило основанием для совершения обществом соответствующих действий по учету оборудования на счете 01 "Основные средства" и заявления спорного налогового вычета по НДС в 4 квартале 2018 года и, как следствие, привело к возникновению у общества недоимки по НДС за 4 квартал 2018 года, повлекшей начисление обществу пеней и привлечение общества к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса.

Таким образом, общество считает, что в рассматриваемой ситуации подлежали применению нормы НК РФ, освобождающие Общество от налоговой ответственности и начисления пеней, в связи с чем, по мнению общества, обжалуемое по настоящему делу решение инспекции является незаконным в части начисления обществу пеней и привлечения к ответственности в виде штрафа.

Приведенные в кассационной жалобе доводы ВС РФ признал достаточным основанием для пересмотра обжалуемых судебных актов в кассационном порядке, в связи с чем жалоба общества с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 06.04.2022 N Ф05-5991/2022 ПО ДЕЛУ N А40-115936/2021

Налоговой инспекцией по результатам камеральной проверки вынесено Решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Инспекцией в ходе проведения камеральной проверки декларации по налогу на прибыль организаций за 2019 год при сопоставлении налоговой отчетности было установлено несоответствие показателей доходов и расходов в декларации по налогу на прибыль организаций за 2019, которые составляют 0 руб. (нулевая декларация), и суммарной реализация, отраженной в декларациях по НДС за 1-4 кварталы 2019 года. В виду обнаруженных несовпадений Инспекция, определила сумму налога на прибыль организации за 2019 год расчетным путем на основании имеющейся информации о налогоплательщике. Причем в расчет были приняты сведения только по доходным договорам налогоплательщика, а из расходной части только расходы на оплату труда.

Суды первой и апелляционной инстанций, удовлетворяя требования налогоплательщика о признании решения налогового органа незаконным, приняли во внимание, что Инспекцией при формировании налоговой базы по налогу на прибыль организаций за 2019 год (путем применения расчетного метода) не выполнено обязательное условие - решение не основано на сведениях (данных) аналогичных налогоплательщиков, а данные о самом налогоплательщика использованы неполные.

В нарушение установленных правил Инспекцией при применении расчетного метода не проведены контрольные мероприятия по установлению деятельности аналогичных предприятий, а использовано только одно основание - неполные данные по самому налогоплательщику.

Суд кассационной инстанции поддержал выводы нижестоящих судов, отметив, что Налоговый кодекс указывает на два источника сведений для расчета: 1. имеющаяся у налоговых органов информация о налогоплательщике; 2. данные об аналогичных плательщиках налогов.

При этом эти основания для применения расчетного метода должны использоваться налоговым органом в совокупности.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА ОТ 13.04.2022 N Ф04-1071/2022 ПО ДЕЛУ N А45-17807/2021

Общество направило в адрес Фонда социального страхования РФ (далее - Фонд) заявление о подтверждении основного вида экономической деятельности на 2021 год 46.49.49 "Торговля оптовая с прочими потребительскими товарами, не включенными в другие группировки", с необходимыми документами.

Обществом по результатам запроса подтверждения основного вида экономической деятельности, получено от Фонда уведомление об ошибке в обработке запроса с предложением повторить запрос (в связи с допущенной обществом опечаткой).

После получения уведомления об ошибке обществом повторно в электронном виде в адрес Фонда направлено заявление, а также справка-подтверждение об основном виде экономической деятельности на 2021 год 86.21 Общая врачебная практика, что соответствует I классу опасности с тарифом 0,2%.

Уведомлением Фонда обществу установлен размер страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2021 год -   0,30% в связи с установлением для страхователя ОКВЭД 33.13 "Ремонт электронного и технического оборудования".

 Согласно перечню кодов ОКВЭД в ЕГРЮЛ, что соответствует 19-му классу профессионального риска.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения общества в арбитражный суд с заявлением.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования частично, исходил из того, что вид фактически осуществляемой страхователем деятельности подлежит определению с учетом основного вида деятельности, фактически осуществляемого страхователем.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Кассационная коллегия сочла выводы судов правильными, указав, что доначисление обществу страховых взносов в повышенном размере, исходя из страхового тарифа, соответствующего виду деятельности, фактически не осуществляемому обществом, при наличии представленных заявителем сведений для подтверждения основного вида экономической деятельности, является неправомерным.

 Действия Фонда социального страхования, фактически отказавшего в проверке доказательств, представленных обществом в подтверждение своей позиции относительно основного вида экономической деятельности и пересмотре страхового тарифа, являются незаконными.

Вопреки доводам Фонда, страхователь, не представивший в установленный срок необходимые документы и после установления фондом размера страхового тарифа не может быть лишен возможности представить фонду документы для подтверждения основного вида экономической деятельности; фонд должен оценить эти документы и принять решение об определении размера страхового тарифа с их учетом.

Требование удовлетворено, поскольку до момента установления Фондом размера страхового тарифа общество представило документы для подтверждения основного вида экономической деятельности, Фонд должен оценить эти документы и учесть их при определении размера страхового тарифа.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА ОТ 13.04.2022 N Ф10-775/2022 ПО ДЕЛУ N А84-4467/2021

Как следует из материалов дела и установлено судами, Общество, являясь страхователем по обязательному пенсионному страхованию, представило сведения о застрахованных лицах по форме СЗВ-М с типом формы "дополняющая" за май 2020 года на 4 застрахованных лиц, которые не были отражены в первоначальных сведениях за указанный период.   Отделением ПФР РФ (далее-Фонд) по результатам проверки принято решение о привлечении страхователя к ответственности в виде штрафа за непредставление страхователем в установленный срок либо представление им неполных и (или) недостоверных сведений

Считая принятое решение незаконным и нарушающим права и законные интересы заявителя, Общество обратилось в арбитражный суд с соответствующими требованиями.

Удовлетворяя заявленные требования, суды руководствовались следующим.

Формальный подход к вопросу привлечения плательщика страховых взносов к ответственности за совершение правонарушения и наложения на него штрафа является недопустимым. Любая санкция должна применяться с учетом ряда принципов: виновности и противоправности деяния, соразмерности наказания, презумпции невиновности.

Из анализа норм действующего пенсионного законодательства следует воля законодателя на поощрение добросовестных страхователей и освобождение их от ответственности в случае самостоятельного выявления ими ошибок и устранения их путем представления соответствующих сведений в контролирующие органы.

То обстоятельство, что дополнительные сведения были представлены в отношении застрахованных лиц, не указанных в первоначальных сведениях о застрахованных лицах за спорный период, не может лишать страхователя возможности без применения к нему штрафных санкций исправить допущенную ошибку и представить дополнительные сведения о застрахованных лицах, о которых первоначально такие сведения не подавались.

Суды установили и материалами дела подтверждается, что в рассматриваемом случае корректировка представленных страхователем сведений за май 2020 года произведена им самостоятельно, путем представления 08.02.2021 дополняющей формы СЗВ-М.

Таким образом, исправление ошибки произведено Обществом до момента ее обнаружения Учреждением.

Кассационный суд согласился с выводами судов о том, что представление в рассматриваемом случае дополняющих сведений по форме СЗВ-М до обнаружения Фондом неполноты представленных сведений не позволяет квалифицировать действия Общества  как нарушение, ответственность за которое предусмотрена абзацем третьим статьи 17 Закона N 27-ФЗ.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЕРВОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 07.04.2022 N 01АП-1652/2022 ПО ДЕЛУ N А43-35025/2021

По результатам проверки Отделением ФСС РФ (далее-Фонд) установлено, что ИП нарушен срок регистрации в качестве страхователя у страховщика.

Фонд вынес решение, которым страхователь привлечен к ответственности, предусмотренной статьей 26.28 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (далее - Федеральный закон N 125-ФЗ), в виде штрафа.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Фонда.

Решением суд первой инстанции заявленное требование удовлетворено, решение Фонда признано недействительным.

Исследовав материалы дела, суд первой инстанции пришел к выводу о недопустимости повторного привлечения ИП к ответственности за одно и то же правонарушение.

Не согласившись с принятым судебным актом, Фонд обратился в арбитражный суд с апелляционной жалобой, в которой настаивает на том, что оспариваемое решение законно и обоснованно, факт нарушения срока регистрации в качестве страхователя предпринимателем не оспаривается.

Судом апелляционной инстанции, рассмотрев материалы дела, установил, что предпринимателем 30.11.2020 заключен трудовой договор с работником.

Заявление о регистрации в качестве страхователя физического лица и документы для регистрации представлены ИП в Фонд только 31.03.2021, то есть после истечения установленного законом срока.

Постановлением мирового судьи ИП был привлечен к административной ответственности, предусмотренной статьей 15.32 КоАП РФ за нарушение установленного законодательством Российской Федерации об обязательном социальном страховании срока регистрации в органах государственных внебюджетных фондов с назначением наказания в виде предупреждения.

Объективные стороны правонарушений, предусмотренных статьей 15.32 КоАП РФ и статьей 26.28 Федерального закона N 125-ФЗ являются идентичными.

Таким образом, предприниматель как должностное лицо и страхователь является субъектом двух идентичных составов правонарушения, ответственность за совершение которых предусмотрена двумя различными правовыми нормами.

Вместе с тем, пунктом 1 статьи 50 Конституции Российской Федерации, пунктом 2 статьи 108 Налогового кодекса Российской Федерации, частью 5 статьи 4.1 КоАП РФ установлено, что никто не может нести юридическую ответственность дважды за совершение одного и того же правонарушения.

На момент рассмотрения судом первой инстанции постановление мирового судьи вступило в законную силу.

С учетом изложенного апелляционный суд пришел к выводу, что суд первой инстанции обоснованно удовлетворил заявленное ИП требование и признал оспариваемое решение Фонда недействительным.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЯТОГО АРБИТРАЖНОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОТ 06.04.2022 N 05АП-1355/2022 ПО ДЕЛУ N А51-14791/2021

Отделением ФСС РФ (далее-Фонд) была проведена выездная проверка ГУП на предмет правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты (перечисления) страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

В ходе проверки Фондом установлено, что в рассматриваемый период между ГУП и гражданином Х (исполнитель) заключен договор возмездного оказания услуг, согласно которому исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать следующие услуги: проведение ремонтных работ и настройка срабатывания масляных выключателей и приводов на высоковольтных фидерах. Согласно условиям договора цена услуг, оказываемых исполнителем, составила 23000 руб., в том числе НДФЛ в размере 2990 руб.

Полагая, что с указанной суммы подлежат уплате страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний ввиду выполнения гр. Х опасных работ, Фонд пришел к выводу о занижении заявителем облагаемой базы для исчисления страховых взносов на сумму 23000 руб.

Решением Фонда ГУП привлечено к ответственности в виде штрафа, а также ему были доначислены страховые взносы и пени.

Посчитав, что решение не соответствует закону и нарушает его права и законные интересы, ГУП обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования суд первой инстанции руководствовался тем, что объектом обложения страховыми взносами признаются выплаты, являющиеся оплатой труда (вознаграждением за труд), то есть, связанные с выполнением работником трудовой функции и зависят от результатов его труда.

Дополнительные тарифы страховых взносов на обязательное пенсионное страхование (далее - ОПС) установлены для плательщиков страховых взносов в отношении выплат в пользу тех лиц, которые заняты на работах с вредными, тяжелыми и опасными условиями труда.

В рассматриваемом случае основным условием является занятость работника на работах с особыми тяжелыми и опасными условиями труда.

Для начисления страховых взносов на выплаты, осуществляемые лицам, выполняющим, в том числе по гражданско-правовым договорам, работы с тяжелыми, вредными и (или) опасными условиями труда, Фонду необходимо доказать, что произведенные работы не только относятся к тяжелым, вредными и (или) опасными условиями труда, но и установить, к какому производству, должности, показателям, классам вредности и опасности данные работы отнесены.

Вместе с тем, сделать однозначный вывод о том, что работы, выполненные гр.Х по договору на возмездное оказание услуг, относятся к работам с вредными и тяжелыми условиями труда невозможно, поскольку спорные работы в части 1 статьи 30 Федерального закона N 400-ФЗ не поименованы, комплекс мероприятий, направленный на проведение специальной оценки условий труда предприятием не проводился, отчет о проведении специальной оценки также не составлялся.

Фондом не представлено каких-либо доказательств возможности отнести выполненные гр.Х работы к работам с вредными и тяжелыми условиями труда.

Суд апелляционной инстанции согласился с доводами суда и указал, что вопреки доводам апелляционной жалобы, факт выполнения гр. Х работ на высоковольтных фидерах не означает автоматически работу с вредными или опасными условиями труда при отсутствии соответствующих доказательств.

Таким образом, суд пришел к правильному выводу о том, что выплаты гр. Хмара Д.А. в рамках спорного гражданско-правового договора не подлежат обложению страховыми взносами.

 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА ОТ 03.03.2022 N 33-4076/2022

Гр. Х обратилась в суд с иском к Обществу о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

26.11.2019 г. истец была уведомлена о прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия, а затем уволена ответчиком с 30 ноября 2019 г. по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ - истечение срока трудового договора.

Гр.Х полагая, что увольнение является незаконным, поскольку было произведено в выходной день и в период нахождения истца на листке нетрудоспособности, обратилась в суд с очередным требованием о восстановлении на работе.

Суды трех инстанций, рассмотрев материалы дела пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований работника. Проверяя доводы истца об увольнении в период нахождения на листке нетрудоспособности, суд обоснованно исходил из того, что часть 6 статьи 81 Трудового кодекса РФ о запрете увольнения работников в период временной нетрудоспособности не распространяется на увольнение по пункту 2 части 1 статьи 77 Трудового кодекса РФ, поскольку такое увольнение не является увольнением по инициативе работодателя.

Также суды пришли к выводу, что работодателем, расторгнувшим трудовой договор в  выходной день работника 30.11.2019 г., не была нарушена процедура увольнения, поскольку трудовым законодательством не предусмотрен запрет на увольнение работника в связи с окончанием срока трудового договора в последний день работы, выпадающий на его выходной день.

Выходной день конкретного работника, не свидетельствует о нерабочем дне организации в целом и не препятствует работодателю издать соответствующий приказ в отношении работника, принятого на работу по срочному договору, срок которого истекает в выходной день данного работника.

Кроме того, разрешая спор суд исходил из того, что срок для признания приказа об увольнении истцом пропущен, поскольку трудовой договор расторгнут 30 ноября 2019 г., трудовую книжку истец получила 16.12.2019 г., с иском в суд Ц. обратилась 26.11.2020, то есть с пропуском месячного срока на обращение в суд и уважительных причин пропуска срока ею суду не представлено.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 19.04.2022 N Ф05-8706/2020 ПО ДЕЛУ N А40-317545/2018

Общество обратилось в суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа о доначислении налога на имущество организаций, взыскании штрафа и пени.

По мнению налоговой инспекции, Общество неправомерно исключило ряд строений и оборудования из состава объектов недвижимости, облагаемых налогом на имущество организаций, что привело к доначислению суммы налога.

 По результатам рассмотрения дела оспариваемое решение было признано судом первой инстанции недействительным, не соответствующим Налоговому кодексу РФ.

Однако апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил, и принял решение об отказе в удовлетворении требований Общества.

Кассационный суд признал правоту суда первой инстанции и оставил его решение в силе, а постановление апелляционного суда отменил.

При этом кассационный суд руководствовался следующим:

Судом апелляционной инстанции не была учтена позиция ВС РФ, согласно которой безусловными критериями, по которым объект относят к недвижимости, не могут быть прочная связь с землей, невозможность разделить объекты без разрушения или соединить их, а также регистрация в ЕГРН. Различать движимое и недвижимое имущество нужно по ОКОФ.

Принимая во внимание, что законодатель изначально преследовал цель освободить от налогообложения движимое имущество, в целях поощрения в них инвестиций, Верховный Суд Российской Федерации указывает, что необходимо разграничивать инвестиции в обновление производственного оборудования и создание некапитальных сооружений от инвестиций в создание (улучшение) объектов недвижимости - зданий и капитальных сооружений.

Таким образом, к недвижимым вещам отнесены основные средства, принятые на учет налогоплательщиком как отдельные инвентарные объекты - здания и сооружения, имеющие капитальный характер; - к движимому имуществу отнесены основные средства, принятые на учет налогоплательщиком как отдельные инвентарные объекты - оборудование и некапитальные сооружения, здания.

Кассационный суд отметил, что судом первой инстанции было правомерно установлено, что:

- спорные объекты приняты на учет Обществом в качестве отдельных инвентарных объектов основных средств, что соответствует гл. 30 НК РФ и Положению по бухгалтерскому учету 6/01 "Учет основных средств";

- у налогового органа отсутствовали основания для признания спорных основных средств (оборудования и не капитальных сооружений) в качестве единого комплекса конструктивно сочлененных предметов, поскольку в ином случае такие объекты в соответствии с ПБУ 6/01, ОКОФ подлежали бы признанию единым инвентарным объектом основных средств с присвоением им одного инвентарного номера, что в оспариваемом решении налогового органа не указано.

Кроме того, судом апелляционной инстанции не учтена правомерность разграничения движимого имущества - спорных объектов ОС (оборудования и некапитальных сооружений) от объектов недвижимости - капитальных зданий и капитальных сооружений.

Напротив, суд первой инстанции правомерно сделал вывод, что в соответствии с ОКОФ объектом классификации является каждая отдельная машина, аппарат, агрегат, установка и т.п., включая входящие в их состав принадлежности, приборы, инструменты, электрооборудование, индивидуальное ограждение. Оборудование по общему правилу не входит в состав зданий и сооружений, кроме прямо предусмотренных в ОКОФ случаев.

В соответствии с ОКОФ предусмотрены следующие группы объектов: - "Здания"; - "Сооружения"; - "Машины и оборудование".

Судом первой инстанции сделан верный вывод о том, что спорные объекты приняты Обществом на учет как отдельные инвентарные объекты, спорные объекты имеют коды ОКОФ, относящиеся к разделам "Оборудование" и "Сооружение", спорные объекты, включенные в раздел "Сооружения" не имеют капитальный характер.

При этом Общество не изъявляло своей воли на регистрацию спорных объектов в качестве ЕНК, а обязанность такой регистрации в законодательстве отсутствует. Следовательно, оснований для утверждения о недобросовестном уклонении налогоплательщика от регистрации совокупности спорных объектов в качестве ЕНК в целях неуплаты налога, у налогового органа не имеется.


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 13.09.2021г. по 12.09.2022г. Страховой полис №  210Е0370R2311 от 13.09.2021г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2021г. по 29.10.2022г. Страховой полис № 210Е0370R2500 от 30.10.2021г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru