Группа Юнифин
Преимущества
Услуги и цены
Клиенты
Персонал
Контакты
Раскрытие информации
Карта сайта
English version




Калькулятор



Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести
Арбитражные вести
Арбитраж за декабрь 2022
Арбитраж за ноябрь 2022
Арбитраж за октябрь 2022
Арбитраж за сентябрь 2022
Арбитраж за август 2022
Арбитраж за июль 2022
Арбитраж за июнь 2022
На главную

Арбитраж за ноябрь 2022

ОБЗОР 

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

за ноябрь 2022 года

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 15.11.2022 N 33

"О ПРАКТИКЕ ПРИМЕНЕНИЯ СУДАМИ НОРМ О КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА"

Опубликованы новые разъяснения Пленума ВС РФ по компенсации морального вреда взамен тех, что были изданы почти 30 лет назад.

Пленум разъясняет, что следует понимать под моральным вредом и в каких случаях возможна его компенсация.

В случае нарушения личных неимущественных прав либо посягательства на нематериальные блага, можно требовать возмещения морального вреда даже в тех случаях, когда это прямо не предусмотрено законом.

Если же речь идет о нарушении имущественных прав, компенсация морального вреда возможна только в случаях, установленных законодательством.

Право требовать компенсацию морального вреда нельзя передать в порядке правопреемства, или по наследству. Однако можно передать право требовать саму сумму, взысканную судом в счет компенсации.

Правила о компенсации морального вреда не применяются к защите деловой репутации юрлиц и ИП.

Вина в  причинении морального вреда предполагается, пока не доказано иное. В особых случаях такая ответственность может быть возложена без вины. Форму вины могут учесть при определении размера компенсации.

Если моральный вред причинен правомерными действиями, его не компенсируют.

Моральный вред, причиненный лицом при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, компенсирует работодатель.

Разобраны вопросы, связанные с компенсацией, когда моральный вред причинен при использовании источников повышенной опасности, в т. ч. транспорта.

На требования о компенсации морального вреда, вытекающие из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, исковая давность не распространяется. В отношении требований о компенсации морального вреда, вытекающих из нарушения имущественных прав распространяются сроки исковой давности, предусмотренные для защиты нарушенных прав.

Пленум не дает критериев, по которым определяются размеры компенсации морального вреда, указав лишь, что  величина не зависит от сумм удовлетворенных судом имущественных требований.

Рассмотрены отдельные случаи компенсации морального вреда, в т. ч. из-за незаконных действий госорганов, работодателей, страховщиков, медорганизаций, продавцов, изготовителей товаров; из-за нарушения личных неимущественных прав на результаты интеллектуальной деятельности.

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 10.11.2022 N 308-ЭС22-15224 ПО ДЕЛУ N А63-18516/2020

Решением налоговой инспекции ИП начислены налог, уплачиваемый в связи с применением упрощенной системы налогообложения, НДС,  НДФЛ) и пени, а также  уменьшен налог по УСН.

Основанием для начисления налогов, пеней и штрафа послужил вывод налогового органа о получении предпринимателем необоснованной налоговой выгоды путем сокращения налоговых обязательств в результате дробления бизнеса.

Считая свои права нарушенными, ИП обратился в арбитражный суд с заявлением, в котором просил признать решение налогового органа недействительным.  

Рассматривая спор, суды трех инстанций, пришли к выводу о доказанности налоговым органом совокупности обстоятельств, свидетельствующих о создании заявителем схемы ухода от налогообложения, при которой фактически деятельность по производству и реализации верхней одежды являлась деятельностью одного лица - ИП, а формальное разделение (дробление) бизнеса с взаимозависимым лицом производилось с целью регулирования полученных доходов и соблюдения иных условий для применения специального налогового режима.

Признавая частично недействительным решение инспекции, судебные инстанции скорректировали размер действительных налоговых обязательств предпринимателя, устранив допущенные налоговым органом ошибки в расчете сумм НДС, НДФЛ, пеней и штрафа.

Обращаясь в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, заявитель приводит довод о необходимости расчета действительных налоговых обязательств с учетом налогов по УСН, исчисленных и уплаченных каждым предпринимателем за налоговые периоды, по которым объединены их доходы. При определении размера недоимки эти сведения инспекцией во внимание не приняты, что могло привести к произвольному завышению сумм налогов, пени и штрафов, начисленных по результатам проверки.

В обоснование своей позиции предприниматель ссылается также на сложившуюся судебную практику, в том числе на определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 23.03.2022 N 307-ЭС21-17087 и от 17.10.2022 N 301-ЭС22-11144.

ВС РФ пришел к выводу, что доводы заявителя заслуживают внимания, в связи с чем кассационная жалоба вместе с делом подлежит передаче для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

  ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 31.10.2022 ПО ДЕЛУ N А40-74731/2022

Налоговым органом в адрес Общества в рамках п. 2 ст. 93.1 Налогового кодекса Российской Федерации направлено требование о предоставлении документов (информации) по финансово-хозяйственным операциям за период с 2019 по 2021.

Общество обратилось в арбитражный суд, полагая, что налоговым органом вне рамок налоговой проверки истребован большой объем документов и сведений без указания на конкретные сделки заявителя, равно как без указания на контрагентов, относительно которых запрошены сведения.

Решением Арбитражного суда первой инстанции требование ИФНС о предоставлении документов (информации) признано недействительным.

Постановлением арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Кассационная коллегия, по жалобе налогового органа, пришла к выводу, что суды первой и апелляционной инстанций правильно применили нормы права; кассационная жалоба удовлетворению не подлежит ввиду следующего.

Из установленных судебными инстанциями фактических обстоятельств по делу усматривается, что налоговым органом вне рамок проведения налоговых проверок направлено требование заявителю о предоставлении большого объема сведений общего характера относительно деятельности Общества. Требование не содержит указания на конкретные сделки, равно как на конкретных контрагентов заявителя.

Таким образом, как верно указали суды, налоговый орган вышел за пределы полномочий, установленных законом об истребовании документов (информации) вне рамок налоговых проверок, чем незаконно возложил на заявителя обязанность по предоставлению таких сведений.

Так, судами установлено, что налоговым органом в материалы дела представлено письмо из УВД, согласно которому в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий в ходе анализа книг покупок и продаж Общества, установлено, что общество имеет финансовые взаимоотношения с рядом организаций, обладающих признаками "однодневок", а также "транзитных" операций.

Указанное письмо раскрывает основания для налогового органа по истребованию документов, однако не предоставляет налоговому органу дополнительные полномочия.

Необходимые сведения могли быть запрошены путем направления требования о предоставлении информации по конкретным сделкам, а также получены путем проведения налоговой проверки.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ЗАПАДНО-СИБИРСКОГО ОКРУГА ОТ 12.10.2022 N Ф04-5588/2021 ПО ДЕЛУ N А27-12092/2019

Инспекцией проведена выездная налоговая проверка в отношении Общества, по результатам которой принято решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Данным решением Обществу доначислены НДС, налог на прибыль, налог на имущество, начислены соответствующие суммы пени.

Не согласившись с решением Инспекции, Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом требование Общества было удовлетворено.

При этом, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о недоказанности наличия вины Общества в совершении налогового правонарушения.

Как было установлено судами, в проверяемом периоде Обществом применена льгота по пункту 21 статьи 381 НК РФ отношении производственных зданий, строений, сооружений.

В обоснование правомерности применения названной льготы заявитель ссылался на разъяснения Министерства финансов Российской Федерации, содержащиеся в письмах от 02.02.2017 N 03-05-04-01/5599, от 29.05.2017 N 03-05-04-01/32877, от 22.06.2017 N 03-05-04-01/39279.

Суды не согласились с доводами Общества в отношении спорного имущества, отметили, что из ответов компетентного государственного органа не следует, что положения пункта 21 статьи 381 НК РФ могут быть применены к производственным зданиям. В связи с чем признали правомерным доначисление налога на имущество.

Вместе с тем, суды обратили внимание, что все спорные объекты, по которым была заявлена льгота, введены в эксплуатацию в 2013 году и далее их состав и первоначальная стоимость не менялись, что Инспекцией не оспаривалось.

С момента введения объектов в эксплуатацию Инспекции было известно, что спорные объекты относятся к категории нежилых.

По результатам выездной налоговой проверки за указанный период налоговым органом действий и решений, корректирующий налог на имущество за 2013 год (с учетом примененной Обществом рассматриваемой льготы), не произведено.

Суды приняли во внимание, что на протяжении многих лет Инспекция своими действиями сформировала у Общества соответствующие законные ожидания относительно оценки своего поведения (применения льготы по налогу на имущество) со стороны государства как правомерного, не требующего самостоятельного исправления, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу об отсутствии оснований для привлечения заявителя к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ в связи с недоказанностью его вины в совершенном правонарушении.

Требование удовлетворено, поскольку вина общества в совершенном правонарушении отсутствует, на протяжении многих лет налоговый орган своими действиями сформировал у общества законные ожидания относительно оценки применения льготы по налогу на имущество со стороны государства как правомерного, не требующего самостоятельного исправления.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА ОТ 11.11.2022 N Ф01-6145/2022 ПО ДЕЛУ N А43-4268/2022

Инспекция направила в адрес Общества в соответствии с пунктом 2 статьи 93.1 НК РФ требования о представлении документов (информации) контрагентов Общества.

Общество сообщило об отсутствии запрашиваемых документов, а также указало на тот факт, что к требованию не приложено поручение налогового органа, на учете в котором состоят организации, в отношении которых запрошены сведения, что, по мнению Общества, свидетельствует об отсутствии у Инспекции полномочий на проведение мероприятий налогового контроля в отношении контрагентов заявителя.

В связи с неисполнением Обществом требования Инспекция вынесла решение от о привлечении к ответственности за налоговое правонарушение по пункту 1 статьи 129.1 НК РФ в виде штрафа.

Общество не согласилось с решением Инспекции и обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом требование Общества было удовлетворено.

Рассмотрев кассационную жалобу Инспекции, суд округа не нашел правовых оснований для ее удовлетворения.

Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в их совокупности и взаимной связи, суды признали, что в рассматриваемом случае у Общества не имелось реальной возможности исполнения требования налогового органа по причине отсутствия у него испрашиваемых документов. Доказательств обратного в материалы дела не представлено.

При таких обстоятельствах суды сделали правильный вывод об отсутствии оснований для привлечения Общества к ответственности на основании пункта 1 статьи 129.1 НК РФ так как его действия не содержат состава вменяемого правонарушения и правомерно удовлетворили требование о признании недействительным решения Инспекции.

Судом кассационной инстанции не установлены существенные нарушения судами норм материального и (или) процессуального права, которые повлияли бы на исход дела, в связи с чем, судебные акты судов первой и апелляционной инстанций оставлены без изменения.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ВОЛГО-ВЯТСКОГО ОКРУГА ОТ 02.11.2022 N Ф01-5042/2022 ПО ДЕЛУ N А38-3086/2021

По итогам камеральной налоговой проверки декларации по НДС налоговая инспекция установила необоснованность заявленных вычетов по НДС, что повлекло неправомерное заявление налога к возмещению из бюджета и неуплату налога на добавленную стоимость.

При этом решение по материалам проверки налоговым органом принято не было.

Общество обратилось в Инспекцию с заявлением о возврате излишне уплаченного налога на добавленную стоимость, однако в возврате налога было отказано в связи с тем, что переплата, указанная в заявлении, не подтверждена налоговым органом, поскольку решение по камеральной проверке не вынесено.

Удовлетворяя требование Общества о возврате излишне уплаченного налога в спорной сумме, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что отсутствие на момент рассмотрения спора ненормативного акта, в котором были бы зафиксированы выявленные нарушения законодательства о налогах и сборах, расценивается как отсутствие законных оснований для отказа налогоплательщику в применении вычетов и в возмещении налога.

Однако, по мнению суда округа, суды не учли следующее.

Из материалов дела видно, что на момент обращения Общества с заявлением в суд решения по камеральной проверке уточненной налоговой декларации Инспекцией еще не были приняты.

В рассматриваемом случае суды подтвердили право Общества на возмещение сумм налога без проверки их обоснованности и правомерности, фактически освободив налогоплательщика от ответственности за совершение налогового правонарушения, что является неправомерным и направлено на подмену налогового органа в части осуществления им полномочий налогового контроля.

Суд округа отмечает, что на момент рассмотрения настоящего дела в суде кассационной инстанции Управлением ФНС приняты решения об отказе в привлечении Общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, а также об отказе в возмещении полностью суммы налога на добавленную стоимость, заявленной к возмещению. Данный факт подтверждает Общество в отзыве на кассационную жалобу.

Поскольку данное обстоятельство не было предметом исследования и оценки судов, а в силу статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд кассационной инстанции полномочиями по оценке и исследованию доказательств не обладает, вывод судов о наличии оснований для удовлетворения заявления Общества о возврате из бюджета излишне уплаченного налога на добавленную стоимость является преждевременным и не может быть признан соответствующим фактическим обстоятельствам дела.

Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суд не учел положения ст. 176 НК РФ, устанавливающей порядок возмещения НДС, а также не учел то, что принятие решения о возмещении (об отказе в возмещении) налога по результатам камеральной проверки относится исключительно к полномочиям налоговых органов.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 03.11.2022 N Ф05-26929/2022 ПО ДЕЛУ N А40-250895/2021

ПАО "Газпром" (далее - заявитель, общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения ИФНС (далее - инспекция, налоговый орган) в части доначисления налога на прибыль, предложения уплатить недоимку, пени, внесения необходимых исправлений в документы бухгалтерского и налогового учета.

Общество оспорило решение инспекции в части эпизода о занижении ПАО "Газпром" суммы налога на прибыль организаций в результате неверного исчисления сумм налога, уплаченного на территории иностранных государств.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, заявленные Обществом требования удовлетворены.

Как установлено судами, ПАО "Газпром" заключены договоры с резидентами Республики Беларусь и Украины, в соответствии с которыми ПАО "Газпром" получило доходы.

При выплате дохода иностранные организации, выступая в качестве налоговых агентов Украины и Республики Беларусь, в соответствии с национальным законодательством этих государств удержали налог с выплаченных доходов.

Эквивалент удержанной в иной валюте (валюте контракта) суммы определялся налоговыми агентами в соответствии с применимым национальным законодательством.

Заявитель полагал, что положения Соглашений об избежании двойного налогообложения между Республикой Беларусь и РФ, а также Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Украины позволяют вычесть уплаченную (удержанную) сумму из суммы российского налога на прибыль, исчисленного с дохода, из которого эта сумма налога была удержана.

ПАО "Газпром" при исчислении российского налога на прибыль включало в доход от реализации рублевый эквивалент всей суммы дохода, включая подлежащий удержанию налог. А при исчислении суммы налога на прибыль, подлежащего уплате в бюджет, вычитало из него рублевый эквивалент той суммы украинского или белорусского налога, которая с него была удержана иностранным налоговым агентом.

Удержанную в долларах США сумму иностранного налога ПАО "Газпром" пересчитывало в рубли с применением курса рубля по отношению к доллару США, установленному Банком России.

Инспекция не оспаривала право на вышеуказанный вычет, но считала, что сумма вычета была завышена. По мнению инспекции, для расчета суммы вычета должна использоваться не удержанная сумма рублей или долларов США, а сумма белорусских рублей и украинских гривен, перечисленная в бюджет иностранного государства. Поэтому нужно эту сумму перевести в рубли исходя из курса, установленного Банком России для белорусского рубля и украинской гривны. В результате данного нарушения сумма налога на прибыль организаций, по мнению инспекции, была занижена.

Суд округа, рассмотрев кассационную жалобу Инспекции, поддержал выводы нижестоящих судов, отметив что выводы судов о необходимости пересчета в рубли именно удержанной валюты, а не уплаченного в национальной валюте эквивалента удержанной суммы налога, являются правильными и подтверждаются также разъяснениями Минфина России, содержащимися в письмах от 04.06.2012 N 03-03-10/59, от 31.05.2017 N 03-12-11/3/33520, от 06.04.2018 N 03-08-05/23053, от 21.05.2018 N 03-08-05/34062 и Порядком заполнения налоговой декларации о доходах, полученных за рубежом.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ОТ 15.11.2022 N Ф05-25651/2022 ПО ДЕЛУ N А41-39150/2021

В налоговую инспекцию по телекоммуникационным каналам связи (далее-ТКС) от представителя общества "Мистраль", поступила уточненная налоговая декларация по НДС, декларация принята налоговым органом (далее - спорная налоговая декларация).

Как следует из материалов дела и объяснений лиц, участвующих в деле, спорная налоговая декларация подана в инспекцию по ТКС представителем общества "Мистраль" Балобановым Никитой Александровичем (далее - Балобанов Н.А.), доверенность от общества "Мистраль" в электронном виде представлена в инспекцию, отсканированная доверенность, приложенная к спорной налоговой декларации, поданной по ТКС, полностью соответствовала варианту доверенности, содержащейся в основном контейнере направленной уточненной декларации "Информационное сообщение о представительстве в отношениях, регулируемых законодательством о налогах и сборах" с указанием кода полномочий "99" - полные полномочия.

Общество "Мистраль" обратилось в инспекцию с требованием отменить принятие спорной налоговой декларации в связи с тем, что Балобановым Н.А. подана подложная налоговая декларация.

Также Общество пояснило, что Балобанов Н.А. не является представителем общества "Мистраль" в налоговых правоотношениях, поскольку доверенность ему не выдавалась.

В ответе Инспекции Обществу указано на обязанность налогоплательщика при обнаружении им ошибок в представленных ранее декларациях представить уточненную декларацию с необходимыми изменениями, также обществу "Мистраль" рекомендовано представить в инспекцию заявление об отзыве спорной доверенности.

Полагая, что действия инспекции по принятию спорной налоговой декларации по НДС нарушают права и законные интересы налогоплательщика в предпринимательской деятельности, общество "Мистраль" обратилось в арбитражный суд.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда в удовлетворении требований отказано.

При рассмотрении спора суды исходили из того, что Налоговым кодексом и Административным регламентом не предусмотрена обязанность налогового органа на стадии принятия поданной в электронном виде декларации (расчета) проверять содержание декларации (расчета), налоговый орган производит контроль соответствия поданного документа формату документа.

Принимая во внимание, что налоговый орган не вправе отказать в принятии налоговой декларации, представленной в электронной форме по установленному формату, подписанной усиленной квалифицированной электронной подписью уполномоченного представителя налогоплательщика, сведения о котором совпадают со сведениями о представителе, содержащимися в представленной доверенности, суды сделали вывод об отсутствии у инспекции правовых оснований для отказа в приеме указанного документа.

По мнению суда кассационной инстанции, судами не учтено следующее: налогоплательщикам помимо судебной защиты гарантируется административная защита их прав и законных интересов. Исходя из положений пункта 2 статьи 22 Налогового кодекса, устанавливающих обязанность налоговых органов обеспечивать права налогоплательщиков, налоговое администрирование должно осуществляться с учетом принципа добросовестности, предполагающего учет законных интересов плательщиков налогов.

В этой связи, не исключение из обработки налоговой декларации организации-налогоплательщика, поданной помимо воли самого налогоплательщика неуполномоченными лицами, входит в противоречие с основными задачами и целями функционирования правового государства.

Суд округа направил дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суды, не опровергая довода общества о принятии налоговым органом поданной неуполномоченным лицом уточненной налоговой декларации, не дали надлежащую оценку действиям налогового органа, не разрешили вопрос о реальном восстановлении нарушенного права общества, не определили порядок и сроки, необходимые для такового восстановления.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА ОТ 14.11.2022 N Ф06-24290/2022 ПО ДЕЛУ N А55-34049/2021

По результатам проверки Обществу доначислен НДС, налог на прибыль и пени. Как следует из материалов дела налоговым органом поставлена под сомнение реальность хозяйственных отношений налогоплательщика с его контрагентами.

Налоговый орган счёл, что поставка ТМЦ, оформленная от имени указанных контрагентов, в действительности не осуществлялась, а в целях налоговой экономии был создан формальный документооборот организациями, не имеющими необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Общество, не согласившись с решением Инспекции и обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу, что налогоплательщиком по каждому из контрагентов представлены относимые и допустимые доказательства, подтверждающие реальность хозяйственных отношений; налогоплательщик в проверенный период производил готовую продукцию с более широким ассортиментом, нежели учтено налоговым органом при анализе;

Суд апелляционной инстанции согласился с вышеизложенными доводами суда первой инстанции

Между тем, как указал суд кассационной инстанции, судам необходимо исходить из того, что по общему правилу сбор и раскрытие доказательств осуществляется как налоговым органом, так и налогоплательщиком на стадии осуществления мероприятий налогового контроля и в ходе досудебного разрешения налогового спора.

Из материалов дела усматривается, что налогоплательщиком в суд первой инстанции были представлены доказательства, не раскрытые им в ходе осуществления мероприятий налогового контроля и досудебного разрешения спора.

Указанные доказательства были приняты и оценены судом первой инстанции при вынесении решения. Однако решение суда первой инстанции не содержит доводов налогоплательщика, обосновывающих невозможность представления указанных документов на досудебной стадии рассмотрения спора, и результата оценки этих доводов судом первой инстанции.

Налоговым органом заявлены возражения относительно содержания дополнительных доказательств, представленных налогоплательщиком в суд первой инстанции.

Однако нижестоящими судами данные доводы налогового органа не рассмотрены, оценки не получили.

Кроме того, инспекция указывает на то, что вновь представленные в суд первой инстанции документы были представлены налогоплательщиком только в виде копий, оригиналы части документов для подтверждения подлинности не представлены.

Учитывая указанные обстоятельства, суд округа постановил передать дело на новое рассмотрение, поскольку не дана оценка допустимости представленных налогоплательщиком доказательств с учетом отсутствия у него оригиналов документов.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА ОТ 03.11.2022 N Ф06-24028/2022 ПО ДЕЛУ N А55-33245/2021

Инспекцией проведена выездная налоговая проверка по всем налогам и сборам.

По результатам проверки вынесено решение, которым налогоплательщик привлечен к ответственности, доначислены налоги и штрафы.

Основанием для принятия оспариваемого решения послужил вывод инспекции о совершении умышленных действий, выразившихся в сознательном искажении сведений о фактах хозяйственной жизни, об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и бухгалтерском учете по сделкам Общества по оказанию услуг. При этом Инспекция пришла к заключению, что учтенные налогоплательщиком в целях налогообложения, реально не исполнялись.

Общество, возражая против установленных в ходе проверки обстоятельств, обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Решением арбитражного суда первой признано недействительным решение инспекции о привлечении к ответственности, в части доначислений налогов и пени. На инспекцию возложена обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов общества. Постановлением арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Суда кассационной инстанции, исходя из установленных судами обстоятельств, а именно:

-        на момент осуществления хозяйственных операций с заявителем контрагенты являлись самостоятельными юридическими лицами, состояли на налоговом учете, были зарегистрированы в Едином государственном реестре юридических лиц, по адресу, указанному в первичных документах,

-        руководителем организаций значилось лица, которые указаны в качестве руководителей в первичных документах, представленных в материалы дела.

-        данные организации имели расчетные счета в банках, сдавали налоговую отчетность, в том числе по налогу на добавленную стоимость и налогу на прибыль.  

- первичные документы, представленные налогоплательщиком, подтверждают факт реальности хозяйственных отношений между контрагентами и заявителем по делу.

Таким образом, контрагенты осуществляли самостоятельную финансово-экономическую деятельность и не были подконтрольны заявителю. Доказательств обратного, налоговым органом в материалы дела не представлено.

Также суд округа отметил, что в нарушение требований налогового законодательства, оспариваемое решение налогового органа содержит противоречия и неточности, налоговым органом неполно выяснены, а в некоторых случаях проигнорированы факты взаимоотношений заявителя и контрагента, налоговым органом взяты в основу отдельные противоречивые и не относимые показания свидетелей.

Поскольку все операции налогоплательщика учтены в соответствии с действующим законодательством, контрагентами произведена уплата НДС в бюджет, начисление НДС налогоплательщику за те же операции является двойным налогообложением.

Основываясь на данных выводах кассационный суд оставил судебные акты нижестоящих судов без изменения, а жалобу налогового органа без удовлетворения.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 22.11.2022 N Ф09-8812/21 ПО ДЕЛУ N А76-4401/2021

Инспекцией проведена выездная налоговая проверка налогоплательщика по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов, по результатам которой налогоплательщику уменьшены убытки по налогу на прибыль организаций.

Кроме того, налогоплательщику предложено внести исправления в налоговую декларацию по налогу на прибыль организаций за 2016 год с учетом результатов выездной налоговой проверки в части остатка не перенесенного убытка на конец налогового периода.

Налоговый орган пришел к выводу о том, что налогоплательщик, при участии взаимозависимых и аффилированных лиц в лице обществ Х и У, в день поступления денежных средств по облигационному займу выдает заем за счет этих средств обществу Х, а затем в течение непродолжительного периода берет заем у общества У с увеличенной процентной ставкой на 1%.

Основываясь на указанных обстоятельствах налоговый орган пришел к выводу, что денежные средства, полученные налогоплательщиком от эмиссии облигаций, направлены на создание долговых обязательств с взаимозависимыми и аффилированными лицами, путем искусственного движения денежных средств с целью получения необоснованной налоговой экономии в виде начисленных процентов по долговым обязательствам, направленных на увеличение внереализационных расходов.

Не согласившись с вышеуказанным решением инспекции, налогоплательщик обратился в суд с заявлением о признании решения недействительным.

При рассмотрении дела суд первой инстанции констатировал, что основной целью совершения сделок у общества являлось получение налоговой экономии в виде начисленных процентов по долговым обязательствам, направленных на увеличение внереализационных расходов путем наращивания процентной ставки по полученному кредиту над процентной ставкой по выданному займу в рамках перечисления одних и тех же денежных средств, соответственно отказал в удовлетворении заявленных обществу требованию.

Отменяя решение суда, и принимая судебный акт об удовлетворении заявленных налогоплательщиком требований, суд апелляционной инстанции поддержал позицию общества о том, что налоговым органом не доказано нарушение налогоплательщиком пределов осуществления прав по исчислению налоговой базы и суммы налога на прибыль организаций, не доказано получение обществом необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения убытков по налогу на прибыль.

Суд кассационной инстанции согласился с указанными выводами суда апелляционной инстанции и отметил, что довод налогового органа о том, что расходы в виде процентов по полученному займу от общества Х не только не привели к положительному экономическому результату для общества в проверяемых и последующих налоговых периодах, но они даже не были нацелены и направлены на получение возможного дохода, противоречит обстоятельствам дела.

Экономическая обоснованность расходов, понесенных налогоплательщиком, определяется целевой направленностью на получение дохода в результате всей хозяйственной деятельности налогоплательщика, а не фактическим получением им доходов в конкретном налоговом (отчетном) периоде.

Все полученные доходы и понесенные расходы зеркально включались обществом и участниками рассматриваемых операций в налоговую базу по налогу на прибыль организаций, что не оспаривается налоговым и подтверждается фактическим исполнением сделок сторонами.

Исходя из указанных обстоятельств суд округа пришел к выводу о том, что позиция инспекция о недобросовестности налогоплательщика при достигнутом экономически выгодном для общества в результате осуществления спорных операций является ошибочной и противоречит статье 54.1. НК РФ.

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ АРБИТРАЖНОГО СУДА УРАЛЬСКОГО ОКРУГА ОТ 07.11.2022 N Ф09-6633/22 ПО ДЕЛУ N А50-688/2022

Налоговый орган начислил НДС, пени, штраф, указав на неправомерность не включения в налогооблагаемую базу денежных средств, полученных в рамках соглашения об изъятии недвижимого имущества для государственных нужд.

Основанием для доначисления налогоплательщику НДС. и соответствующих сумм пени, штрафных санкций, послужили выводы инспекции о занижении налогооблагаемой базы по НДС на стоимость реализации имущества (зданий, назначение нежилое). Данное недвижимое имущество было отчужденного по Соглашению об изъятии недвижимости для государственных нужд, заключенному между государственным органом и Обществом. В соответствии с указанным Соглашением в пользу гос.органа изымалось принадлежащая Обществу недвижимость, а гос.орган предоставлял возмещение за изымаемое имущество в определенном размере.

Предусмотренное соглашением возмещение было перечислено гос.органом во исполнение принятых по соглашению обязательств на расчетный счет Общества. 

По мнению инспекции, не включение налогоплательщиком в налоговую базу по НДС стоимости реализованного имущества (зданий нежилого назначения), полученной по названному соглашению, привело к занижению налогооблагаемой базы по НДС, что обусловило произведенные доначисления налога, сумм пени и штрафа.

Общество не согласилось с решением Инспекции и обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным судом требование Общества было удовлетворено.

Рассмотрев кассационную жалобу Инспекции, суд округа не нашел правовых оснований для ее удовлетворения.

В силу пункта 1 статьи 39 НК РФ реализацией товаров, работ или услуг организацией или индивидуальным предпринимателем признается соответственно передача на возмездной основе (в том числе обмен товарами, работами или услугами) права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу на безвозмездной основе.

Компенсация за изъятие земельного участка с находящимся на нем недвижимым имуществом, предусмотренная статьями 239.2, 281 ГК РФ, не является реализацией объектов недвижимости в смысле, придаваемом статьей 39 НК.

Таким образом, из смысла норм налогового законодательства Российской Федерации следует, что возмещение убытков (выплата компенсации) в размере стоимости изъятого для государственных (муниципальных) нужд имущества его собственнику не является операцией, облагаемой НДС, поскольку такие правоотношения являются установленным гражданским законодательством способом возмещения ущерба, причиненного в результате изъятия имущества.

Кроме того, судами установлено, что возмещение рыночной стоимости изъятого имущества произведено обществу без учета НДС.

 


Возврат к списку


























Профессиональная ответственность ООО "ЮНИФИН ЛТД" застрахована в САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 23.09.2022 г. по 22.09.2023 г. Страховой полис №  220Е0370R2311 от 23.09.2022 г.

Профессиональная ответственность ООО "АК ПАРТНЕР-АУДИТ" застрахована в  САО "ВСК" с лимитом ответственности 10 млн. руб. Срок страхования с 30.10.2021 г. по 29.10.2022 г. Страховой полис № 220Е0370R2500 от 30.10.2021 г.

Группа Юнифин Услуги Кадры
Публикации Вопрос-ответ Наши обзоры Арбитражные вести Форум

129090, Москва, ул. Гиляровского, д. 4, корп. 1, этаж 8
Телефоны/факсы: (495) 607-54-65, 607-56-68, 607-59-26, 607-74-92
E-mail: unifin@unifin.ru